ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Лево на борт! — прокричал Фудзита. Подчиняясь рулевой машине — подобно тому как это происходит при управлении спортивным автомобилем, — сорокапятитонный руль повернулся на девяносто градусов. Люди были отброшены на переборки, резервуары с водой и ветрозащитные экраны.

Затем Фудзита отдал приказ о повороте в противоположном направлении, при этом авианосец едва не раздавил «Флетчера», проходившего на расстоянии шести метров от его левого борта. Под торпедоносцами поднялись всплески воды.

— Торпеды! — раздался крик впередсмотрящего с фор-марса — Две — по правому борту и одна — по левому.

— По левому прошла мимо, адмирал! — прокричал Брент.

— Отлично. — Старик указал на правый борт. — С нас хватит и этих двух.

Секунду спустя сверху раздался громкий рев двух «Юмо-211», заставивший всех оторвать взгляд от пенных торпедных «пунктиров» и посмотреть в небо.

Брент поднял голову как раз вовремя — он увидел, как от пикирующих бомбардировщиков отделились две бомбы, а сами машины повернули влево, стараясь уйти на низкой высоте, над самой водой. Два черных блестящих цилиндра зависли прямо над головой энсина. Как завороженный, он наблюдал за их падением. Они летели рядом, словно связанные. Одна ударила в кормовой подъемник, пробив по крайней мере четыре палубы, и взрывом сорвала с места стальную платформу площадью одиннадцать квадратных метров и ее гидравлический привод, оставив на месте лишь насос. Платформа полетела за корму, как ненужный железный хлам. Другая бомба пробила настил полетной палубы, прошла сквозь нее, как нож сквозь масло, и взорвалась в топливном отсеке ангарной палубы, выбросив из чрева авианосца тонны пылающих обломков.

Схватившись одной рукой за плечо Фудзиты, а другой за стойку, Брент, а вместе с ним адмирал и все остальные упали на колени, когда мостик под их ногами встал на дыбы и от ветрозащитного экрана полетели осколки. От удара стальная облицовка вдавилась внутрь. Один лишь Демпстер, видимо глубоко пораженный тем, что натворила бомба, оставался стоять, приникнув к стеклу, несмотря на отчаянные попытки Марка Аллена стащить его вниз. Брент услышал характерный звук удара металла о кость и почувствовал, как ему на затылок полилось что-то теплое и липкое. Подняв глаза, он увидел, как Демпстер медленно повернулся к нему и осел с остекленевшим взглядом. Верхнюю часть его головы начисто, словно искусным взмахом гигантского скальпеля, срезало чуть выше бровей. Последний раз судорожно вздохнув всей грудью, Фрэнк Демпстер согнулся и упал, забрызгав палубу мозгами и кровью.

Сорвавшись с крепежных болтов, прокладочный стол отлетел в другой конец палубы и обрушился на кричавшего впередсмотрящего матроса Косиро, у которого вздыбившейся от взрывной волны решеткой были переломаны обе лодыжки. Репитер гирокомпаса слетел с карданного подвеса и был расплющен о переборку. Высоко вверху на фор-марсе голосил впередсмотрящий, его пронзительный крик, напоминавший паровой свисток, перекрывал грохот боя. Металлическими осколками ему оторвало руку и разворотило грудь, из которой широкой струей хлестала кровь. Беднягу отбросило с орудийной платформы к носовому центральному автомату стрельбы, и матрос свалился на барбет двадцатимиллиметрового орудия. Два прожектора и полдюжины спасательных плотов были вырваны из штабеля взрывом, а кормовой центральный автомат стрельбы под воздействием мощного удара стальной наружной обшивки, опасно отклонившейся к правому борту, сдвинулся со своих опор. Команда в панике бросилась к единственному оставшемуся выходу.

Пригибая Фудзиту к палубе одной рукой, а другой хватаясь за стойку, Брент, онемевший от ужаса, почувствовал, как сотрясается и вибрирует «Йонага». Как раз в тот момент, когда энсин и адмирал выпрямились, а остальные приникли к ветрозащитному экрану, всматриваясь в разгром, царивший на полетной палубе, ударили торпеды. Одна из них угодила в середину правого борта, другая вскрыла старую пробоину у кормы. К счастью, Брент все еще продолжал поддерживать Фудзиту и держаться за поручень.

Гром, звон, грохот сминаемой и лопающейся стали какофонией отзывались во всем корпусе судна, и авианосец дважды подпрыгнул, как смертельно раненный кит. Его конвульсивные судороги приподняли стальную решетку палубы под ногами Брента. Если бы Брент не держался крепко за поручни и не придерживал старика за плечи, то Фудзита пролетел бы через всю палубу, подобно Аллену и Кавамото, и лежал бы уже у переборки рядом с телом Демпстера и раненым впередсмотрящим. С грохотом орудийного выстрела в двух местах переломилась мачта; оттяжки и сигнальные реи беспомощно захлопали и заполоскались на ветру. Радужный дождь из разбитого стекла обрызгал ходовой мостик — это разлетелись вдребезги опознавательные огни. Агонию «Йонаги» усугублял жар, волнами поднимавшийся с горящей ангарной палубы; все, кто находился на мостике, задыхались от маслянистого черного дыма.

Фудзита наклонился поближе к уху Брента:

— Поверните его влево — на запад… запад… Ветер дует с севера.

Нетвердо стоя на ногах, Брент крикнул в переговорное устройство:

— Рулевая рубка! — Молчание. — Рулевая рубка! — повторил он.

— Рулевая рубка слушает, — ответил охрипший, глухой голос.

— Лево на борт. Курс два-семь-ноль.

Очень медленно, заваливаясь на бок — тысячи тонн воды заполняли его внутренность, — большой авианосец взял новый курс; северный бриз отнес дым и пары с подветренной стороны к левому борту.

— Стоп машины! Стоп машины, Брент-сан!

Брент повторил приказ в переговорное устройство. Двое санитаров убрали с мостика стонущего впередсмотрящего и тело Демпстера. Пульсация под ногами Брента прекратилась, и он ощутил пустоту в груди — было видно, что «Йонага» умирает. Но тут он вновь услышал под собой какой-то стук — это инженеры, должно быть находясь уже по горло в воде, включили трюмные помпы.

Удивительно, но старик адмирал уже снова твердо стоял на ногах. Глаза его были ясны, взгляд оценивающе пробегал по лицам команды. Итак, он оказался в открытом море на объятом пламенем судне, продырявленном двумя небывало мощными торпедами. Первое — это пожар. Он повернулся к Наоюки, который приводил в порядок свой большой, не по размеру, шлем.

— Команде живучести — начать работу по спасению ангарной палубы. Приступить к тушению пожара, все имеющееся топливо, бомбы, торпеды и горючие материалы — за борт. Командный пункт — представить рапорт о повреждениях.

— Докладывает капитан третьего ранга Ацуми. Аварийная сигнализация показывает повреждение топливных танков правого борта три, пять, семь, девять, одиннадцать, тринадцать и постов управления огнем девять, одиннадцать, тринадцать.

— Вспомогательный погреб с пятидюймовыми снарядами?

— В порядке, сэр.

— Машинное отделение три?

— Кормовая переборка деформирована и протекает, аварийное состояние кладовых пять-семь-один и пять-семь-три, кормового генераторного отделения и отделения опреснительной установки. — Ацуми сделал паузу. — Хуже обстоит дело с отсеком упорного подшипника по правому борту, центральным отсеком гребных электродвигателей, отделением рулевой машины правого борта и вспомогательным машинным отделением три. Угол наклона правого борта — шесть градусов.

— Для выравнивания крена затопим отсеки левого борта, — сообщил Фудзита Бренту и Марку Аллену и приказал Наоюки: — Капитану третьего ранга Ацуми — затопить левые були два, четыре, шесть, восемь, десять, двенадцать и четырнадцать. Команде живучести четыре — затопить левые отсеки с три-три-два по три-четыре-четыре. Капитан третьего ранга Фукиока ответил?

— Да, сэр.

— Капитану третьего ранга Фукиоке лично заняться ремонтом повреждений на ангарной палубе.

Телефонист передавал приказы, и Брент почувствовал, что крен уменьшается, по мере того как новые тысячи тонн воды заливались в левые були и отсеки. Только теперь он заметил, что орудийный огонь прекратился. Небо было чистым, лишь несколько «Зеро» набирали высоту и заходили на круг. Резко обернувшись, он увидел, что двенадцать «Флетчеров» приближаются к израненному неподвижному гиганту, защищая его своими корпусами.

64
{"b":"1106","o":1}