ЛитМир - Электронная Библиотека

Придерживая пленницу за руку, Ник осторожно спустил ее на землю. Она молча повалилась на траву. Ник соскочил с коня и склонился над ней. Она была в обмороке. Он поднял ее на руки и понес к хижине.

Дверь со скрипом отворилась, и Ной высунул голову в проем.

– Это вы, мистер Ник?

– Да, открывайка дверь пошире, Ной. У нас гостья. – Он пронес женщину в полутемную комнату и положил на кровать, на которой иногда отсыпался после ночных набегов на дороги Суссекса.

Руки незнакомки были в ссадинах и царапинах. Блестящие длинные локоны, такие же черные, как и ресницы, выбились из прически. Шляпка с перьями потерялась по дороге.

Ник бросил взгляд на ее бледное личико и заметил опущенные уголки пухлых губ и усталые тени вокруг глаз. Она выглядела так, словно не смыкала глаз целую неделю.

– Черт возьми, – пробормотал Ник, быстро снимая перчатки, плащ и сюртук.

– Богатый улов сегодня? – спросил Ной, тревожно поблескивая карими глазами.

– Богатый, это точно. Ее надо бы покормить. Похоже, она в пути не один день.

– Я тут сварил похлебку – думаю, вы проголодались. И хлеба кусок припас.

Ник перевязал волосы, присел на край кровати и принялся растирать тонкие руки пленницы. Он уже знал, что она невелика ростом, но ее хрупкое сложение несколько скрадывал пышный кринолин, грудь скромно прикрывала муслиновая косынка. На шее не было драгоценностей, и от этого она казалась тонкой и беззащитной. Ник внезапно ощутил неодолимое желание коснуться ее и провести ладонью по щеке, чтобы она пришла в себя и посмотрела ему в глаза.

Несмотря на помятую одежду и растрепанную прическу, незнакомка принадлежала к высшим слоям общества, к тому же в ней чувствовалась скрытая женственность, и Ник ощутил… Нет, не прилив безудержной страсти, пока только влечение – и это очень удивило, ведь они не сказали друг другу еще и двух слов.

Пленница вздохнула, застонала и открыла глаза. Темносиние, миндалевидные, они казались печальными. Женщина увидела Ника, узнала в нем своего похитителя и гневно нахмурилась.

– Ты все испортил, – прошипела она осипшим голосом и закашлялась. – Пропади ты пропадом!

– Зачем же так грубо? Я не сделал тебе ничего плохого. Она прикрыла глаза ладонью, и Ник заметил, что се рука до локтя покрыта царапинами – результат их бешеной скачки сквозь лесную чащу.

– Почему ты меня похитил? – устало спросила она. – Лучше бы позволил мне продолжить свой путь.

– Чтобы ты снабдила блюстителей закона подробным описанием моей внешности? Нет уж, благодарю покорно, мисс…

– Я скорее откушу себе язык, чем назову свое имя, – холодно отрезала она и взглянула на него темными загадочными глазами. Стоило ей только обратить на него взгляд, как его тут же охватило странное беспокойство. Он никогда раньше не видел таких печальных, недоверчивых глаз у молодой женщины. На него смотрели бездонные синие озера, наполненные болью и тоской.

«Боже правый!» – мысленно воскликнул потрясенный Ник, судорожно проглотив комок, подступивший к горлу. С трудом переведя дух, он произнес:

– Мне все равно, как тебя зовут. Можешь звать себя хоть Евой. А я тогда буду Адам.

Губы ее скривились в презрительной усмешке.

– И тебя так же легко обвести вокруг пальца, как и его?

– Меня уже однажды обманули, но я не настолько глуп, чтобы дважды попасться в одну и ту же ловушку. Во всяком случае, я горжусь тем, что меня обманула женщина, а не змейискуситель. – Он хотел помочь ей сесть, но она его оттолкнула.

– Не прикасайся ко мне! – взвизгнула она.

– Хорошо, Ева, как скажешь. – Он поднялся и потянулся, потом подсел к огню рядом с Ноем и взял миску с ячменной похлебкой. Уминая за обе щеки незатейливый ужин, он краем глаза следил за пленницей.

Она попыталась сесть, и он увидел у нее на щиколотке запекшуюся кровь. Ник отставил миску и шагнул к кровати.

– Да ты поранилась, – удивился он и опустился на колени, чтобы осмотреть ее ногу. Он ожидал сопротивления, но незнакомка покорно позволила ему потрогать рану. «Слишком устала, чтобы брыкаться, – подумал он. – Надо перевязать».

Он обернулся к Ною:

– Принесика миску с горячей водой и лоскут чистой ткани.

Он бросил взгляд на ее лицо, обрамленное черными шелковистыми локонами, и понял, что она сейчас снова потеряет сознание. С ее губ слетел прерывистый усталый вздох. Он коснулся ее побледневшей щеки – холодна как мрамор.

Ник взял ее за плечи и уложил на кровать. Сказочная фея, возникшая из тумана. Вот сейчас она вздохнет еще раз – и растворится в воздухе.

– Я так… так… – еле слышно прошептала она.

– …устала, – закончил он фразу и укрыл ее старым одеялом, изъеденным молью.

Ник взял миску с горячей водой и чистые лоскуты ткани у Ноя, который давно уже стоял рядом, почесывая затылок и чтото бормоча себе под нос.

– Пойди накорми лошадей, а я пока ее перевяжу, – буркнул он, и старик покорно вышел.

Надо бы потом снять с нее одежду, чтобы ей было легче дышать, подумал Ник и осторожно высвободил ее ногу изпод одеяла. Она попыталась ее отдернуть, но Ник крепко держал ее за лодыжку. Женщина тяжело вздохнула и закрыла глаза. Ник аккуратно промыл рану и туго перевязал, чтобы остановить кровотечение. Вокруг раны проступил темный синяк от ушиба. Ей наверняка было больно, но она не издала ни звука – только прикусила губу. Ника восхитила ее сила воли.

Затем он развязал шнурки верхней юбки и, приподняв женщину, стащил с нее мятый бархат. Он пощупал дорогую ткань. Судя по одежде, перед ним благородная леди, но кто она такая?

Ник проворно снял с нее кринолин и нижние юбки и ахнул – красота и совершенство форм его поразили. Округлые бедра и икры, изящные лодыжки, сквозь шелковую сорочку виднеется темный треугольник. Ник завороженно уставился на соблазнительную наготу, едва прикрытую тончайшим шелком.

Сжав кулаки, он боролся с охватившей его похотью. Как долго он ждал, когда Маргерит наконец утолит его страсть! Увы, он этого так и не дождался, и вот теперь сидит тут, уставясь как дурак на женские прелести. Такое тело способно кого угодно свести с ума и вызвать приступ вожделения.

Ник, проклиная свою слабость, с трудом заставил себя расшнуровать ее корсаж. Его внезапно вспыхнувшая страсть оскорбляла беспомощную измученную незнакомку, а он не привык брать женщин силой. Наконец он снял с нее корсаж и расшитый серебром лиф. Верх сорочки был обшит кружевами, И взгляд Ника невольно остановился на ее груди. Запретный плод.

«Ты смешон, Ник», – сказал он себе и возвел глаза к потолку, потирая шею и стараясь переключить свое внимание на чтонибудь безопасное.

Он представил себе бородавки на бабушкином подбородке, и это немного охладило его пыл. А воспоминание о черных жестких волосках, торчащих у нее из носа, и суровом взгляде окончательно привело его в чувство.

Вот и это соблазнительное тело когданибудь состарится и покроется бородавками и морщинами. Ник перевел дух – он сумел справиться с нахлынувшими эмоциями. Но, едва взглянув на свою пленницу, он засомневался: вряд ли из нее получится деспотичная старуха вроде его бабки.

Ник провел ладонью по ее телу и задержался на соблазнительной груди. Сквозь тонкую ткань он почувствовал затвердевший сосок. Она застонала и томно пошевелила бедрами. Черт бы ее побрал!

Сердце его бешено колотилось, когда он просунул под нее руку и стал ласкать соблазнительно округлые ягодицы сквозь скользкий шелк. Ее бедра задвигались в ответ, и он быстро прикрыл ее одеялом. Проклятая обольстительница! У нее на редкость аппетитные формы, и он с трудом сдерживался, чтобы не навалиться на нее и не прижаться к ее телу.

Он нежно провел рукой вдоль плавных изгибов ее ноги. Этот жест пробудил в нем нечто большее, чем просто желание. Странное чувство теснило ему грудь. На мгновение ему показалось, что он сейчас заплачет, но слезы не пролились, и он так и не понял, откуда возникло это желание.

Она повернула голову и внимательно посмотрела на него. Стыдно плакать в присутствии женщины, которая, кажется, видит его насквозь. Ночные грабители никогда не плачут. И он плакать не станет.

4
{"b":"11063","o":1}