ЛитМир - Электронная Библиотека

Итан нанял экипаж и одного подозрительного типа в качестве кучера. Теперь осталось похитить мисс Хиллиард и еще раз встретиться с ее отвратительным дядюшкой – и конец всем неприятностям! А заодно он избавится от извечной своей занозы по имени Ник. Двоюродный братец всегда поучал его, читал лекции о хороших манерах, велел уважать старших, унижал его и морально, и физически. Теперь он будет болтаться на виселице рядом с бродягами и ворами, и судорога сведет его лицо. Соседкой его будет какаянибудь беззубая старая карга. Так ему и надо.

– Я тоже туда приду, чтобы полюбоваться издалека, – сказал он вслух, повязывая галстук. Критически оглядев себя в зеркало, он нанес на бледные щеки румяна, с удовольствием представляя свое будущее без Ника Терстона.

Итан облизал губы и обвел их помадой. Он так близок к победе, что уже чувствует ее сладостный вкус. Он сел в кресло, и лакей Шепли набросил ему на плечи простыню, чтобы расчесать его волосы и посыпать их пудрой. Потом слуга перевязал их бархатной лентой и помог Итану надеть камзол, который он недавно сшил у своего портного. Портной грозился лишить его кредита, если Итан не оплатит счета в течение месяца.

«Что бы я делал без своего портного?» – подумал Итан, любуясь плечами на подкладке. Рана, которую нанес ему Ник у Лотос Блоссом, очень болела, но Итана это больше не волновало. Он стряхнул пудру с рукава. Скоро он решит все свои проблемы. Все! И начнет жизнь сначала. Он станет хозяином своей судьбы.

Но для начала он напишет анонимное письмо капитану Эмерсону. Затем похитит девицу. Он усмехнулся, глядя на серебряные пряжки своих туфель. Всему свое время. Шахматные фигурки ждут, когда он начнет их двигать по доске.

Ник решил обратиться за помощью к могущественному главному судье Вестминстера, сэру Генри Филдингу. Но сначала он должен был удостовериться, что Хиллиард все еще в Лондоне.

Он отвез Серину к магазину миссис Хопкинс на Хеймаркете и, только убедившись, что никто не видел, как она вошла в дом, поехал по своим делам. При мысли о разлуке с ней сердце его разрывалось на части.

– Я не хочу с тобой расставаться, – заявил он в последней попытке ее вернуть.

Она обратила на него свои синие загадочные глаза, в которые он хотел бы смотреть до конца своей жизни, и отрицательно покачала головой. Потом, поднявшись на цыпочки, поцеловала его в щеку.

– Прощай, Ник. Ты мне очень помог, и не только как защитник. Ты помог мне обрести душевный покой.

Она скользнула прочь, неуловимое видение, унесшее с собой его сердце и душу.

– Прощай, – повторила она и, легко взбежав по ступенькам, растворилась в полутьме прихожей.

С ней ушла последняя надежда. Гдето тикали часы, тяжело отсчитывая секунды, как будто время для них вдруг стало непосильной ношей. Да, в такие дни, как этот, так оно и есть.

Уже сгущались сумерки, и он приказал кучеру отвезти горничную в Суссекс. Вскочив в седло, он сказал Рафу:

– Давай посмотрим, сидит ли еще лев в своем логове.

Они разыскали клуб, в котором остановился Хиллиард, но им сообщили, что сэр Лютер последние две ночи отсутствовал. Прислуга понятия не имела, где он и когда вернется.

– Черт! – выругался Ник, возвращаясь к Рафу, который ждал его на улице. Раф спокойно взглянул на него. Трудно было вывести его из равновесия: на жизнь он смотрел с невозмутимостью философа. Конечно, в этом виновата частичная потеря памяти.

– Можно объехать игорные притоны. Если он все еще в Лондоне, там мы его непременно разыщем, – предложил Раф. – До ночи еще далеко.

Они побывали в семи наиболее популярных игорных домах, но Хиллиарда нигде не было. Ник навел справки, но лакеи тоже его не видели.

– Вот невезение! – с досадой вскричал Ник. Нахлобучив треуголку, он вскочил на коня. – Куда, черт подери, он подевался?

– Подождем у его клуба. Если он в Лондоне, то непременно туда вернется.

Ник согласился с другом, но ждать врага в засаде ему не оченьто хотелось.

На следующее утро Итан послал Серине записку, в которой говорилось, что он хотел бы с ней встретиться, поскольку у него имеются важные сведения, касающиеся ее дяди. Он нашел свидетеля.

– Откуда он узнал, что я здесь живу? – вслух спросила себя Серина, взволнованно комкая записку. В магазине оставаться теперь небезопасно.

Может, послушать, что скажет Итан? Да, он никчемное существо, но не стоит делать его своим врагом. Интересно, что ему известно о Лютере Хиллиарде? Любая улика поможет привлечь сэра Лютера к суду.

– Вы уходите? – спросила Молли Хопкинс, увидев, что Серина накидывает плащ и кладет письмо в карман.

– Да, мне надо узнать коечто, касающееся моего дяди. Я скоро вернусь.

– Будьте осторожны. Вас никто не должен видеть. Сэр Лютер наверняка следит за домом.

По спине Серины пробежал холодок. Ей было страшно покидать дом, но у нее не было выбора. Рядом с ней больше нет Ника.

– Не беспокойтесь обо мне, – улыбнулась она и вышла через заднее крыльцо на узкую аллею. Нагнув голову и надвинув на глаза капюшон плаща, она торопливо зашагала по улице и вскоре свернула за угол. Там она села в портшез и приказала отнести ее на Берклисквер.

Дворецкий проводил ее в гостиную, в которой она должна была встретиться с Итаном. Она ждала его с нетерпением, и он появился спустя пару минут в плаще и перчатках, как будто собирался на выход.

– Мисс Хиллиард, – произнес он, льстиво улыбаясь. – Я польщен, что вы почтили меня своим присутствием. Мне кажется, мисс Хопкинс не позволила бы мне увидеться с вами.

– Откуда вы узнали, где меня искать?

Он выпятил губы, и глаза его лукаво сверкнули. Злобный бес, подумала она.

– Я видел вас на улице и проследил за вами до самого дома. Из чистого любопытства, уверяю вас.

Ей стало не по себе, и она сердито воззрилась на него.

– Я хочу, чтобы вы встретились со свидетелем, который видел, как ваш дядя убил, вашего отца. Идемте, надо спешить, иначе будет поздно.

– Я вас не понимаю, – нахмурилась Серина, заподозрив неладное. – Без сопровождающего я с вами никуда не поеду.

Он склонил голову набок и криво улыбнулся напомаженными губами.

– Но вы ведь уже здесь, пришли ко мне без сопровождения и не станете отвергать мою помощь. Это было бы глупо. Я отвезу вас к бывшему дворецкому вашего дяди, который расскажет вам о других его преступлениях. – Он склонил голову на другую сторону, чем напомнил ей лживую хитрую птицу с перьями из бархата и парчи. – Вы должны мне довериться, если хотите собрать побольше улик. Свидетельство дворецкого придаст вес вашим обвинениям.

– Я не знаю…

– Почему вы сомневаетесь во мне? – нетерпеливо спросил он, надевая перчатки.

Серина подумала о Калли Вайн, но сэр Итан вряд ли собирается обесчестить и ее. В отличие от Калли она более опытна и сумеет за себя постоять. Надо непременно узнать побольше о дядиных преступлениях.

– Скажите мне, куда идти, – наконец решилась она. Если дворецкий Лютера будет свидетельствовать в суде…

– Конюшни у «КовентГарден», дорогая. Он сейчас там.

Тяжело вздохнув, она вышла через парадную дверь, которую он предупредительно распахнул перед ней. Не следовало приходить сюда одной, но теперь уже поздно сожалеть об этом.

Сэр Итан не переставал улыбаться, усаживаясь в карету Левертонов. Он прямотаки излучал довольство собой и пребывал в прекрасном расположении духа, выказывая по отношению к Серине галантность и предупредительность.

Карета покатила в восточную часть города. Серина узнала рыночную площадь с цветочными и фруктовыми лотками.

Вскоре они свернули в темную аллею.

– Мы почти приехали, – произнес сэр Итан с легкой полуулыбкой.

«Мне не следовало приходить», – снова подумала Серина, по карета остановилась, и ей пришлось выйти.

До нее донесся знакомый запах лошадиного навоза. А вот и конюшня – длинное полуразрушенное здание, внутри которого па полу лежали кучи навоза, а на стенах висела упряжь. Сэр Итан не солгал. Она вошла в дверь, почти уверенная, что увидит там своего дядю, но внутри никого не было – пустые стойла и лестница, ведущая на верхний этаж.

58
{"b":"11063","o":1}