ЛитМир - Электронная Библиотека

Итан побледнел от страха, что было заметно даже в полумраке зала.

– Запомни мои слова, или я с тобой разделаюсь! – прошипел Ник. Он резко выпустил Итана, и тот плюхнулся на стул. – Меня от тебя тошнит! – Отведя душу, Ник встал изза стола.

Очутившись на улице, он, пытаясь успокоиться, глубоко вдохнул холодный осенний воздух. В ушах шумело, взгляд заволокла красная пелена гнева.

Раф вышел вслед за ним. Он бросил монетку уличному мальчишке, который присматривал за их лошадьми, и протянул поводья Нику.

– Едем. Не обращай внимания на Левертона – он пытается тебя разозлить. Сосредоточься на нашем Деле. Мы должны изловить Хиллиарда.

– Ты прав, – кивнул Ник.

Они провели остаток дня в поисках сэра Лютера, но так и не нашли его. Никто не знал, где он скрывается.

Глава 26

Холод просачивался сквозь трещины в стенах и пробирал Серину до костей. Поначалу ей было противно прикасаться к грязному покрывалу, но под утро, окончательно заледенев, она сдалась и набросила его на плечи. Если она подхватит воспаление легких, побег осуществить не удастся. Она не имеет права умереть, пока сэр Лютер не предстанет перед судом.

Желудок свело от голода, но никто не собирался приносить ей еду. За всю ночь она не услышала ни звука – конюшни оказались заброшенными.

Только отдаленный шум города доносился в ее каморку. Она забылась тяжелым сном, в котором ее опять мучили старые кошмары.

Она проснулась и сначала не могла сообразить, где находится. Рассвет просочился сквозь щели, и мрак слегка рассеялся. Шея ее ныла от неудобной позы. Она со стоном потянулась, разминая затекшую спину. Чувствуя себя глубоко несчастной, она с трудом заставила себя встать.

Дяди здесь не было, но она ощущала его зловещую тень каждой клеточкой своего тела. Скорее всего именно он стоит за ее похищением, а сэр Итан выполняет его приказ. Может, ей осталось жить всего лишь несколько дней или часов… Она содрогнулась. Господи, ну как можно было так глупо попасться? Она замолотила кулаками в дверь, но кругом царила тишина.

Утром того же дня на лестнице послышались шаги. Серина схватила со стола глиняную кружку, на донышке которой застыла какаято жидкость. Это ее единственное оружие, и она должна его использовать по назначению. Она притаилась у двери. Засов со скрежетом отодвинулся. Руки ее тряслись, дыхание участилось.

Дверь распахнулась, но прежде чем Серина успела стукнуть вошедшего кружкой по голове, она увидела дуло мушкета, направленное ей в лицо. Она медленно поставила кружку на стол.

Вслед за мушкетом в каморке появился сгорбленный старик с женщиной в сером платье и сером чепце, что делало ее похожей на мышь. Не глядя на Серину, она поставила на стол корзинку с едой и выскользнула наружу.

– Ешьте, мисс, – приказал старик, не опуская мушкета.

– Прошу вас, отпустите меня, – взмолилась Серина. – Я ничего вам не сделала. За мной скоро придет убийца. Послушайте свою совесть, отпустите меня.

Он покачал головой и вышел, задвинув засов. Он даже не стал с ней разговаривать.

Серина в ярости пнула дверь ногой, но в ответ послышались торопливые удаляющиеся шаги. Ей хотелось запустить корзинкой в стену, но голод заставил ее передумать.

Она разломила хлеб и принялась жадно есть. В корзинке она также обнаружила сыр, куриную ногу и кувшин с подогретым элем. Она не сможет отсюда сбежать, если будет умирать от голода. Старательно съев все до последней крошки, она стала разрабатывать новый план побега, поскольку кружка, как уже стало ясно, в качестве оружия не годилась. Она обдумала разные варианты и в конце концов пришла к выводу, что не сможет выбраться из» заточения. Она не знала, зачем ее похитили, но почемуто была уверена, что очень скоро встретится со своим дядей.

Ник почти весь день проспал в своем убежище у СентДжайлза. Раф разбудил его ближе к вечеру и принес ему чашку чаю.

– Думаю, Хиллиард вернулся в Сомерсет, – задумчиво сказал он, глядя в окно.

– Я послал Ноя проверить, так ли это. Он вернется завтра вечером. А пока нам остается только наблюдать за клубом. Это сделает Лонни, а мы будем ждать от него вестей. – Ник прислонился к спинке кровати и отхлебнул чаю. Он обнаружил на постели красную ленточку, забытую Сериной, и, наматывая ее на палец, вспоминал шелковистую кожу своей возлюбленной.

– Ты скоро сойдешь с ума от ожидания, – нахмурился Раф.

– Я думал о том, что говорили Полли и Итан. Если дочь Алларда везет свое приданое в Суссекс, мы могли бы их перехватить на дороге. Нападем на карету в какомнибудь укромном месте. Аллард богат, и я был бы не прочь позаимствовать у него драгоценности. Платье мисс Дафны нам не нужно, только ее бриллианты. Это позволит мне выкупить закладную, и я с чистым сердцем распрощаюсь с Полуночным разбойником.

Раф глубоко вздохнул.

– Мне будет не хватать наших рискованных авантюр.

– Тебе надо разузнать правду о твоем прошлом, Раф. Если ты будешь грабить путешественников в одиночку, то скоро закончишь жизнь в петле.

Раф помрачнел, и Ник дорого бы дал, чтобы узнать, о чем он думает. За внешним спокойствием явно шла напряженная работа мысли.

– Не думаю, что это когонибудь огорчит, – проговорил наконец Раф, прислонившись к оконной раме.

– Меня огорчит, черт побери! – Ник откинул одеяло и начал быстро одеваться. – Мы совершим последний набег и поставим точку на нашей карьере разбойников с большой дороги.

Раф отошел от окна.

– Да… ты прав, Ник. Последний набег… Наша карьера должна закончиться удачно. Или неудачно.

– Не смей так говорить! – Ник надел камзол и торопливо застегнул его. – Идем же скорее.

Сэр Лютер Хиллиард провел два дня в порочных объятиях куртизанки. В ее постели на алых простынях он потратил почти все силы, но и удовлетворил свои плотские желания. Ночи любви требуют жертв, думал он, с трудом поднимаясь по ступенькам особняка Левертонов на Берклисквер.

Левертон оставил ему записку в его клубе, и сэр Лютер, быстро переодевшись, отправился к нему, чтобы услышать приятную новость.

– Она у меня, – обрадовал его Итак, встретив Лютера в холле. – Я похитил ее еще вчера, по не мог вас найти.

– Отличная работа!

Сэр Итан провел его в полутемную гостиную, окна которой были занавешены от яркого солнца. Он предложил гостю бокал превосходного вина, и сэр Лютер подумал, что его жизнь наконецто начинает налаживаться. Единственная свидетельница похищена, и ему предстоит решить, как с ней поступить. Он опустился на диван, слушая Левертона.

– Сэр Лютер, я полагаю, будет лучше вывезти ее из Лондона. Я знаю уединенный домик в Суссексе, где вы сможете покончить с ней без шума и избавиться от тела. Никто ничего не узнает. Я знаю там все тропинки и буду вашим проводником.

Сэр Лютер обдумал предложение молодого человека и счел его весьма подходящим.

– Хорошо, я полагаюсь на тебя. Когда ты передашь мне Серину, я выплачу тебе остаток суммы. И ты непременно должен меня сопровождать.

Сэр Итан подошел к камину и взял с каминной полки сложенный лист бумаги.

– Я нарисовал подробный план дороги к хижине, но поеду с вами только до поворота. Ведь вам не нужны свидетели.

Сэр Лютер усмехнулся.

– Клянусь дьяволом, неплохо придумано! А ты сообразительный парень, Левертон!

Итан приободрился, словно уже получил свои двадцать тысяч фунтов. В то же время он чувствовал, что Хиллиарду нельзя доверять. Как только он выдаст ему Серину, Лютер захочет избавиться от единственного свидетеля, который знал о его планах касательно племянницы.

Итан радовался, что разгадал хитрость Хиллиарда. Скоро в ловушку попадется и Ник, а потом и Хиллиард с помощью капитана Эмерсона. Итан был уверен, что Ник непременно захочет ограбить карету леди Дафны… а сама она ни о чем таком и не подозревает. Она сейчас, наверное, сидит дома, вышивает покрывала на кресла и мечтает, что какойнибудь идиот сделает ей предложение. Толстая дура! Спасибо Полли – придумал эту историю с помолвкой Дафны.

60
{"b":"11063","o":1}