ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это ты хорошо придумал, — одобрительно кивнул Раф. — Здесь особо не развернешься. Со мной, я думаю, за это время ничего не случится. Надеюсь, Андриа проникнется сочувствием и потерпит… мое присутствие, пока все не прояснится. — Он замялся, надеясь, что так и будет. — Я знаю лишь одно — я не уеду отсюда, пока не узнаю, кто похитил мою дочь.

— Я буду молиться за тебя, Раф. — Серина порывисто обняла его.

Сейчас ему было так хорошо, что хотелось, чтобы этот миг никогда не кончался.

— Андриа не меньше меня нуждается в поддержке. Молись и за нее тоже.

— Я скоро вернусь с хорошими новостями, — пообещал Ник. — Мы уедем на рассвете, а сейчас давай нагрянем в Лохлейд, но так, чтобы нас никто не обнаружил. Я должен увидеть тот портрет.

Раф кивнул, и они отправились в конюшню. Вопреки их ожиданиям проникнуть в Лохлейд незамеченными оказалось совсем не сложно. Но, войдя в галерею, они обнаружили — о ужас! — что портретов на месте нет. Ни того, где Раф с Андрией были запечатлены после свадьбы, ни двух других — Джулиана и старого лорда с Бриджит на руках.

— Бо держал их в том темном углу за бархатными шторами, — прошептал Раф. — Наверное, догадался, что мы ими заинтересовались, и решил убрать. С глаз долой, из сердца вон.

Их внимание привлекли блики огня, отражавшиеся на оконном стекле. Обменявшись взглядами, друзья подошли к окну. Недалеко от дома, за деревьями, горел небольшой костерок.

— Я подозреваю, что эти картины теперь там, — сказал Раф. — Мы пришли слишком поздно.

Они бесшумно вышли из дома и, держась в тени, подошли к костру. Расшвыряв сапогами костер, они увидели в золе обломки золоченых рам и обуглившиеся куски холстов.

— За что? — Раф пришел в ярость.

— За то, что ты приехал в Роуэн-Гейт. Своим появлением ты привел в движение черные силы. — Ник с мрачным видом уставился на огонь. — Саксон открыто продемонстрировал свое истинное отношение к тебе. И к Андрии.

Друзьям ничего не оставалось делать, как вернуться в гостиницу.

Утром Раф попрощался с Ником и его женой. Теперь он остался совсем один. Сознание, что ему предстоит встреча с прошлым, не давало ему покоя — никто не проживет за него этот отрезок жизни.

Андриа не находила себе места. После того как она выпроводила Рафа, ее раздирали противоречивые чувства. Ей хотелось ощущать на своем теле сильные мужские руки, от которых у нее закипала кровь. И в то же время она старалась забыть их разговор, да и его самого тоже.

В соседней комнате не было слышно ни стука, ни скрипа, ни шагов. Это означало, что Рафа там нет. Мысли Андрии опять вернулись к Бриджит. Что с ней могло случиться? Она вылезла из теплой постели и позвонила в колокольчик, чтобы горничная помогла ей одеться. Пожалуй, можно присоединиться к Бо, даже если одежда не совсем подходит для их компании. Может, кто-то из гостей знает что-нибудь о Бриджит?

Через минуту вошла молоденькая девушка и присела в реверансе прямо в дверях. В руках у нее переливался ворох бледно-голубого шелка, отделанного роскошными кружевами.

— Миледи, — смущенно потупилась горничная, — лорд Лохлейд прислал вам это платье. Он сказал, может быть, вам будет приятно его надеть, если… если вы захотите… если вы почувствуете себя лучше… Он сказал, что будет рад вас видеть…

Андриа взяла у нее платье и встряхнула. Это был очень красивый наряд с глубоким декольте и рукавами, украшенными кружевами и пропущенными сквозь них золотистыми шелковыми нитями. Шелковая ткань сверкала и переливалась в отблесках огня. Зачем Бо держит в Лохлейде дамскую одежду? Среди его родственников, живших в этом доме, не было ни одной женщины. Платье, хоть и не являло собой образец последней моды, явно было новое. Заинтригованная, Андриа решила его надеть.

Горничная соорудила ей искусную прическу, платье великолепно смотрелось на кринолине, на щеках горел румянец — словом, она была готова отправиться хоть на бал. Впервые за последние годы Андриа почувствовала себя женственной и привлекательной.

Когда она сошла вниз, дворецкий в обеденном зале о чем-то говорил с хозяином. Услышав шаги, Бо отмахнулся от слуги и уставился на нее восхищенным взглядом.

— Андриа, я так рад, что тебе стало лучше! Ты должна сесть рядом со мной. Я хочу предложить тебе отведать эти блюда.

— Бо, я пришла сюда не для этого.

Он картинно приложил руку к сердцу.

— Своим отказом ты нанесешь мне смертельную обиду, — сказал он и, положив ее руку себе на локоть, повел к столу. — А где наш блудный сын?

— Не знаю. Я отдыхала в своей комнате.

Бо похлопал ее по руке:

— Ни о чем не беспокойся, дорогая. Я обо всем позабочусь. Тело Дейзи Суон уже осматривает наш доктор.

— Ну что ж, нам остается только ждать. Скажи, Бо, зачем ты держишь эти элегантные платья? Ожидаешь, что какая-нибудь леди… моей комплекции однажды составит тебе компанию?

— О, пустяки, — засмеялся он. — Я заказал несколько разных размеров. И это на тот случай, если какую-нибудь незадачливую леди штормом выбросит на берег в окрестностях Лохлейда. И вдруг окажется, что ей нечего будет надеть.

— Гм… и ты всегда такой галантный спасатель? — улыбнулась Андриа, высвобождая свою руку. — Только как-то трудно представить, чтобы те незадачливые леди оказались на пороге твоего дома без одежды.

— От этих разговоров в моем воображении рождаются восхитительные картины, — шепнул Бо ей на ухо. — Может, я горжусь собой, что я такой идеальный хозяин, — добавил он с озорной ухмылкой.

— Ты очень хороший хозяин, — подтвердила Андриа. Вдруг ее охватило разочарование, что рядом с ней нет Рафа. Но почему это ее так расстроило?

Она одарила гостей сияющей улыбкой, по очереди оглядев их. Здесь были франтоватый мистер Ярроу с женой, лорд Дьюранд, леди Хейс и мистер Каннингем. Все они жили в соседних поместьях. Андриа хорошо знала каждого из них, но в отличие от Бо у нее никогда не было с этими людьми тесных отношений. Кроме того, она еще не забыла ту неприятную встречу с ними в «Перепеле и зайце».

— Андриа Саксон! — воскликнул Оливер Ярроу. — Мне не пригрезился ваш прекрасный силуэт? Вот уж не ожидал увидеть вас сегодня!

Андриа улыбнулась ему:

— Я подумала и решила принять приглашение кузена. Было бы невежливо с моей стороны его отклонить. — Димсдейл выдвинул для нее кресло рядом с Бо, восседавшим во главе стола. Все взгляды тотчас устремились на нее. Смутившись, она постаралась поскорее сесть на свое место.

В тот же миг перед ней появилась тарелка с душистым лососевым супом. Только сейчас она вспомнила, что за весь день у нее во рту не было ни крошки. Она быстро съела суп и почувствовала, как возвращаются силы.

Она знала, что черные глаза Бо следят за каждым ее движением. Почему он ей так не нравится? Ведь он всегда относился к ней неизменно вежливо и предупредительно. Тогда что мешает ей ответить ему тем же?

— У тебя выдающийся повар, Бо. О нем можно слагать легенды.

— Это то, чего я и добивался, — улыбнулся он. — Лучшие повара, лучшие продукты. Мне следует заботиться о своей репутации, ведь я самый влиятельный из здешних пэров.

«Если бы он мог, наверное, сам себя похлопал бы по спине», — брезгливо подумала Андриа.

— Ну, что касается влияния, так ты добился гораздо большего, чем мой покойный отец. Того в основном интересовали охота и гончие.

Лицо Бо вдруг напряглось. Андриа удивленно посмотрела на него. Он очень аккуратно поставил на стол свой стакан с вином.

— Извини, что я это говорю, но твой отец многого не замечал. Он не ценил то, что имел. — Бо улыбнулся, но его улыбка выглядела принужденной. — Самая большая драгоценность, которой он владел, — это ты.

— Как ты любезен, Бо, — вежливо улыбнулась Андриа и потянулась к стоявшему рядом с ее тарелкой бокалу с красным вином.

Сидевшая напротив Андрии Офелия Ярроу вычерпывала из тарелки остатки супа. Андриа наблюдала, как она изящно отправляет ложку в рот. Когда мужчины завели разговор о последнем охотничьем состязании, пожилая леди почему-то занервничала. Она с тревогой поглядывала то на одного, то на другого. Может быть, она не любила разговоры о том, как убивают животных?

24
{"b":"11064","o":1}