ЛитМир - Электронная Библиотека

— Беспокоишься, как пройдет встреча с отцом по прошествии двух лет? — спросил Ник, когда они двинулись за каретой, которая пересекла старый каменный мост и уже въезжала в деревню.

— Да… видимо. Я не знаю, как сложатся наши отношения. Может, он встретит меня враждебно, но я все же надеюсь, что мы будем друзьями. Я узнаю правду по его реакции.

— К этому времени он уже должен был получить твое письмо. Как бы то ни было, но ему следует радоваться, что ты жив. В конце концов, последние два года твои родные, наверное, считали тебя погибшим.

Раф перевел Грома на шаг и взглянул вперед. Дорога, извиваясь, уходила вверх и вдавалась глубокой бороздой между скалами, словно исполненная решимости сохранить свою власть над горой.

— А эту тропу я помню. — Раф остановился на каменном мосту и посмотрел вниз на черное зеркало воды. — В этом месте река таит в себе какой-то скрытый смысл, но не помню какой.

Ник плотнее завернулся в плащ.

— Здесь адски холодно, а вода выглядит еще холоднее.

Раф обратил лицо к затянутому тучами небу, чувствуя, как морозный воздух заполняет легкие. Зарождающееся в душе смутное воспоминание, сжимавшее его сердце, говорило о том, что в прошлом здесь произошло что-то ужасное, и это что-то каким-то образом связано с рекой.

Думая об этом, он машинально последовал за другом. Неожиданно взору его предстало нагромождение холмов, откатывающихся к горизонту, а прямо перед ним, будто зажатая в ковше, лежала деревня.

Из низких черных туч валил снег, засыпая дома белым покрывалом, и церковь Роуэн-Гейта с высокой прямоугольной, истинно норманнской башней вмиг окуталась белой вуалью. По дороге Ник говорил о разных архитектурных стилях, и Раф пришел к выводу, что ему придется изучать историю заново. А может, в один прекрасный день память сама вернется к нему?

— Вот она, эта деревня. Ты узнаешь ее, Раф?

Раф покачал головой:

— Нет. Не более чем любую из тех, мимо которых мы проезжали. — Помолчав, он задумчиво произнес: — Там написано: Роуэн-Гейт. Должно быть, от родового имени Роу-энов?

— К семейству коих ты, кстати, принадлежишь. Правда, само поместье я пока не могу разглядеть. Наверное, оно на другой стороне той горы.

Они молча последовали дальше. Карета, ехавшая чуть впереди, протащившись мимо сторожки, остановилась во дворе местной гостиницы. Все дома в деревне были сложены из необработанного серого камня и казались высеченными из скал, на которых они стояли.

Заметив во дворе группу людей, Раф напрягся. Узнают ли они его?

К парадному крыльцу подкатил экипаж с четверкой великолепных гнедых. Молодая женщина в подбитом мехом плаще и широкополой бархатной шляпе с загнутым страусовым пером задержалась на ступеньках с одним из джентльменов. Пока она беседовала с мужчиной с серебристыми волосами, другая леди, пожилая и дородная, настойчиво тянула ее за руку, призывая сесть в карету.

Раф осадил своего жеребца, привлеченный очаровательным лицом незнакомки. В совершенном розово-кремовом овале, обрамленном белокурыми вьющимися волосами, было что-то такое, что приковывало к нему взгляд. Но не широко посаженные, лучистые синие глаза с загибающимися ресницами, а что-то сокрытое внутри, оставляющее впечатление тяжкой скорби и множества неразрешенных вопросов. Глубокая печаль в глазах молодой леди ввергла Рафа в такое смятение, что он почти перестал дышать. Он потряс головой, чтобы разорвать колдовские путы, но так и не смог оторвать взгляд от этого необычного лица.

Ошеломленный, он упивался красотой незнакомки, а ее лицо, искаженное страданием, приковало его внимание. Наконец он неохотно отвел взгляд.

Оглянувшись по сторонам, Раф увидел Ника, беседующего с хозяином. Внимание его снова переключилось на молодую женщину. Он соскочил с седла и, привязав жеребца к столбу, медленно направился к группе мужчин, стоявших на крыльце. Вообще-то он всегда избегал толпы, но на этот раз что-то неудержимо влекло его вперед.

Молодая леди наконец заметила его и посмотрела ему прямо в лицо. Ее взгляд по силе был равносилен удару молота в грудь. Раф споткнулся и замедлил шаг. В голове его пронеслось множество мыслей, но они не складывались в сколько-нибудь внятные и связные умозаключения. Его сердце неожиданно застучало, а голова закружилась.

Женщина негромко вскрикнула, и ее рука в перчатке — такая маленькая! — взметнулась ко рту. Лицо ее побледнело, испуганные глаза расширились и потемнели, будто она увидела привидение.

Раф вспомнил, что уже встречал ее в Лондоне, когда они с Ником и Сериной заглядывали в шляпный магазинчик. Так вот почему это лицо показалось ему знакомым! Сердце тотчас отозвалось приглушенным стуком, точно внезапно испытав разочарование. По всей видимости, эта женщина не имеет отношения к его прошлому, заключил Раф. Но как же она очаровательна! И сколько в ней искренности!

Джентльмены на ступеньках смотрели на него с величайшим презрением. В своем простом черном сюртуке и нанковых бриджах под плащом Раф сильно отличался от них, чванливых и расфранченных, ибо, даже вернувшись в Англию, он не пытался следовать современной мужской моде.

Человек с седыми волосами взмахнул треуголкой и отвесил Рафу элегантный поклон.

— Ну и ну! Разрази меня гром, если это не Рафаэль Ховард! Блудный сын вернулся! А мы думали, ты отдал концы во Фландрии.

— Боюсь, что мы не знакомы. — Раф с недоумением смотрел в насмешливые карие глаза. Он не узнавал ни одного из стоявших перед ним джентльменов.

— Пойдем, Андриа, — нетерпеливо позвала полная леди. — Нечего мешкать.

Та, кого назвали Андрией, не отрываясь смотрела на Рафа огромными расширенными глазами. Она стояла, будто окаменев, с искаженным от ужаса лицом, словно ненароком оказалась в центре жуткого кошмара.

— Ты! — вскричала она наконец, прислоняясь к стене в поисках опоры. — Как ты посмел снова сюда явиться?

Светловолосый джентльмен подставил ей согнутый локоть. Леди вцепилась в его руку, с трудом удерживая равновесие. Казалось, она вот-вот упадет в обморок.

Раф поклонился.

— Извините, сударыня, если я шокировал вас своим внешним видом, — виновато произнес он, — но я вас не помню. Никого из вас. И осмелюсь сказать, мы останемся незнакомцами, покуда не будем представлены друг другу.

— Нет, вы посмотрите на него! — воскликнул мужчина, протянувший леди руку помощи. — Этот тип явился сюда как ни в чем не бывало и прикрывается какими-то извинениями. Он, как всегда, самонадеян сверх всякой меры!

Его приятели захохотали. Рафу показалось, что он видит страшный сон. Почему они смотрят на него с презрением? Почему он вдруг стал чужим в этом мире, и где его друзья?

— Ты наверняка помнишь меня, Раф, — насмешливо протянул человек в фиолетовом фраке. У мужчины было напудренное лицо с выступающим надо лбом острым козырьком черных волос, из-под которых злобно поблескивали янтарные глазки. — Я твой бывший одноклассник, Каннингем.

— Боюсь, ваше имя не смогло всколыхнуть мою память. Очевидно, мы никогда не были слишком близки. — В голове у Рафа была полная путаница, он никак не мог собраться с мыслями. От сознания своей беспомощности у него заныло под ложечкой.

— Как это не были близки? — промурлыкал Каннингем, сложив на груди руки. Он был намного ниже Рафа, но эта разница в росте, похоже, успешно компенсировалась цепкостью терьера.

Раф оглядел каждого джентльмена быстрым раздраженным взглядом и холодно произнес:

— Как я ни старался отыскать в вас хотя бы крупицу тепла и дружелюбия, мои попытки не увенчались успехом.

Мужчина с седыми волосами сдавленно засмеялся:

— А вы рассчитывали, что вас встретят с распростертыми объятиями, лорд Деруэнт? Это после всего, что вы натворили?

Раф напрягся как натянутая струна, чувствуя, что эта враждебность всего лишь малая толика истинного отношения к нему, преддверие бездонной пропасти. Если в нее заглянуть, недолго и спятить.

Он сжал кулаки.

— Джентльмены, я не понимаю, о чем вы говорите. Но и не уверен, что желаю прояснить этот вопрос. Во всяком случае, не с вами.

4
{"b":"11064","o":1}