ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы знаете, что человек с серебристыми волосами — лорд Лохлейд? — У Рафа дрогнул голос, когда он произнес эти слова. — Салли не говорила, что работала на него или оказывала ему какие-то услуги? За хорошую плату, разумеется.

— Она никогда о нем не упоминала. Только сказала однажды, что это друг мистера Ярроу. И больше ничего.

Миссис Вейн умолкла, давая понять, что больше ей сказать нечего. Андриа тяжело вздохнула. Надежды ее рассыпались в прах.

— И с тех пор ваша дочь так ни разу сюда и не приезжала? — спросил Ник.

— Хотите с ней повидаться? Поезжайте в Лондон, если вам не жаль времени. — Женщина хихикнула. — Искать ее там все равно что иголку в стоге сена.

— Это так, — мрачно кивнул Ник.

— Желаю вам удачи. — Миссис Вейн вернулась к своему белью. — Если вдруг увидите Салли, передайте, чтобы заехала домой проведать свою бедную мать. Несколько шиллингов мне бы не помешали.

Раф отсыпал женщине пригоршню монет.

На обратном пути Андрию терзали смутные подозрения. Несомненно, Бо должен помнить Салли. Возможно, ему также известно, где она сейчас живет. От этой мысли неприятно засвербело под ложечкой. В истории с девушкой было столько же неясного, сколько подводных течений в темных глубинах реки Финн. Нужно немедленно встретиться с Бо, решила Андриа, но усталость, сковавшая тело, заглушила порыв. К тому же подобная встреча вряд ли принесет пользу. Бо ни за что не скажет правду.

Перед подъемом на гору они остановили лошадей и повернулись посмотреть на деревню.

— Итак, мы кое-что выяснили о Салли Вейн, — проговорил Ник. — Во всяком случае, теперь мы знаем, кто она и откуда. И мы установили, что это ее настоящее имя. Тем не менее мы не приблизились к цели даже на шаг, — вздохнул он. — Если бы была хоть маленькая зацепка, я бы нашел ее в Лондоне.

— Если бы Бо сообщил нам некоторые сведения… — дополнил его мысль Раф. — Но как его заставить? Легче выжать воду из камня.

— Я поговорю с ним, — неуверенно произнесла Андриа. — Он никогда мне ни в чем не отказывал.

Раф угрюмо взглянул на нее. Лицо его сделалось непроницаемым, губы вытянулись в тонкую линию. Андриа догадалась, о чем он думает, и видела, что ему очень хочется высказаться. Однако Раф сдержался.

Она посмотрела на Дерека, но ее друг избегал встречаться с ней взглядом. Лицо его было очень бледным, а грусть — почти осязаемой. Что-то его мучило, эта поездка, похоже, не доставила ему радости. Чуткий человек, подумала Андриа. Загадочное исчезновение Бриджит плохо на него действует.

Она поежилась. Становилось все холоднее. У нее начали неметь ноги, но ей не хотелось жаловаться.

— Мы успеем вернуться сегодня домой?

Раф поднял глаза на темнеющее небо.

— Скоро пойдет снег, — заметил он. — Но мы еще можем успеть. Часов до четырех будет еще светло. — Лицо его снова стало непроницаемым.

Ник, взглянув на Андрию, увидел, что она дрожит от холода.

— Нет, — покачал он головой, — лучше давайте снимем комнаты в гостинице. Там, конечно, нет особых удобств, но сейчас нам нужно укрыться от метели.

— Укрыться от метели? — удивился Раф. — Но метель еще даже не начиналась. Вот подожди, когда она начнется…

Глава 15

Не сказать чтобы «Уличный скрипач», постоялый двор на окраине Пембертона, в полной мере оправдывал свое название. Однако в зале было тепло и пахло чем-то вкусным. Изнуренные тяжелым путешествием, путники жадно вдыхали аромат тушеного мяса и свежего кофе.

Андриа подошла к большому камину и села рядом с ним на скамью, наслаждаясь долгожданным теплом. Сейчас она могла думать только о горячей пище и мягкой постели. Она слышала, как Раф договаривается с хозяином о комнатах и еде. Звуки его голоса не оставили ее равнодушной. Она вновь ощутила желание.

Потом она услышала, как Ник сказал Дереку, что следует позаботиться о лошадях. Заскрипели дверные петли, по полу прокатилась волна холода. Это мужчины вышли во двор. В комнате повисла благодатная тишина.

Андриа вздрогнула, когда на плечи ей легли руки Рафа.

— Сейчас он тебе не нужен, — проговорил он, снимая с нее тяжелый плащ. — Огню будет легче справиться со своей работой без этого толстого меха.

Раф укладывал ее плащ на деревянную скамью возле камина, а Андриа не сводила с него глаз.

— Ты устала? — заботливо спросил он.

Ей не хотелось об этом говорить. Конечно, она устала. Но тогда зачем было клясться, что она легко перенесет это путешествие?

— Мы правильно сделали, что приехали сюда, — вздохнула она. — Я уверена, Бо вспомнит Салли Вейн и поможет выяснить, что с ней сталось.

Раф ничего не ответил. Андриа почувствовала, что он думает по-другому.

— Не понимаю, откуда такая ненависть, — проговорила она холодно. — Ты и раньше с трудом его терпел. Еще до того, как ушел от меня. Очевидно, это так в тебе и осталось.

— Когда я вернулся, я ничего о нем не помнил, — сухо возразил Раф. — Но за то время, что я здесь, он не сделал ничего, чтобы я стал лучше к нему относиться.

— Ревность — недостойное чувство, Раф, — покачала головой Андриа, но, увидев его застывшее лицо, тут же пожалела, что затронула эту тему. — Она вытравливает в человеке все лучшее, — все-таки закончила она.

— О ревности я, кажется, и не упоминал. — Раф помолчал. — И можешь не продолжать, потому что я и так знаю, что ты скажешь: «Кто ты такой, чтобы мне указывать!» Избавь меня от подобных фраз, Андриа! Бо не человек, а презренное ничтожество. Хоть в этом поверь мне, прошу тебя. — Глаза Рафа горели гневом. Он придвинул к огню старое, но удобное кресло. — Ладно, хватит. Садись сюда. Здесь тебе будет уютнее.

Андриа опустилась в продавленное кресло и утонула в его мягких подушках. Каково же было ее удивление, когда Раф принялся разминать ей мышцы плеч и шеи. Его прикосновения были божественны. Она покорилась его чутким пальцам, восхищаясь, как искусно они отыскивают на теле каждый усталый узелок. Эти руки знали много способов творить чудеса.

— Это так любезно с твоей стороны, Раф. Раньше ты никогда так обо мне не заботился. Ты научился этому во Фландрии?

— Нет, конечно! — Теперь он осторожно начал массировать ей голову. — Просто мне хотелось это для тебя сделать. Я знаю, тебе пришлось нелегко за последние несколько недель.

— Ты очень ласковый, Раф. Мне трудно к этому привыкнуть. Раньше ты бы даже не подумал, болит у меня шея или нет.

Раф медленно гладил ее пальцами по лбу, и каждое движение вливало в нее новые силы.

— А о чем бы я тогда подумал?

— Об обеде и бутылке бренди. А потом играл бы в карты с друзьями, пока тебе не захотелось бы покувыркаться со мной в постели. Но по-настоящему ты меня никогда не понимал.

— Надеюсь, я это возмещу, — вздохнул Раф. — Я мечтаю прямо сейчас покрыть твою шею поцелуями. — Он провел пальцем по нежной коже от подбородка до ключиц.

Андриа открыла глаза, когда он наклонился к ней и стал целовать ее шею. Утонченная ласка вызывала в ней радостный трепет и безумное желание прильнуть к его груди. Ну почему это пришло так поздно! Почему? Он гладил ее грудь, и на его прикосновения ее тело немедленно откликалось желанием и восторгом. В крови патокой разливалась сладкая нега. Андриа слышала, как участилось его дыхание.

— Я мечтал о тебе весь день, — прошептал Раф. — Если бы не наши серьезные дела, я бы не удержался и еще утром разделил с тобой ложе.

— Нам не следует этого делать. — Андриа пыталась вывернуться из его рук.

— Наша близость была прекрасна. Мы были как две скрипки, ведущие одну мелодию. Это была самая замечательная из всех мелодий. И не надо отрицать, Андриа, — шептал он, сжимая ее в объятиях.

Она не могла заставить себя отказаться от его магических ласк.

— Раньше я не замечала в тебе поэтической жилки.

— Я не знаю, была ли она во мне, но ты меня вдохновила, моя дорогая муза. — Андриа услышала, как шпильки посыпались на пол, когда он начал целовать ее волосы. Кожа ее пылала от тепла его рук и от огня в камине.

42
{"b":"11064","o":1}