ЛитМир - Электронная Библиотека

Слабый стук послышался от окна, возле которого она стояла, и Маргерит в страхе отпрянула.

— Мы каждый раз могли бы по пути заезжать к Маргерит, — предложил Чарлз, — и проверять, все ли у нее в порядке. Мне не нравится, что она живет одна в этом ужасном старом доме. — Он направил Грома на дорогу.

Конь Ника догнал Грома и пошел рядом. Ник усмехнулся и надвинул на глаза шляпу.

— Да… я сам не прочь ее навестить. Ведь, может быть, в следующий раз мы поедем этой дорогой лишь через несколько дней. Тем более что у нас нет законного основания ежедневно ее навещать.

— Увы, ты прав, — вздохнул Чарлз.

Они посмотрели друг на друга и расхохотались.

— Блестящая мысль! — воскликнул Чарлз. — Но, боюсь, я не произведу должного впечатления на леди в этом костюме и ботфортах. Мой камердинер сейчас пудрит мои парики и чистит камзолы. Он до сих пор питает надежду, что я буду вращаться в придворных кругах и носить любимые им наряды. Он считает себя ответственным за мой гардероб, — закончил Чарлз насмешливым тоном.

Ник усмехнулся:

— Если верить Кэри Маклендону, этому моднику, то никто из нас не одевается подобающим образом даже для посещения свинарни.

— Да, рядом с Кэри даже звезда потускнеет. Он всегда прекрасно одет.

Ветер пробежал по деревьям, принося с моря запах дождя.

— Гроза надвигается. Спрячемся в роще позади дома Леннокса! — крикнул Ник, пришпоривая жеребца.

Гром перешел на короткий галоп, осторожно выбирая дорогу, но Чарлз опасался ям. Меньше всего ему нужна была хромая лошадь. Ник, низко наклонившись к шее коня, скакал, и плащ развевался за его спиной.

— Проигравший — трус!

— Черт бы тебя побрал, почему ты всегда должен выигрывать? — проворчал Чарлз и пришпорил Грома. Огромный конь полетел над землей, но Ник по-прежнему был недосягаем.

Загрохотал гром, и тяжелые тучи с моря закрыли луну. Все вокруг заволокло туманной мглой. Мимо Чарлза проносились деревья, и он узнал стену, окружавшую имение адмирала Хэнкока, соседа Маргерит. Возбуждение Грома передалась Чарлзу, и его переполняла радость от мысли, что он снова увидит Маргерит, пусть даже она и не захочет с ним говорить. «Предоставим месье Говоруну вести разговор», — решил он.

Застыв на середине комнаты, Маргерит испуганно смотрела на окно. Стук повторился, более громкий и настойчивый.

— Маргерит, — позвал кто-то. Мужской голос.

Не мог ли это быть разбойник? Если он, то впускать ли его?

Возможность встречи с ним приятно взволновала ее, но она не желала принимать грабителя в своем доме, каким бы очаровательным и галантным он ни был.

— Маргерит, — повторил голос, на этот раз громче. Она узнала гнусавый голос Монтегю Ренни. Ей следовало это предвидеть! Она рассердилась, отвела в сторону штору и подняла крючок. Разглядев контуры его шляпы и бледное узкое лицо, чуть приоткрыла окно.

— Что вам надо, мистер Ренни? Слишком поздно для визита, знаете ли.

— Никогда не поздно, — проворчал он. — Впустите меня.

— Я не хочу с вами разговаривать.

— Вы не смеете так непочтительно обращаться со мной. Вы знаете, что рано или поздно вам придется со мной говорить, поэтому я и решил вас навестить.

Она долго смотрела на него, ее беспокоил холодный блеск его глаз. Он выполнит все свои угрозы, если она не примет его условия. Надо найти способ его перехитрить. Только тогда он оставит ее в покое.

— Хорошо, идите к парадной двери.

Она захлопнула окно перед его лицом и с глубоким вздохом направилась к двери. Ей показалось, что она услышала тихие шаги наверху на лестнице. Она вгляделась в темноту, но увидела только белевшие столбики перил. Шевельнулась какая-то тень, но она не могла определить, было ли это привидение или кто-то из слуг. Из страха перед якобы существующей Серой дамой Софи скорее всего не осмелилась бы войти из своей комнаты.

— Вы не торопитесь, — проворчал Ренни, когда она впустила его. — На дворе довольно холодно, и дождь переходит в настоящий ливень.

— Вы боитесь промочить ноги? — спросила она с притворной любезностью.

— Я не люблю шуток на свой счет, — отчеканил он. Она провела его в гостиную и остановилась, не предлагая сесть.

— Скажите, что у вас за дело, и уходите.

Его пальцы сжали поля шляпы, которую он снял, и вода закапала на потертый ковер.

— Вы прекрасно знаете, зачем я пришел, Маргерит. Наше дело не закончено, и на этот раз я не уйду, пока вы не дадите мне обещание.

— Я сказала вам на балу, что уже заплатила вам все, на что вы могли рассчитывать.

— Я так не считаю. — Он с угрожающим видом двинулся к ней.

Она не шелохнулась, подавляя желание пуститься наутек. Если сейчас она даст ему обещание… может быть, он уйдет?

А потом она придумает способ его обмануть. Она найдет тот единственный выход, в поисках которого ломала себе голову все эти длинные недели. Он стоял так близко, что до нее доносился его запах: от него пахло мокрой лошадиной шерстью и чем-то еще, происхождение чего она не могла определить.

— Ладно. Когда я продам всю собственность, вы получите половину. После этого у вас не будет повода меня преследовать. Вы же не можете оставить меня нищей.

Она поморщилась, когда он протянул руку и ухватил локон, выбившийся из-под чепчика. Он накрутил волосы на палец и пронизывающим взглядом посмотрел на нее.

— Я мог бы отказаться от своих требований, если бы вы согласились выйти за меня замуж. Вы же знаете, я всегда был к вам неравнодушен.

Ей потребовалась вся сила воли, чтобы не двинуться с места, позволяя играть ее волосами или даже трогать другие части тела, если бы это пришло ему в голову. Она должна казаться спокойной.

— Я не раз говорила вам, что не могу выйти за вас, мистер Ренни, но если вырученные за продажу имения деньги останутся в моем банке, то я, может быть, вернусь к вашему предложению. В конце концов, мы оба выиграем от такого решения и тайны останутся тайнами.

Губы Ренни расплылись в улыбке, обнажая желтые зубы. Зеленые глаза вспыхнули от жадности.

— Я всегда знал, что вы дама весьма предусмотрительная и со вкусом.

— Дайте мне время все обдумать, — сказала она, наливаясь гневом.

Он провел пальцем по ее щеке и ущипнул за подбородок. Затем наклонился, жадно глядя на ее губы, и она поняла, что он собирается ее поцеловать.

— Не думаю, что разумно позволять себе вольности, пока я еще не приняла решения, — строго произнесла она, когда его лицо было уже совсем близко.

Если у дьявола были зеленые глаза, то это он смотрел сейчас на нее леденящим алчным взором. Выжидая. Одно ее неверное движение, и…

— Мистер Ренни, я надеюсь, вы будете вести себя как джентльмен, пока я спокойно не обдумаю ваше предложение.

Он открыл рот, собираясь ответить ей, но в этот момент раздался стук в дверь. Ветер завывал за окном, и дождь хлестал по стенам дома.

— Кто это может быть?.. — Она с облегчением вздохнула, обрадованная, что больше не будет наедине с Монтегю Ренни. — Так поздно.

— Но может быть, не слишком поздно для одного из ваших поклонников, — злобно заметил он. — Избавьтесь от него.

У Маргерит от напряжения подкашивались ноги. В холле она взяла со стола зажженную свечу и выглянула в щелку.

— Кто здесь? — Она узнала капитана Эмерсона и распахнула дверь. — Капитан! Так поздно? — Еще никогда она так , не радовалась появлению малознакомого человека у ее дверей.

— Да, леди Леннокс, но ваш сосед сообщил, что кто-то прокрался через его усадьбу. Мы никого не нашли, и я решил разузнать у вас. Вы вечером не видели никого, кто бы прятался возле вашего дома?

Маргерит подумала, заметил ли капитан в гостиной Монтегю. Она хотела, чтобы заметил.

— Нет, но у меня гость. Может быть, он видел что-нибудь по дороге сюда.

Она провела капитана в гостиную, и Мужчины настороженно оглядели друг друга.

— Мистер Ренни, — произнес капитан, зажав шляпу под мышкой. Дождевая вода стекала по его тяжелому плащу. Он повернулся к Маргерит: — Думаю, сегодня весьма подходящая погода для контрабандистов. Они надеются, что в такое ненастье не встретят служителей закона, но мы не обнаружили никого из этих джентльменов. Пока.

28
{"b":"11065","o":1}