ЛитМир - Электронная Библиотека

Беглец проспал почти весь день, просыпаясь, только чтобы попить воды или съесть хлеб, который Маргерит ему принесла, чтобы он мог подкрепиться. Она заново перевязала ему руку. Рана не воспалилась. Она пообещала ему скоро вернуться и ушла, оставив свечу и огниво.

Она скучала по Чарлзу, который уехал по делам, и то и дело поглядывала в окно. Время тянулось бесконечно, и она слонялась по дому, не зная, чем себя занять. У нее все валилось из рук.

Чтобы не вызывать подозрений у слуг, она велела им вычистить дом сверху донизу. Чистый дом и сверкающие окна произведут хорошее впечатление на покупателей.

Она молила Бога, чтобы не явился Ренни со своими притязаниями. Если она снова отвергнет его предложение, он без колебаний ее убьет. В этом она не сомневалась и заранее тряслась от страха.

Наступила ночь, Ренни не появился, не было видно и солдат. Хорошо, если бы они находились сейчас в другом конце графства… Но они рыскали по округе и могли в любой момент нагрянуть в дом.

Она с нетерпением ждала Чарлза. Ей хотелось помириться с ним. Он не бросил ее, когда ей нужна была помощь, и не выдал Эмерсону. Она поверила, что о ее отношениях с Ренни и смерти сержанта Рула никто больше не узнает. Она могла доверять Чарлзу.

Когда Чарлз тихо постучал в окно, она уже в нетерпении вглядывалась в темноту. Она увидела его лицо, и радость наполнила ее сердце. Если бы только они встретились при других обстоятельствах! Она открыла окно.

— Скорее, Маргерит! — хрипло произнес он. — Солдаты в другом конце деревни, они рыщут в лесу. У них есть свидетели, которые клянутся, что беглец где-то здесь. Солдаты собираются вернуться сюда и еще раз все обыскать.

Маргерит стало страшно, и она прижала руку к сильно бьющемуся сердцу.

— Нам придется отвезти шпиона к границе Кента. Выбора у нас нет. Он слишком слаб, чтобы добраться туда самостоятельно.

— Да, выбора нет, — вздохнул он и перескочил через подоконник. Вид у него был мрачный.

— Не нравится мне это, тем более что Эмерсон мой друг. Но я не хочу, чтобы Тирнана арестовали. Я привел еще одну лошадь.

— Пойдем посмотрим, сможет ли он ехать верхом.

— Должен, — ответил Чарлз.

— Если солдаты поймают нас… — Маргерит не закончила так все было ясно.

Чарлз отодвинул стенку. В тайнике горела свеча, и Тирнан сидел, опираясь на подушку. Его лицо еще горело от лихорадки, но жар спал, как отметила Маргерит, дотронувшись до его лба.

— Мне надоело смотреть на эти темные стены, — пожаловался юноша, неуверенно становясь на ноги.

— Пойдем, старина. Нам пора, — позвал его Чарлз, накидывая ему на плечи плащ. — Надеюсь, у тебя хватит сил доскакать до побережья?

Тирнан криво усмехнулся.

— Должно хватить, не так ли?

Маргерит услышала слабое звяканье упряжи и тяжелые шаги у дома.

— Тихо! Кажется, солдаты входят в дом. Мы должны уйти через подземный ход.

Чарлз поморщился и задвинул стенку. Маргерит отвернулась, развязала тесемки нижней юбки с кринолином и сбросила ее на пол. Она покраснела, ожидая, что над ней будут смеяться. Но с обручами она не пролезла бы через узкий ход. Она затолкала юбку под кровать в самый темный угол.

Чарлз задул свечу, Маргерит на ощупь пробралась к крышке люка и с помощью Чарлза подняла ее. Крышка заскрипела, и Маргерит испугалась, что этот скрип услышат в доме.

Тирнан, тяжело дыша, спускался по ржавой лестнице в затхлый подземный ход. Кучи земли и камни затрудняли передвижение, и Тирнан все время спотыкался. Он слишком слаб, думала Маргерит, идущая впереди, пригнув голову и держась за сырые стены. Путь ее лежал к заброшенному колодцу. Они долго шли по тайному подземному ходу, и вот наконец Маргерит почувствовала дуновение свежего ночного ветерка.

Почти добрались.

Где-то позади тихо ругался Чарлз. Главное — их не преследуют… Пока. Она мечтала поскорее выйти за пределы имения, тогда мужчины смогут скрыться от погони.

— Надо подождать, пока уйдут солдаты, — прошептала она. — Здесь они нас не найдут.

— Они удивятся, не обнаружив тебя дома.

— Но я же не под домашним арестом, Чарлз. — Ей удалось улыбнуться. — Я имею право принимать участие в местных развлечениях или отказаться принимать визитеров.

— Да, но, насколько я знаю Эмерсона, у него нюх как у ищейки. Он будет совать нос во все углы.

— Но пока он мало чего разнюхал, — самодовольно усмехнулась Маргерит.

— У него не хватает людей, но он никогда не отступает.

— Везет же мне, — недовольно проворчал Тирнан.

— Так вам и надо, — сердито сказала Маргерит. — Впутались в это дело, и ради чего? Какие бы известия вы ни везли Карлу Стюарту, они не помогут ему вернуть английский и шотландский трон.

— Вы слишком пессимистично смотрите на вещи, — привалившись к каменной стене колодца, проговорил Тирнан, тяжело дыша и вытирая выступивший на лбу пот.

Небо очистилось от туч, и сквозь ветки ежевики мерцали звезды. Хорошо, что в лесу не будет слишком темно, подумала Маргерит.

Она покосилась на Чарлза, ей хотелось поблагодарить его за то, что помог ей в такой трудной ситуации. Этот великодушный поступок мог стоить ему жизни, и она восхищалась его храбростью. Чарлз не предает своих друзей. Он обладал многими привлекательными качествами, о которых она и не подозревала.

— Солдаты где-то рядом, похоже, окружили дом, — прошептал Чарлз, прислушиваясь к звяканью оружия. — Нам надо затаиться.

Время тянулось, словно увязнув в густом сиропе. Маргерит от страха начала терять самообладание. Лишь бы пережить эту ночь, и тогда она сделает все, чтобы Чарлз забыл о своих обидах.

— Тише! Судя по стуку копыт, они направились к дому Хэнкока.

Маргерит решительно взобралась по ржавым перекладинам к отверстию колодца, прикрытого досками и ветвями ежевики. Она раздвинула доски и выглянула наружу.

— Скорее! Солдаты могут вернуться, — поторопила она своих спутников, помогая Тирнану, которого сзади подталкивал Чарлз, перевалиться через край колодца. Руки Тирнана были липкими от пота, и он не мог унять дрожь. Видимо, от напряжения у него снова поднялась температура. Хорошо, что повязка на руке оставалась сухой. Рана заживала.

Оказавшись позади конюшни, они прислушались, но все было тихо. Чарлз поднял голову и пронзительно свистнул.

— Я оставил Грома на лугу, вторая лошадь привязана к седлу.

Послышался шорох ветвей и лошадиный храп, и через мгновение из зарослей появился Гром со своей спутницей, чалой лошадкой в белых «чулках».

— Маргерит, ты должна вернуться домой. Твоя роль в этом приключении закончена, — непререкаемым тоном заявил Чарлз.

— Нет, тебе может понадобиться помощь.

Не успела Маргерит это сказать, как Тирнан навалился на Чарлза, и тот с трудом устоял на ногах.

— Черт! Он потерял сознание. — Чарлз подтащил юношу к жеребцу и, словно мешок с мукой, закинул его на спину ? коня. — Придется его поддерживать. — Чарлз вскочил в седло и посмотрел на Маргерит. — Ты сделала достаточно. Возвращайся домой. Я скоро приеду к тебе.

Маргерит хотела возразить, но нельзя было терять драгоценного времени. Она пошла за ними по дороге. Чарлз направил Грома к роще, кобылка бежала следом. Они уже добрались до опушки, когда раздались крики и топот ног бегущих в их сторону людей. Прогремел выстрел.

— Они вернулись! — ужаснулась Маргерит. — Они нас увидели!

Чарлз, тихо выругавшись, отвязал поводья второй лошади от луки своего седла и бросил их Маргерит.

— Бежим!

Он подождал, пока Маргерит усядется в седло верхом. Она нащупала стремена, и лошадь поскакала за Чарлзом. Они мчались во весь опор, моля Бога, чтобы лошади не попали ногой в яму или не зацепились за корень.

Через несколько минут солдаты остались позади.

Чарлз придержал коня.

— Мы были на волосок от гибели, — тяжело дыша, произнес он. Посмотрев на Маргерит, сидевшую верхом на лошади, Чарлз улыбнулся: — Ты не теряешь присутствия духа. Другая бы упала в обморок.

58
{"b":"11065","o":1}