ЛитМир - Электронная Библиотека

Мужчины выставили шпаги:

— Держитесь от него подальше, — предостерег один, и Синара узнала голос Маггинса, старшего конюха в Блек Рейвне.

— Он тяжело ранен.

Они подняли Феликса и, шатаясь под тяжестью, унесли с поляны. Синара подошла к мужу и хотела уже последовать за ними, как он сжал ее руку:

— Подожди!

Он не выпустил ее пальцев, даже когда они обнаружили карету, стоявшую на дорожке, огибавшей пруд. Синара с детства знала, что именно эта тропинка ведет к воротам на южном конце поместья.

— Не подходите ближе, — предостерег Маггинс. — Мы вам не верим. Наверняка вы и наняли кого-то пристрелить нашего хозяина.

— Да ты, должно быть, спятил, — сухо рассмеялся Мерлин. — Откуда я мог знать, что вы скрываетесь в роще?

Маггинс прыгнул в экипаж, предварительно втащив обмякшее тело Феликса. Другой мужчина взобрался на сиденье и повернул лошадей к воротам.

— Если хозяин умрет, обвинят вас! Уж я об этом позабочусь! — заорал Маггинс, высунув голову из окна кареты.

Синара услыхала, как из груди Мерлина со свистом вырвался воздух. Он на мгновение застыл, больно вцепившись в ее ладонь. Без единого слова муж потянул ее через заросли к дому:

— Я должен ехать за ними.

Когда они были уже около сада, послышались крики и топот. Гидеон Свифт размахивал ружьем. На голове красовался украшенный кисточкой ночной колпак. Дворецкий с древним мушкетом пыхтел сзади.

— Кто там? — завопил Свифт. — Выходи, негодяй!

Он нерешительно остановился на краю поляны, дожидаясь Брембла. Дворецкий шумно отдувался.

— Скорее всего браконьер, сержант Свифт, — прохрипел он.

— Это впервые! Их ни за что не поймать! Оба молча пытались отдышаться.

— Лучше, пожалуй, вернуться в дом, — настаивал Брембл.

— Эй! Кто там? Мистер Мерлин? — снова позвал Свфит, еще больше разволновавшись.

Синара открыла рот, чтобы отозваться, но прежде чем из горла вырвался крик, руки Мерлина обвились вокруг ее плеч, а губы прижались к губам с такой силой, что стало невозможно дышать. Синара мгновенно застыла, но постепенно оттаяла под страстным поцелуем, становившимся все крепче, пока Мерлин упивался душистой нежностью ее рта. Синара начала вырываться, бить его в грудь кулаками, но он все крепче прижимал ее к груди, лаская, обволакивая теплом, пока не вырвал невольный отклик из самых глубин души. Все вокруг бешено завертелось, ноги подкосились, но он обнимал ее крепче и крепче, словно не в силах отпустить.

Снова раздался ворчливый голос Брембла, уже совсем близко:

— К чему тревожить мистера Мерлина? Он занят, ведь сегодня первая ночь после свадьбы. Станет он гоняться за ворами!

Мужчины направились к дому. В ночи прозвучал смешок Свифта:

— Завидую ему. Соблазнительная штучка эта миссис Синара Сеймур!

Мерлин резко отстранился: лицо Синары горело. Сердце так стучало, что не хватало сил упрекнуть мужа.

Мерлин жестко долго глядел на нее:

— Это был единственный способ заставить тебя замолчать. Не желаю, чтобы кто-нибудь знал о дуэли… пока я не смогу обнаружить, кто стрелял в Феликса.

Оставив потрясенную Синару, он устремился к дому.

Глава 4

Синара пошла следом, еще ощущая прикосновение жестких требовательных губ Мерлина. Поцелуй застиг ее прежде, чем она смогла возразить или хотя бы отстраниться, и теперь стало невозможно отрицать, что его прикосновение отозвалось горячей волной, пронизавшей тело с головы до пят. Синара сознавала, что Мерлин неравнодушен к ней… как и она к нему… об этом говорили его взгляд… поистине магическая способность проникать не только в ее чувства, но и мысли.

Она вошла в свою спальню, но оказалось, что все вещи перенесли. В кресле дремала Тильди, очевидно, ожидавшая возвращения хозяйки. Когда Синара закрыла дверь, горничная, вздрогнув, проснулась:

— Мистрисс Сай! — воскликнула она и, с трудом встав с кресла, отряхнула необъятный фартук. — Простите, я, кажется, задремала.

— Уже поздно, — отозвалась Синара. — Где мои вещи?

— Мне ведено сказать вам, что все отнесли в хозяйские покои.

Тильди помолчала, присматриваясь к Синаре:

— С сегодняшнего дня ваша спальня рядом с Комнатой мистера Мерлина.

Синара совсем забыла об этом, и теперь схватилась за горло, едва удерживаясь от тоскливого стона:

— Сейчас? Слишком рано.

Пришлось опереться о спинку кресла, чтобы не упасть. Осмелится ли она заснуть, зная, что их разделяет только дверь? Мерлин в любую минуту может войти к ней и лечь рядом.

— Но так полагается, мистрисс Сай. Вы теперь замужняя женщина и должны выполнять свой долг.

Синара прекрасно понимала, в чем заключается этот долг, и страх вновь закрался в душу. Значит, он собирается завладеть ее постелью, ее телом… Она резко встряхнула головой, прежде чем перед глазами возник образ Мерлина, обнимавшего ее. Почти невозможно забыть его поцелуй, его проницательный взгляд, но Синара постаралась взять себя в руки:

— Насколько я понимаю, тебе велено проводить меня в новую комнату?

Она зашагала к двери, держась так прямо, словно отправляясь на казнь. Тильди последовала за хозяйкой.

— Конечно. Я перенесла ваши вещи, мистрисс Сай. Такие элегантные апартаменты!

Горничная оказалась права. Просторная комната, потолки которой украшены лепниной, стены — панелями из зеленого полосатого шелка, искусная резьба по дереву, бледно-зеленый ковер с голубым с золотом бордюром был в тон обивке изящной Чиппендейловской мебели. Взгляд Синары невольно устремился к огромной кровати с пологом из того же шелка, что и панели. Придет ли Мерлин к ней? Это его право, но он ничего не сказал о своих намерениях, кроме того, что собирается отправиться в Блек Рейвн. Но потом… что случится, когда он приедет?

Девушка постаралась выбросить из головы тревожные мысли. Она подошла к секретеру с письменным прибором кремового цвета и гусиным пером, лежавшим рядом с чернильницей. Глубоко вздохнув, Синара снова посмотрела на постель. При других обстоятельствах она восхитилась бы изящными линиями, но напряжение держало ее в неумолимых тисках, напряжение и страх за будущее. Не в Стормивуде ожидала она провести брачную ночь. Не такого мужа представляла себе в мечтах. Жизнь менялась с каждым днем… с каждой минутой.

— Я бы сказала, мистер Мерлин — человек щедрый, — заметила Тильди, гладя шелк драпировок. — Совсем иначе, чем в Блек Рейвне, где все такое ветхое и пыльное.

— Да, — кивнула Синара, — поместье в крайнем беспорядке со времени смерти отца Макса. Феликс совсем не занимается делами и не собирался заново обставлять дом.

Она с неприятным чувством вспомнила, что в Феликса стреляли. Что с ним? А если его уже нет в живых? Нет-нет, не может быть, Феликс скорее всего просто ранен.

Хотя Синара должна была почувствовать облегчение — ведь пока Феликс прикован к постели, он не сможет причинить ей зла, — сердце терзала тревога. Способен ли Феликс вообще умереть как обычный человек? Возможно, даже пуля не пробьет его толстую шкуру…

Синара, вздрогнув, пробормотала молитву. В комнате внезапно стало холодно, и девушка обхватила себя руками. Она вздохнет с облегчением, когда Феликс вернется в Америку. В конце концов он хотел жить только там, и сам говорил ей об этом всего три дня назад. Он собирался бросить древний замок Блек Рейвн на произвол судьбы и уехать с Синарой в Виргинию, где унаследовал от матери табачную плантацию.

Возможно, надо справиться о здоровье Феликса, притвориться, что она ничего не знает о дуэли? Теперь Синара — жена Мерлина, и если Феликс — его враг, значит, и ее тоже. И как бы она ни желала, чтобы жизнь пошла по другому пути, с той минуты, когда завершилась свадебная церемония, она должна быть верна и преданна мужу.

— О чем вы думаете? — спросила Тильди, раскладывая на постели лучшую ночную сорочку Синары. — Вам лучше поторопиться и подготовиться. Нельзя заставлять вашего мужа ждать, а вдруг он рассердится.

11
{"b":"11066","o":1}