ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я была на поляне в ночь гибели Феликса, и должна слышать, что скажут здешние люди.

При виде Маггинса, выходящего из погруженного во мрак стойла, глаза Синары широко раскрылись, и Мерлин был вынужден сжать нежную руку, чтобы немного успокоить жену.

— Добрый вечер, милорд, — пробурчал Маггинс, дотронувшись до полей шляпы. Квадратное обветренное лицо было по-прежнему угрюмым, глаза под тяжелыми веками казались черными бусинками. Он подозрительно оглядывал хозяев, явно не желая заговаривать первым. Молчание затягивалось, становясь все более невыносимым.

С каждой минутой тьма все больше сгущалась, и Мерлин посмотрел на небо, чувствуя приближение дождя.

— Мы хотим задать вам несколько вопросов, Маггинс, и надеемся, что вы правдиво ответите на них.

— Не будь слишком вежливым, — прошептала Си-нара. — Помни, именно он донес на тебя судье.

Мерлин предостерегающе стиснул руку жены:

— Маггинс выполнил свой долг, доложив о дуэли, когда умер Феликс.

Мерлину было необходимо любым способом завоевать доверие старшего конюха и узнать, действительно ли тот считает его виновным в несчастном случае или кто-то подбил этого человека возложить ответственность за все происшедшее в роще на плечи нового графа Рейвна. Конечно, доказательств у Мерлина не было, но он смутно подозревал, что неведомый враг поклялся его уничтожить, и хотя связь была весьма отдаленной, но все-таки могла иметь отношение к гибели Росса Сеймура. Бог видит, отец не выносил Феликса и всегда говорил, что тот унаследовал лишь дурные качества семейства Сеймуров.

Мерлин вздохнул. Он так и не смог до конца поверить в туманное предсказание отца, что натура Феликса испорчена от природы. Необходимо получить доказательства, что обе эти трагедии каким-то образом связаны. Или любое доказательство, могущее избавить его от подозрений.

Тепло руки Синары ободряло, давало поддержку. Если он надеется завоевать ее любовь, то должен прежде отмыть свое имя.

— Маггинс, вы были на месте дуэли, так что кто заставил вас считать меня убийцей Феликса Сеймура?

Глава 6

— Как вы сказали, я был там и все видел, — вызывающе бросил Маггинс. — Уж конечно, один из ваших людей залег с мушкетом в засаде, готовый прикончить мистера Феликса.

Щека Мерлина нервно дернулась:

— Я представления не имел, что Феликс замыслил драться на дуэли именно той ночью. Он мог по крайней мере послать секундантов и вызвать меня, как это принято.

Маггинс пробормотал что-то, отвел глаза и вернулся в конюшню. Мерлин пошел следом, потянув за собой Синару. Необходимо смирить гордость и подавить гнев, чтобы выведать у конюха всю правду. Неприязненное отношение Маггинса было очевидным, а вызывающе поднятый подбородок показывал, что конюх не сдастся без борьбы.

— Маггинс, я предпочел бы, чтобы вы остались и поговорили со мной, пока я не посчитаю, что беседа закончена. Я могу понять нежелание принять меня в качестве нового хозяина, но уверяю, что собираюсь относиться к вам справедливо, пока буду доволен вашей работой. Предупреждаю, однако, что не потерплю неповиновения и не допущу распространения грязных сплетен за моей спиной.

Он смолк, решив дождаться реакции собеседника, но в отличие от младшего конюха Маггинс, очевидно, понимал, что в подобных случаях лучше держать рот на замке, хотя Мерлин отчетливо ощущал все растущую враждебность. Впрочем, остальные слуги относились к нему точно также.

Мерлин вздохнул, прекрасно сознавая, что первые недели пройдут в непрерывной борьбе, и это отнюдь не воодушевляло его.

— Если позволите, милорд, скажу, что и ваша репутация совсем не так уж чиста. Если убить однажды, можно сделать это и еще раз. Моя миссис боится жить в имении с тех пор, как вы здесь появились.

Злобный взгляд конюха, пронизавший полумрак конюшни, отозвался печалью в сердце Мерлина. В глазах местных жителей, фермеров и арендаторов он не что иное, как злой дух, решивший уничтожить их.

— Вы должны объяснить жене, что не стоит верить слухам, — раздался сзади ясный голос Синары. — Тогда она сможет спать спокойно по ночам. Нет никаких доказательств, что ваш новый хозяин убил отца, и я могу засвидетельствовать, что в ночь дуэли он не знал заранее о появлении Феликса. Граф не виновен в смерти кузена, и вы можете помочь нам доказать это, мистер Маггинс, помочь обнаружить, кто устроил засаду, так, чтобы снять все подозрения с милорда Сеймура. — Секунду помолчав, она умоляюще добавила: — Если не хотите постараться для хозяина, сделайте это хотя бы ради жены.

Такая неожиданная забота наполнила Мерлина благодарностью. Ее холодные пальцы дрожали в его руке, и он с трудом подавил желание растереть их, согреть хоть немного. Синара делает это не из-за него, а стремясь обелить имя и титул, принадлежавшие теперь и ей тоже Сознание этого причинило мгновенную боль, но одновременно придало мужества.

— Леди Рейвн права. Ваша обязанность убедить жену не обращать внимания на сплетни, — кивнул Мерлин.

— Да, вы могли бы внушить всем, кто здесь служит, необходимость быть справедливыми, — сказала Синара.

— Моя жена — суеверная старая корова, — фыркнул Маггинс, — но, миледи, вы должны признать, что с нашим новым хозяином… скажем, не все ладно.

Он мотнул головой в сторону Мерлина, словно тот не был достоин ни малейшего уважения.

— Слуги все прослышали о смерти мистера Росса.

— Значит, вы должны помочь хозяину восстановить его репутацию, Маггинс, — твердо объявила Синара. — Закон ничего не знает о той ночи, когда погиб мистер Росс, и если закон не может осудить хозяина, значит, и мы не вправе судить его.

— А у меня свое мнение на этот счет, — проворчал конюх.

— Если вам известно о Феликсе Сеймуре нечто такое, что, по-вашему, должны узнать мы, не бойтесь сказать, пожалуйста. Кто приезжал к нему? Были ли у него враги? Может, вы стали свидетелем каких-то ссор? — допытывался Мерлин, по-прежнему не выпуская руки Синары.

Лицо Маггинса мгновенно превратилось в бесстрастную маску. Конюх поднял прислоненную к стене метлу:

— Ничего и никогда, — пожал он плечами. — Я всего-навсего ухаживал за лошадьми мистера Феликса, да иногда возил его в карете, когда кучер был слишком пьян, чтобы править.

— Ты… или другой конюх отвез его на место дуэли, — напомнил Мерлин.

— Да, потому что конь мистера Феликса захромал.

— А кто еще из конюхов был с вами? Маггинс пожал плечами:

— Не знаю. Он уволился — проработал здесь всего несколько недель.

Голос его неожиданно повысился на целую октаву:

— В ночь дуэли я видел только то, что видели вы, и не больше. И не стоит задавать мне лишних вопросов. Мерлин побледнел, но сухо кивнул:

— Только еще один: знали ли вы, или кто-то еще в доме, что Феликс замыслил драться? Маггинс угрюмо покачал головой:

— Я думал, мы с визитом едем.

— Захватив с собой шпаги и пистолеты? — язвительно бросил Мерлин и повернулся к выходу, увлекая за собой Синару. Он должен немедленно уйти, прежде чем потеряет выдержку и отвесит оплеуху этому негодяю.

— Он что-то скрывает, — вырвалось у Синары, когда они шли к замку.

— Мне нужно было войти к нему в доверие, — выдавил Мерлин.

— Вся эта загадка оказалась гораздо сложнее, чем я предполагал. Как найти настоящего убийцу?

В поисках утешения он поднес к губам ладонь жены и слегка прижался губами к косточкам пальцев. Какая мягкая кожа!

Синара, однако, отняла руку, хотя не слишком поспешно. Мерлин впился глазами в жену, едва сдерживая настойчивое желание сжать ее в объятиях.

— Давай вернемся… в дом.

Он вспомнил, как Синара говорила, что не желает никаких интимных отношений. Сможет ли он прожить, не дотрагиваясь до нее? Сумеет ли убедить, что супружеская постель только поможет упрочить их отношения? Слово НИКОГДА эхом отдавалось в мозгу, но Мерлин пытался не слушать, избавиться от тревожных мыслей. Что, если он не выдержит, не вынесет ожидания, не справится с желанием и возьмет ее против воли?! Нет, он не принудит Синару… но как заставить ее полюбить?

17
{"b":"11066","o":1}