ЛитМир - Электронная Библиотека

— Спасибо, старина. Ты спас мне жизнь. Брендон внимательно присмотрелся к окровавленным суставам пальцев друга:

— Ну, знаешь ли, ты так шумел, что и мертвые бы проснулись, и поскольку нам нечем было заняться, мы и решили проверить, кто так ужасно грохочет, — жизнерадостно пояснил он.

Мерлин хлопнул Брендона по плечу:

— Я буду вечно благодарить Бога за то, что ты оказался таким любопытным.

— Вовсе не я, а сестрица.

Синара запротестовала, но ей, в сущности, было все равно, кто первым бросился спасать Мерлина. Счастье и покой наполняли каждый уголок ее души. Только сейчас она поняла, как страшно переволновалась.

— Пойдемте наверх. Столько всего случилось с тех пор, как мы расстались, и ты должен рассказать, как очутился здесь.

— Я помню только, как кто-то напал на меня, — пояснил Мерлин, пока они поднимались по лестнице. — По-моему, Маггинс, но он был не один. Самое странное, что я могу поклясться, будто знаю второго, но никак не могу вспомнить, кто он. Понимаю только одно — здесь что-то неладно, и этот человек — причина всех бед в Блек Рейвне.

Глава 22

— Ты можешь пойти вместе с нами, — предложила Синара брату, когда они добрались до деревянного помоста, и наспех рассказала мужу про потайной ход. Тот изумленно свистнул:

— Я знал о его существовании, но понятия не имел, что он кончается в спальне Эстеллы.

Он нагнулся, изучая каменные ступеньки, полускрытые выступом скалы.

— Этим путем мы не сможем пройти, — объяснила Синара. — Дверь заперта.

— Я поднимусь через винный погреб, — решил Мерлин. — Если поблизости никого не будет, мы спрячем Брендона в одну из комнат в башне. Придется ему оставаться там до ночи.

Он ушел, а брат с сестрой снова уселись на помосте и принялись ждать.

— Какое счастье, что мы решились спуститься! Что, если бы мы не обратили внимания на стук?! Мерлина никогда бы не нашли! — вздрогнув, пробормотала Си-нара.

— Да… и ты мучилась бы до конца дней своих. Я в восторге, что ты так любишь мужа, хотя он силой потащил тебя к алтарю, — лукаво заметил брат.

Синара впервые за весь день обрадовалась, что в подвале темно — по крайней мере Брендон не видит, как вспыхнули ее щеки.

— Все обернулось к лучшему. Я знаю, что буду счастлива в Блек Рейвне. Если бы только удалось обнаружить, кто желает нам зла.

— А я себе места не нахожу от нетерпения. Уверен, что вот-вот должно случиться что-то очень важное, — вставил Брендон.

— Вот уж в самом деле, Бренд, ты и твое нетерпение! В жизни не мог пять минут посидеть спокойно, но это еще не означает, что ты можешь предсказывать будущее!

— Помяни мои слова, сестричка, что-то обязательно случится! У меня шея чешется, как всегда перед дракой.

— Ну что ж, — пожала плечами Синара, — я вздохнула бы свободно, если бы сумела разгадать, кто стоит за всеми этими преступлениями, что творятся в Блек Рейвне.

— Ты сумела бы? Предоставь мужчинам встретиться с опасностью лицом к лицу. Мы здесь для того, чтобы защищать тебя.

Синара громко фыркнула — звук, совершенно неподобающий леди:

— Да я подвергаюсь большей опасности, находясь рядом с тобой, чем в одиночестве! Ты привлекаешь неприятности и несчастья, как нектар — пчел!

— Препираетесь, как всегда, — вмешался вернувшийся в этот момент Мерлин. — Когда-нибудь вы друг друга прикончите! Хватит ссориться, лучше поднимемся наверх, пока никого нет. Я посвятил Брембла в наш секрет, и он с радостью согласился помочь. Обещал, что проследит, чтобы слуги не слонялись без дела по коридорам и лестницам, пока мы не окажемся в безопасности.

— Он, наверное, едва не умер от потрясения, когда увидел, как ты появился из погреба, да еще весь промокший. Ну и вид у тебя! — хмыкнул Брендон.

— Признаюсь, он немного растерялся, — кивнул Мерлин, направляясь к двери.

Замок казался вымершим, хотя была только середина дня. Они заметили Брембла, заговорщически махавшего руками из-за двери, ведущей в кухню, но больше не встретили никого и благополучно добрались до комнаты в башне, бывшей когда-то кабинетом Макса.

— Можешь спать на диване, Бренд, — сказал Мерлин. — Никто сюда не заходит, только на всякий случай запри дверь.

Держась за руки, Мерлин и Синара спустились к себе.

— Мама беспокоится, куда я пропала, — шепнула Синара, заглянув в комнату. Тильди вскочила с кресла и поднесла палец к губам. Гардины были спущены, очевидно, Эстелла спала.

— О, миледи Сай, я думала, с вами случилось что-то ужасное, — тихо сказала горничная, приседая перед Мерлином и испытующе глядя на него.

— Пришлось перенести немало опасностей, но сейчас все в порядке, — весело заверила Синара.

— Миссис Хоторн была так расстроена вашим исчезновением. Пришлось дать ей сонного зелья.

— Прекрасно, значит не стоит ее беспокоить. Пожалуйста, принеси чистое платье и нижние юбки в спальню хозяина.

Тильди пошла выполнять поручение, а Синара пошла за Мерлином в его комнату. Муж выглядел бледным и уставшим, и хотя ушибы, полученные во время пожара, почти прошли, новый синяк заливал почти весь левый висок. Синара осторожно обвела пальцем лоб Мерлина, заметив небольшую шишку.

— Ужасно голова болит, — пожаловался он, садясь на постель и растирая шею, — но это все же лучше, чем утонуть.

— Вопрос в том, кто добивается твоей гибели, — заметила Синара, вытирая полотенцем волосы мужа.

— Если бы я только знал это, давно уже схватил бы негодяя.

Синара расстегнула пуговицы сорочки и брюк. Темные глаза Мерлина загорелись желанием:

— Несмотря на мою несчастную голову, — хмыкнул он, — я, кажется…

— И не думай, — перебила Синара, а по телу уже разлилось тепло. Она принялась энергично растирать спину мужа: — Тебе нужно поскорее переодеться в сухую одежду и согреться. Того и гляди простудишься.

Мерлин, не сопротивляясь, дал себя раздеть и уложить. Забинтованные руки Синары вновь разболелись. Сердце ее сжалось при виде того, каким кротким выглядел ее красавец-муж. Встреча со смертью усмирила его. Куда девались властные интонации, гордый вид! Тот первый поцелуй, в день ее четырнадцатилетия… как она боялась и ненавидела тогда его мрачную притягательность… Теперь же в его душе царили лишь любовь и благородство, которых хватило бы на нескольких человек.

Жена вынула из комода чистые рубашки и галстуки. В гардеробе висели визитки, фраки и брюки. Она выбрала костюм строгого покроя серого цвета, подобающий графу. Пусть муж выглядит настоящим лордом, когда предстанет перед слугами и сыщиками с Боу-стрит. Несмотря на изуродованное лицо, этот человек невольно вызывал уважение.

Мерлин попытался встать и натянуть одежду, но руки так тряслись от озноба, что сорочка упала на пол:

— По-моему, я замерз еще больше, чем в воде, пробормотал он, стуча зубами, и прижал к себе Синару. Она натянула одеяло на себя и на мужа, и когда его ноги немного согрелись, поднялась и, не обращая внимания на громкие протесты Мерлина, натянула на него брюки.

— Почему ты так быстро вскочила, Синара? Я бы мог весь день провести с тобой в постели.

— Знаю, знаю, но ты должен поговорить со слугами. Они очень тревожились за тебя.

— Вздор, — фыркнул Мерлин, — они меня терпеть не могут.

— А по-моему, они начинают привыкать к мысли, что ты теперь хозяин Блек Рейвна.

Синара надела на мужа сорочку и велела завязать галстук. Мерлин с отвращением оглядел накрахмаленный платок, но послушно накинул его на шею.

— Необходимо спуститься вниз, как будто ничего не случилось. Если враг скрывается поблизости, он узнает, что тебе удалось спастись, и, вероятно, выдает себя.

Мерлин, не возражая, поцеловал забинтованные руки.

— Я чувствую, что не достоин такой прекрасной жены, — пробормотал он, обнимая ее за талию и прижимаясь головой к груди с такой силой, что Синаре стало трудно дышать. Знакомое сладостное желание, всегда рождавшееся при его прикосновении, охватило ее. Женщина едва смогла найти в себе силы оттолкнуть мужа:

62
{"b":"11066","o":1}