ЛитМир - Электронная Библиотека

Маггинс толкнул Синару на землю рядом с Феликсом и налил суп в деревянные миски. От варева сильно пахло рыбой и луком. Маггинс бросил ей кусок черствого хлеба, и женщина обмакнула его в бульон. Давясь, она вынудила себя проглотить все — кто знает, когда придется есть в следующий раз.

— Значит, опять неудача? — спросил конюх. Си-нара заметила, как подозрительно он глядит на Феликса, каждое опрометчивое слово могло вызвать гнев.

— Смерть и проклятие! — выругался Феликс, швырнув на землю пустую миску. — Мы обыскали каждую камеру, и нигде нет следа чертова сундука!

Синара напряженно прислушивалась. Сундук? В замке полно старых сундуков, набитых вышедшей из моды одеждой, ящиков с книгами и инструментами. Она едва не спросила, о чем идет речь, но вовремя сдержалась — какой смысл еще больше злить Феликса?

— Мы все осмотрели, и я не имею ни малейшего представления, что теперь делать.

Феликс поднялся и раздраженно заходил по пещере. Широкая на входе, она сильно сужалась к концу, откуда узенькое отверстие, через которое не мог пролезть даже худой человек, вело наверх, в холмы.

— Мы не можем отступить теперь, — заявил Маггинс, подливая себе супа, — отдохнем несколько часов и вернемся на рассвете.

Феликс пнул сапогом камешек:

— Не время спать! В замке уже хватились Синару и обыскивают каждый закоулок. И тихо хмыкнув, добавил:

— По крайней мере хоть этого сумасшедшего Мерлина успели убрать с дороги. Удачно вышло с его плащом, ничего не скажешь. Умная идея, Маггинс!

— Плащ?! — взорвалась Синара. — Ты подбросил плащ на берег, чтобы Мерлина обвинили в убийстве Жана, которое ты совершил!

Феликс медленно, оценивающе улыбнулся, и Синара вздрогнула от омерзения.

— Вижу, ты по-прежнему весьма догадлива, дорогая. Все-таки стоит взять тебя с собой в Америку. Всегда считал твое общество крайне занятным. Кроме того, я с детства питал к тебе слабость.

Синара подалась назад, подавляя настойчивое желание броситься вон из пещеры. Но нет, если она хочет спастись, придется перехитрить Феликса.

— Почему ты убил Жана? Какую угрозу представлял для тебя старый безумец?

— Жан знал о тайне. Он был там, когда все произошло, и хотел получить свою долю богатства. Шантажировал меня с той поры, как я унаследовал титул после Макса. Он должен был умереть.

— Богатство? Объясни подробнее, Феликс.

— Я ничего не обязан тебе объяснять. Ты предала меня, когда связалась с этим неудачником Мерлином. Я всегда ненавидел его, — визгливо выкрикнул Феликс, — и твоего братца тоже! Они… и Макс держались вместе; со мной знаться не желали. У меня столько же прав на Блек Рейвн, сколько у Мерлина, хотя я наполовину и американец, а мой отец, как и остальные братья Сеймуры, должен был получить равную часть наследства!

— Я понятия не имею, о чем ты толкуешь.

— Это даже лучше, что ты не знаешь всей истории. Как только покончу с Мерлином и твоим братом, ты станешь цепляться за меня, больше не к кому будет обратиться, да и твоя ни на что не способная мамаша прибежит тоже.

Синара кипела от бешенства, но старалась не показать виду. Приходилось изображать спокойствие, иначе можно было кончить так же, как Жан.

Сунув туфлю Синары в карман, Мерлин потащил зятя за собой:

— Пойдем проверим яму смертников. Синара утонет, если мы не поспеем вовремя.

Они побежали вниз, скользя на мокрых ступеньках. Брендон поднял свечу повыше. Пламя сильно колебалось, стены влажно поблескивали, и глухой стук капель отдавался от камней.

— Только взгляни на это место, озноб пробирает, — пробормотал Мерлин и, отодрав болты, откинул крышку люка и вгляделся в темноту:

— Ничего не видно. Вода уже поднялась довольно высоко.

Брендон встал на колени, просунул свечу в отверстие, но они по-прежнему ничего не заметили.

— Придется спуститься вниз, — вздохнул Мерлин, и когда Брендон было запротестовал, добавил:

— Я знаю это место, а ты нет. Перекинув ноги через край, он нащупал ступеньки и осторожно встал:

— Теперь давай свечу.

Брендон подчинился, и Мерлин внимательно осмотрел заплесневелые стены:

— Благодарение Богу, никого. Но где она может быть?

— Нужно хорошенько обыскать все подземелье, замок и окрестности, — решил Брендон. Голос его слегка дрожал:

— Она, конечно, храбрится, «старушка», но у меня ужасное предчувствие.

Мерлин подтянулся и вылез, захлопнув крышку:

— Нельзя терять ни минуты. Пойдем обыщем верхние этажи.

Рассвет медленно плыл над землей. Синара, связанная по рукам и ногам, лежала на голой земле, чувствуя, как немеет тело. Каждый раз, когда она пыталась пошевелиться, в спину впивался камень.

— Если бы был хоть какой-нибудь выход, — думала она и горящими от бессонницы глазами вглядывалась в волны. Обычно шум прибоя навевал на нее сон, но сегодня лишь раздражал. Море успокоилось, но с серого неба уныло полил дождь. От попоны, наброшенной на нее Маггинсом, исходил запах плесени.

Слегка повернув голову, Синара заметила, что враги еще спят. Феликс хотел вернуться в подземелье замка сразу после ужина, но Маггинс отговорил его, объяснив, что поиски Синары могут продолжаться всю ночь, и слуги, конечно, заглянут вниз.

— Даже если они и подозревают Мерлина Сеймура, — заявил он, — то к хозяйке относятся хорошо. Даже эта ведьма Эверелл питает симпатию в леди Рейвн. Они постараются сунуть нос в каждую щель.

Феликс, пробормотав что-то, бросился на груду одеял. Синаре очень хотелось знать, когда они решат отправиться в Блек Рейвн. Уж конечно, не среди бела дня, думала она, боясь, что придется до ночи сидеть в сырой пещере в обществе двух негодяев. Женщина закрыла глаза. Мысли метались, словно крысы в западне. В пещере стало заметно светлее, и Синара умудрилась приподняться.

Руки ее по-прежнему были забинтованы, хотя повязки превратились в грязные тряпки. Веревки туго перехватывали запястья. Если бы избавиться от них и от бинтов, тогда, возможно, она сумела бы освободиться.

Синара начала грызть узел бинта на левой руке. Новая кожа чесалась и стягивала кисть.

Но когда ее план удался, Маггинс пошевелился, мгновенно открыл глаза и с подозрением уставился на Синару. Пришлось поспешно спрятать руки под одеяло. Может, еще будет время заняться этим позже, когда они устанут пристально следить за ней.

Мерлин и Брендон, грязные, измученные, раздосадованные, спотыкаясь, выбрались из подземелья в рассветную свежесть.

— Где она может быть? — заорал Мерлин, пиная дверь винного погреба. — Тебе лучше остаться внизу, старина. Что, если сыщики заявятся к завтраку?

Брендон равнодушно пожал плечами:

— Ну а ты? Они схватят тебя и опять бросят в тюрьму.

Медленная улыбка поползла по лицу Мерлина:

— Если только мы не упрячем их туда раньше. Внизу полно пустых камер.

Брендон, расхохотавшись, ударил приятеля по плечу.

— Великолепная мысль! — Растирая небритый подбородок, добавил: — Может, лучше привязать их к самым удобным креслам в доме и снабдить колодой карт и запасом бренди? Наверное, тогда они более снисходительно отнесутся в нашей «проделке».

— Хм-м-м… тут ты, пожалуй, прав. Путь будет так. — Мерлин решительно направился к кухне. — Пойдем, устроим им сюрприз.

Глава 24

Хотя Синара весь день пыталась освободиться, однако ничего сделать не удалось. Негодяи куда-то ушли, привязав ее к скале, обмотав веревками талию и шею. Она почти не могла шевелиться и плакала от боли в сведенных мышцах. К вечеру Синара совершенно измучилась. Однако бесконечные часы ожидания не прошли даром. Женщина изобрела план, который, пожалуй, мог осуществиться. К тому же Синара вспомнила кое-что крайне важное.

— Все еще здесь? — издевательски бросил Феликс, когда они вернулись с мешком, в котором оказалась курица и десяток картофелин.

— Видно, тебе не наскучило мое общество, — ухмыльнулся он, гладя ее бедро. — Такая преданность мне по душе!

67
{"b":"11066","o":1}