ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А как же с королевой? — спросил Мордред. — Она виновна в измене королю и по закону должна умереть на костре.

Тут Артур закрыл лицо руками и зарыдал.

— Не спешите, — тихо сказал Гавейн. — Откуда нам знать, что Ланселот и королева виновны? Быть может, она послала за ним просто для того, чтобы поблагодарить за спасение от Мелигранса.

— Королева должна умереть, как велит закон, — сказал король Артур. — Но если Ланселот вернется сюда, то и его ждет позорная смерть!

— Тогда не дай бог мне дожить до того, чтобы увидеть это! — воскликнул Гавейн.

— Но он убил вашего брата Агравейна, — сказал король Артур.

— Не раз предупреждал я Агравейна, — ответил сэр Гавейн, — ибо знал, до чего могут довести его козни. И он ведь был одним из четырнадцати вооруженных рыцарей, напавших на одного безоружного. И потому я прощаю сэру Ланселоту его смерть.

— Будьте готовы поутру отвести королеву на костер, — сказал король Артур.

— Нет, благороднейший король! — вскричал сэр Гавейн. — Никогда никто не сможет сказать, что я был среди тех, кто причастен к ее смерти!

— Раз так, — сказал король, — пусть ко мне явятся ваши братья, сэр Гахерис и сэр Гарет.

И когда они явились, король Артур сдал им распоряжения.

— Сэр, — ответили они, — ваши повеления будут выполнены. Но вопреки нашей воле, и мы пойдем без доспехов, в траурных одеждах.

— Тогда готовьтесь! — вскричал король Артур. — Ибо час настал.

— Сожалею, что дожил до этого дня, — сказал сэр Гавейн.

И Гвиневеру в одной рубашке отвели к столбу, где все было приготовлено для костра, и многие люди шли за ней в траурных одеждах. Но сэр Мордред был в полных доспехах, и с ним отряд вооруженных рыцарей.

Но, когда уже зажжен был факел, появился вдруг сэр Ланселот с верными ему рыцарями, расчистил себе путь к столбу, поразив немало врагов, и унес королеву Гвиневеру. И сам не зная того, Ланселот убил Гахериса и Гарета, стоявших у столба без доспехов, в траурных одеждах.

После этого сэр Ланселот и все, кто был за него, ускакали в его земли Гвинеда в Северном Уэльсе и укрепились в Замке Веселой Стражи.

Теперь королевство логров и вправду было расколото усобной войной, и там, где раньше царили любовь и вера, теперь была ненависть.

Остыв от гнева, король Артур горько раскаялся в том, что столь поспешно осудил королеву Гвиневеру на сожжение, и возрадовался, что Ланселот спас ее. Но теперь закончилась давняя дружба Ланселота и Гавейна и на место ее пришла внезапная ненависть и жажда мести.

— Клянусь перед богом, что не успокоюсь, пока не встречусь лицом к лицу с Ланселотом и пока один из нас не будет убит! — вскричал сэр Гавейн. — Ибо никогда не прощу я ему убийство моих дорогих братьев — сэра Гахериса и доброго рыцаря сэра Гарета, — вероломное убийство их, безоружных и беззащитных. А вас, мой дядя, я заклинаю священными законами рыцарства и вашим именем короля этой страны тотчас объявить войну сэру Ланселоту, чтобы отомстить за смерть моих братьев и спасти вашу королеву.

Все остававшиеся ему верными рыцари также просили короля Артура начать войну. И наконец он собрал все свои силы и выступил на север, и шел, пока не достиг Замка Веселой Стражи, и осадил его.

Через пятнадцать недель безуспешной осады случилось, что сэр Ланселот разговаривал со стен надвратной башни с королем Артуром и сэром Гавейном.

— Лорды! — сказал он. — Вам не взять этот замок.

— Выходите в таком случае и сразитесь со мной в поединке! — крикнул король Артур.

— Бог не допустит, чтобы я когда-нибудь сразился с благороднейшим королем всех времен, с тем, кто сделал меня рыцарем.

— Ваши любезные речи я теперь ни во что не ставлю! — закричал король Артур. — Знайте, что отныне я ваш смертельный враг и всегда буду им. Ибо вы похитили у меня мою жену, убили моих рыцарей и разрушили наше прекрасное королевство логров.

Тут Ланселот просил короля Артура восстановить мир, предлагая отдать ему королеву Гвиневеру и защищать ее честь от всех, кто захочет обвинить ее в измене. И король, может быть, послушал бы его, если бы не сэр Гавейн, который убедил короля не заключать с Ланселотом перемирия.

А на следующий день Ланселот внезапно вышел со своими воинами из замка, ибо его все же разгневали жестокие насмешки сэра Гавейна, и произошла ужасная битва. В этой битве сэр Гавейн, пробиваясь к Ланселоту, сбил сэра Лионеля и убил его. А сэр Борс бросил на землю короля Артура и стал над ним с обнаженным мечом, крича Ланселоту:

— Сэр, закончить ли мне эту войну одним ударом?

Но Ланселот ответил:

— Не наносите этого удара, или я сам убью вас! Ибо никогда не стану я свидетелем убийства благородного короля Артура или его оскорбления.

И, спрыгнув с коня, он с любовью помог королю Артуру подняться на ноги, а затем сесть в седло, говоря при этом:

— Дорогой мой господин король, во имя бога, остановите эту войну! Возьмите со всеми почестями вашу королеву, и я обещаю покинуть землю Британии и не возвращаться сюда, пока не придет нужда во мне.

Король Артур был глубоко тронут, думая о великом благородстве сэра Ланселота и о всех деяниях, свершенных им в прошлом. И, невзирая на все уговоры сэра Гавейна, он помирился с Ланселотом.

И когда это было решено, Ланселот явился безоружным перед королем, ведя за руку королеву Гвиневеру, и сказал:

— Благороднейший господин мой, вот я привел вашу королеву. И если найдется рыцарь, который осмелится сказать, что она неверна вам, то я сражусь с ним и буду биться до смерти. Что бы ни сделал я или хотел сделать, эта леди невиновна. Вы же слушали лжецов и подстрекателей.

И, говоря это, он повернулся и взглянул на сэра Мордреда и закончил:

— И это их злые интриги разлучили доброе товарищество Круглого Стола.

— Король может поступать как ему угодно, — вмешался тут сэр Гавейн. — Я же, покуда жив, никогда не пойду на мир с вами. Ибо вы убили моего дорогого брата сэра Гарета, и сэра Гахериса, и сэра Агравейна также.

— Вам хорошо известно, что никого я не любил больше, чем сэра Гарета, — начал Ланселот, — и до конца дней моих я буду страдать оттого, что, сам того не ведая, убил его…

— Никогда не прощу я вам смерти моих братьев, — гневно прервал его Гавейн, — и в особенности смерти моего брата Гарета!

— Что ж, — сказал Ланселот, — настала мне пора проститься с этой дорогой землей и со святым королевством логров и отправиться за море, в Арморику, что на земле Франции.

— Не сомневайтесь, что в скором времени я последую туда за вами! — вскричал сэр Гавейн.

После этого в Британии на время воцарился мир, но был он беспокойным и непрочным. Ибо сэр Гавейн не переставал печалиться о смерти своих братьев, а сэр Мордред не переставал возбуждать ненависть против сэра Ланселота. И вот столь много рыцарей стало на сторону сэра Гавейна, что Артур вынужден был объявить войну сэру Ланселоту. И собрал он большое войско и вступил во Францию, оставив Мордреда править Британией на время своего отсутствия.

Они двинулись в Арморику к замку Бенвик, где поселился Ланселот, и долго стояли там. И три раза сражались Ланселот и Гавейн, и каждый раз Ланселот одолевал Гавейна и ранил его. Но Гавейн, казалось, был во власти безумия, ибо, даже тяжело раненный, он не переставал кричать:

— Изменник-рыцарь! Трус! Когда я поправлюсь, я снова сражусь с вами. Ибо никогда не прощу я вам смерти Гарета и не успокоюсь, пока один из нас жив!

А тем временем в Британии сэр Мордред продолжал свои козни. И когда он привлек на свою сторону достаточно рыцарей, то объявил, что король Артур убит во Франции, и склонил рыцарей избрать его королем, и даже сам короновал себя в Кентербери.

Затем он захватил королеву Гвиневеру и пытался принудить ее стать его женой. Но ей удалось бежать от него и добраться до Лондона. Оттуда она направила гонцов, чтобы они отыскали короля Артура, сама же с верными ей людьми укрылась в замке Тауэр и укрепилась там.

Вскоре явился сэр Мордред и попытался взять замок, но он был слишком крепким. Он пытался уговорить королеву Гвиневеру выйти из замка, но она храбро отвечала ему:

44
{"b":"11070","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Практический курс трансерфинга за 78 дней
Небесный капитан
Позиция сверху: быть мужчиной
Быстро вращается планета
Машина правды. Блокчейн и будущее человечества
Популярная риторика
Обязанности владельца компании