ЛитМир - Электронная Библиотека
За гранью возможного - pic_12.png
Рис. 7
За гранью возможного - pic_13.png
Рис. 8
За гранью возможного - pic_14.png
Рис. 9
За гранью возможного - pic_15.png
Рис. 10
За гранью возможного - pic_16.png
Рис. 11

Мы часто видим сходящиеся вдали параллельные линии (полотно железной дороги, шоссе и т. п.). Это явление называется перспективой. Изображение на рисунке 11 нам кажется объемным именно благодаря перспективе: коридор на нем уходит вглубь, пол состоит из прямоугольников.

Ряд зрительных иллюзий обусловлен влиянием контраста яркости. На темном фоне мы видим фигуры более светлыми и, наоборот, на светлом – более темными.

При восприятии фигуры и фона мы склонны видеть, прежде всего, пятна меньшей площади, а также пятна более яркие, «выступающие», причем фон нам кажется лежащим дальше от нас, за фигурой. Чем больше контраст яркости, тем лучше заметен объект и тем отчетливее видны его контур и форма. На рисунке 12 приведен классический пример иллюзии соотношения фигуры и фона (ваза Рубина). Можно увидеть как вазу, так и два лица.

При движении объекта наблюдения встречается также ряд зрительных иллюзий, которые обусловлены некоторыми свойствами нашего зрительного аппарата. Например, если круг с окрашенным сектором привести во вращение, то весь круг нам кажется окрашенным. Это можно объяснить способностью нашего глаза в течение долей секунды удерживать зрительное впечатление, хотя видимый предмет уже исчез из вида. Иллюзия движения очень хорошо видна на рисунке 13.

За гранью возможного - pic_17.png
Рис. 12
За гранью возможного - pic_18.png
Рис. 13

Не отрывая взгляда от центра круга, подвигайте головой. Возникает видимость, что узор внутри шара движется из стороны в сторону (иллюзия Оучи).

Существует иллюзия, которую можно назвать – эффект волчка. Если диск со спиралью (волчок) вращать по часовой стрелке, то после продолжительного фиксирования на ней взгляда у нас возникает впечатление стягивания всех витков спирали к центру; при вращении спирали в обратном направлении, мы видим расхождение витков спирали от центра к периферии. Если после длительного рассматривания движущейся спирали взглянуть на неподвижные предметы, создается видимость их перемещения в обратном направлении. Когда после длительного наблюдения за местностью из окна поезда мы переводим взгляд на предметы внутри вагона, нам кажется, что они тоже движутся, но только в противоположную сторону. Эти иллюзии связаны с последовательно движущимися образами.

На свойстве нашего глаза в течение 0,1 секунды «видеть» то, что уже исчезло, основан кинематограф: при скорости пленки 24 кадра в секунду наш глаз не замечает смены кадров и воспринимает не движение ленты, а более медленное движение фигур, проектируемых на экран. Этот эффект назван иллюзией последействия. В нем можно убедиться самостоятельно. В течение 30 секунд непрерывно смотрите на четыре точки в центре рисунка 14. Теперь закройте глаза, откиньте голову назад и посмотрите на потолок. Попробуйте быстро поморгать.

Важнейшим свойством нашего глаза является его способность различать цвета. Иногда о насыщенности цвета мы ошибочно судим по яркости фона или по цвету окружающих предметов. В этом случае возникает эффект цвета и контраста яркостей: цвет светлеет на темном фоне и темнеет на белом. На рисунках 15 и 16 изображены иллюзии мерцающих решеток Геринга. Так на пересечении всех белых полос видны маленькие серые пятна, а белые кружки на черном фоне кажутся мигающими, не правда ли? Мы способны даже создавать иллюзию цвета там, где его нет.

За гранью возможного - pic_19.png
Рис. 14
За гранью возможного - pic_20.png
Рис. 15
За гранью возможного - pic_21.png
Рис. 16

Существует также понятие собственно цветовых контрастов, когда цвет наблюдаемого нами объекта изменяется в зависимости от того, на каком фоне мы его наблюдаем. Так, черный объект на красном фоне будет казаться зеленоватым, на фиолетово-голубом фоне – зеленовато-желтым, а на голубом – медно-красным. При переходе от дневного зрения к сумеречному, когда уменьшается освещенность, понижается чувствительность глаза в целом, прежде всего, ухудшается восприятие цветов длинноволнового участка видимого спектра (красные, оранжевые тона), но зато в этих условиях повышается чувствительность к цветам коротковолновой части спектра (синие, фиолетовые тона). Красный мак и василек при дневном освещении по яркости близки друг к другу. В сумерках мак кажется совершенно темным, а василек более светлым.

Другим видом цветовой иллюзии является то, что некоторые цвета воспринимаются как «выступающие», а другие как «отступающие». «Выступающими» цветами обычно кажутся цвета красно-оранжево-желтые (или «теплые»), а «отступающими» – цвета зелено-синие (или «холодные»).

Мы также привыкли, что все удаляющиеся к горизонту предметы уменьшаются на сетчатке: люди, поезда, облака, самолеты… Этот факт наглядно иллюстрирует рисунок 17. Если изображение человека среднего роста с заднего плана фотографии переместить на передний, этот человек будет казаться карликом.

За гранью возможного - pic_22.png
Рис. 17

Многим приходилось видеть необычные, как бы живые портреты, которые всегда смотрят на нас, следят за нашими передвижениями, и обращают свои глаза туда, где мы находимся. Это объясняется тем, что зрачки глаз на таких портретах изображены в середине разреза глаз. Именно такими мы видим глаза, смотрящие на нас. Если глаза смотрят в сторону, мимо нас, зрачок и вся радужная оболочка кажутся нам смещенными в бок. Когда же мы отходим в сторону от загадочного портрета, зрачки на нем, конечно, своего положения не меняют – остаются посреди глаз, все лицо мы также продолжаем видеть в прежнем ракурсе. Поэтому нам кажется, что портрет как бы повернул голову и следит за нами.

В природе существует бесчисленное множество и других иллюзий восприятия, как зрительных, так и слуховых, осязательных и др. Все они свидетельствуют о необычайном многообразии нашего чувственного мира, неповторимости ощущений, удивительных особенностях человеческого организма.

Необычные видения

Весь мир был взволнован тем, что в Гаване появилось… привидение знаменитого писателя Эрнеста Хемингуэя. Сообщалось, что его видели сотрудники дома-музея, в котором писатель прожил более двадцати лет. Призрак Хемингуэя якобы появлялся по ночам, с одними заводил беседу, за другими ходил по пятам.

Читая эти строки, многие подумают: разве верить в привидения возможно в наше время? Ведь наука доказала, что подобные видения – это или галлюцинации, или иллюзии, или просто фантазии. Попробуем разобраться.

Современная психология достаточно хорошо изучила это явление. Наиболее интересны исследования в этой области русских ученых – В.М. Бехтерева, В.Х Кандинского, С.П. Рончевского, Е.А. Попова, В.А. Гиляровского, В.М. Кандыбы, М.И. Рыбальского и др. Зрительные галлюцинации настолько отчетливо воспроизводятся под гипнозом, что возможность их возникновения не вызывает сомнений. Считается, что у 10–20 % людей хотя бы раз в жизни была галлюцинация. У здоровых же людей обман чувств в виде единичных кратковременных эпизодов возникает при легких изменениях сознания, соматических угнетениях, дремотных, трансовых и других состояниях. Это явление встречается в 2–3 раза чаще у психически больных людей. Галлюцинации могут быть зрительными, слуховыми, обонятельными, вкусовыми и осязательными. А вот иллюзии – самыми разнообразными – физическими и физиологическими, рефлекторными и функциональными, психогенными и аффектными, предсмертными и сенсорными, внушенными и навязчивыми и т. д. Различия между иллюзиями и галлюцинациями сводятся к тому, что возникновение первых связано с искаженным восприятием органами чувств реальных предметов, явлений, действий, а вторые до деталей принадлежат сфере воображения.

12
{"b":"110701","o":1}