ЛитМир - Электронная Библиотека

Современная наука определила причины, сущность и механизм возникновения сновидений. Сегодня их можно искусственно вызывать в лабораторных условиях, как по желанию испытуемого, так и по желанию экспериментатора. Наиболее значимы работы в этом плане Т.Н. Ониани, Л.П. Латаша, В.С. Ретенберга, В.М. Кандыбы, А.М. Вейна и других ученых.[9] В частности, В. Ретенберг предположил, что сновидения представляют своеобразный «внутримозговой» поиск способов разрешения эмоциональных конфликтов, возникающих у человека в период бодрствования.

Учеными установлено, что раздражение обонятельных, температурных и звуковых рецепторов вызывает адекватные сновидения. Доказано, что и раздражение внутренней среды организма (сердца, желудка и других органов) также способно вызвать соответствующие сны. Например, при переполненном желудке возникают сновидения, связанные с чувством удушья и т. д.

Основой наших самых фантастических сновидений является жизненная информация, которой мы располагаем. Все то, что мы когда-либо видели, слышали не проходит бесследно, а откладывается в «кладовых» нашей долговременной памяти в виде «энграмм» (следов воспоминаний). Когда человек спит, у него заторможены те области коры головного мозга, которые контролируют память, речь, абстрактное мышление и другие психические функции. Поэтому наши «энграммы» могут легко пробиваться в осознаваемые структуры во время сна и принимать самые причудливые зрительные образы. Но наш сон неоднороден. Существует быстрый и медленный сон, что установлено с помощью электроэнцефалограмм. Сновидения возможны лишь в фазе быстрого сна. Она может повторяться на протяжении всего сна неоднократно. А, следовательно, сновидения могут иметь продолжение.

Возможны и творческие сны. Так, известный химик Кекуле открыл структурную формулу бензола во время сна. Композитор Тартини написал свое лучшее музыкальное произведение «Трель дьявола» после того, как услышал его во сне.

Известны случаи в медицинской практике, когда сновидение «предвещало» заболевание, это так называемый сон в руку. Однако при научном подходе становится ясно, что вначале возникла болезнь, а потом сновидение, а не наоборот. Из места поражения в кору головного мозга поступали сигналы о неблагополучии в организме, которые и порождали сновидение.

Накопленные в медицине знания о снах и сновидениях могут эффективно использоваться при диагностике и прогнозировании заболеваний человека. Так любые изменения в организме, радости, печали, потрясения находят свое отражение в ночных грезах.

По характеру сновидений можно определить не только само заболевание, но и его локализацию, начало, развитие и завершение.

Во время скрытого (латентного) периода болезни возрастает частота сновидений. Это может наблюдаться как на протяжении одной ночи, так и на протяжении многих ночей. Сновидения становятся неприятными, неспокойными, иногда превращаются в кошмары; сюжеты самые разные: грязь, кровь, пожары, ранения, атаки, сражения и т. п. Замечено, что чем тяжелей заболевание, тем ужасней сновидения и их последствия – после пробуждения человек испытывает страх, тревогу или депрессию. Сновидения иногда прямо, а иногда и в зашифрованном виде отображают локализацию патологического процесса, специфику того или иного заболевания.

Как правило, такие сновидения продолжаются во время всей болезни, часто повторяются, в точности или с изменениями. Когда же появляются радостные мотивы, изменяется эмоциональная окраска снов, начинается период выздоровления.

Найдены также объяснения полетам во сне. Если человек спит, укрывшись с головой одеялом, а потом из-за нехватки воздуха сбросит его с лица, то струя свежего воздуха даст толчок к подобному сновидению. Падение в пропасть во сне связывается, например, с тем, что спящий может инстинктивно выпрямить подогнутые ноги.

В сновидениях мы часто видим то, что нас волнует, тревожит, беспокоит, нередко и то, к чему стремимся или чего страстно желаем. Во время сна мозг, освобождаясь от давления сознания, может выдавать оптимальное решение проблемы. И тогда человеку, который воспользовался им и достиг цели, такое сновидение может казаться пророческим. Известно, что Д.И. Менделеев долгое время не мог закончить создание своей периодической системы элементов. Однажды вечером сидя над решением этой задачи, он, утомленный, уснул. И во сне увидел решение. Проснувшись, понял, что, действительно, нашел правильный ответ.

Сновидения слепых от рождения не содержат зрительных образов и не сопровождаются быстрым движением глаз, характерным для сновидений зрячих.

Переживания во сне глухонемых, которые обычно общаются на языке знаков, вызывают повышение двигательных токов, но не в гортани, а в пальцах рук.

Зависимость сновидений от информации, полученной в состоянии бодрствования, огромна, но не абсолютна. Засыпая, мы проходим через четыре распознаваемые стадии ортодоксального сна, по мере наступления которых мы засыпаем все крепче. Затем, когда начинается быстрое движение глаз и мы входим в фазу парадоксального сна, внезапно происходят количественные изменения. Мышечный тонус быстро падает, и тело расслабляется, спинальные рефлексы пропадают, и даже прекращается храп. По мере увеличения мозговой активности восприимчивость понижается. По-видимому, наиболее полный уход от физической реальности происходит тогда, когда начинается глубокий, или прозрачный сон, как иногда его называют специалисты по сновидениям Оксфордского института психофизиологических исследований. Во время прозрачного сна человек понимает, что он спит. А вот в допрозрачном – нет. Человек сомневается, спит он или бодрствует, и по поводу своего состояния не может сделать окончательный вывод.

Того, кто видит прозрачный сон, почти невозможно разбудить. Когда вы знаете, что спите, вы достигаете самого полного ухода от связанных с телом ощущений. Во время прозрачного сна нельзя довериться тому, что вы чувствуете, так как прикосновение, вкус и запах во сне бывают абсолютно реальными.

Конечно, во сне можно увидеть все, что угодно, в том числе и само пробуждение. Многим снится, что они просыпаются, лежат в постели, встают, начинают одеваться – и вдруг обнаруживают, что все это сон, что они еще спят. Даже осознание того, что пробуждение приснилось, не является гарантией действительного пробуждения.

Например, известны случаи, когда люди просыпаясь от наркоза, испытывали «сотни» ложных пробуждений.

Все, что можно испытать наяву, можно испытать и во сне. В сновидениях события могут логично следовать друг за другом с учетом вашего мировозрения и жизненного опыта.

Вы даже можете читать книгу во сне и думать, что все это происходит наяву.

Если вы сомневаетесь, проснулись ли вы на самом деле, то будьте уверены, – вы еще спите.

Уверенность, что мы спим, абсолютна, мы ее чувствуем на биологическом уровне, и она не имеет ничего общего с разумом.

Мы можем во сне помнить, как неприятно водить пальцем по лезвию бритвы, а в бодрствующем состоянии вспоминать, как замечательно парить в воздухе.

Вероятно, виды сновидений отличаются друг от друга, как и от состояния бодрствования, чем-то принципиальным, но при этом трудноуловимым. Несмотря на схожесть чувственного опыта и умственных процессов в состояниях сна и бодрствования, мы можем утверждать, что эти состояния совершенно различны и что личность может с одинаковой легкостью выражать себя в любом из них.

Когда мы бодрствуем, мы находимся во власти сил, формирующих наше тело и заключенный в нем разум. Во сне же, как и в игре, у нас появляется возможность действовать вне этих сил, оказываясь в самых различных ситуациях, чтобы затем связать их со своим жизненным опытом.

По-видимому, все содержание снов является производным от ощущений, полученных во время бодрствования. Однако в печати есть много сообщений о том, что во сне может отражаться информация, которая ранее была недоступна спящему.

вернуться

[9] См. В.М. Кандыба «Загадочные сверхвозможности человека». СПб., 2000

9
{"b":"110701","o":1}