ЛитМир - Электронная Библиотека

Между тем капитан Руднев огласил экипажам "Варяга" и "Корейца" японский ультиматум, прокомментировав его в следующих выражениях:

"Вызов более чем дерзок, но я принимаю его. Я не уклоняюсь от боя, хотя не имею от своего правительства официального сообщения о войне. Уверен в одном: команды "Варяга" и "Корейца" будут сражаться до последней капли крови, показывая всем пример бесстрашия в бою и презрения к смерти".

От имени всей команды командиру ответил мичман Падалко: "Все мы, и "Варяг", и "Кореец", будем защищать родной Андреевский флаг, его славу, честь и достоинство, сознавая, что на нас смотрит весь мир".

Русские моряки решили дать японцам бой в открытом море.

Полные отваги и решимости и не желая подвергать опасности иностранные военные корабли, крейсер "Варяг" и канонерская лодка "Кореец" в 11 часов 20 минут 27 января 1904 г. снялись с якоря. Моряки иностранных кораблей выстроились на палубах. Царило неописуемое волнение, некоторые матросы (особенно итальянцы) были растроганы до слез. Никогда не приходилось им видеть более возвышенной и трагической сцены. На капитанском мостике "Варяга" стоял его командир, ведший свой крейсер как на последний парад.

Громовое "Ура!" вырвалось из груди всех свидетелей драмы. Все салютовали русским героям, шедшим на верную смерть.

Командующий японской эскадрой уже предвкушал победу, заранее преподнося оба русских корабля, как первые трофеи войны, в победоносном исходе которой для Японии нисколько не сомневался, в подарок Тэнно ко дню его восшествия па Хризантемовый трон. И для такой уверенности адмирал Уриу, казалось, имел все основания.

Крейсер "Варяг" и канонерскую лодку "Кореец" в открытом море поджидала японская эскадра, состоявшая из 6 броненосных крейсеров и 8 миноносцев. Один лишь броненосный крейсер "Асама" был вооружен 37 орудиями и 5 торпедными установками. "Варяг" же не имел ни бортовой брони, ни бронированных щитов на орудиях.

Японцы выбросили сигнал "сдаться на милость победителя". В ответ командир "Варяга" отдал приказ поднять боевые флаги. В 11:45 с крейсера "Асама" прозвучал первый выстрел. Вслед за тем японская корабельная артиллерия всего за минуту выпустила по русским кораблям 200 "шимоз" (разрывных снарядов, обладавших, наряду с разрушительным, поистине ужасающим зажигательным действием), обрушив на них в общей сложности около семи тонн смертоносного металла. При этом весь огонь японская эскадра сосредоточила на "Варяге", почти не удостаивая своим вниманием "Корейца". Японцы полагали, что легко потопят русскую канонерку после гибели крейсера.

Медаль за бой Варяга и Корейца - _0_24522_967d49ab_XL.jpg

На "Варяге" горели разбитые "шимозами" шлюпки, вода вокруг него кипела от разрывов, обломки корабельных надстроек с грохотом рушились на палубу, погребая под собой русских матросов. Одно за другим замолкали выведенные японцами из строя орудия, вокруг которых громоздились тела убитой и раненой орудийной прислуги. Японская шрапнель сметала уцелевших смертоносным градом, изрешеченная которым палуба "Варяга" превратилась в "овощную терку".

Но, невзирая на шквальный огонь японцев и чудовищные разрушения, "Варяг" по-прежнему вед прицельный огонь по японской эскадре из немногих уцелевших орудий. Даже раненые не покидали своих боевых постов. Стоял такой грохот, что у моряков в буквальном смысле слова лопались барабанные перепонки.

Крейсер "Варяг" сосредоточил огонь на "Асаме". Командир "Асамы" лишь поражался частоте огня орудий русского крейсера и быстроте, с которой тем производились выстрелы.

Медаль за бой Варяга и Корейца - _39873223.jpg

Вскоре артиллерия японского крейсера "Тиода" (в различных источниках встречается также написание "Чиода" или "Чайода") стала бить по "Корейцу". Японцы были уверены, что этого огня более чем достаточно для того, чтобы отправить русскую канонерку вместе с командой в "царство теней", поэтому большего внимания ей не уделяли. И напрасно! "Кореец" воспользовался таким пренебрежительным отношением к себе "потомков самураев" и сумел нанести серьезные повреждения кораблям японской эскадры.

Не терял понапрасну времени и крейсер "Варяг". В течение часа он выпустил по японцам 1 105 снарядов. На "Асаме" от метких попаданий русских артиллеристов вспыхнул пожар, обвалился капитанский мостик и был убит командир корабля. Другой японский крейсер, "Акаси", получил такие тяжелые повреждения, что потом более года не покидал ремонтные доки. Были не менее серьезно повреждены еще 2 крейсера японцев. Один из японских миноносцев, нашпигованный русскими снарядами, затонул во время боя, а другой - во время возвращения в порт Сасэбо.

В общей сложности японцы привезли на берег 30 своих убитых и 200 раненых (не считая тех, кто пошел на дно вместе со своими потопленными кораблями). Японцам не удалось ни потопить, ни захватить противостоявшие им русские корабли. Фактически бой завершился победой "Варяга" и "Корейца". Правда, далась эта победа страшной ценой. Изувеченные русские корабли смогли добраться до порта Чемульпо лишь с огромным трудом.

Когда французский капитан Сэнэс сразу после боя поднялся на палубу "Варяга", его глазам представилась ужасная картина:

"Палуба залита кровью, всюду валяются трупы и части человеческих тел. Ничто не избежало разрушения".

Разрушено было практически все. Из 36 орудий остались в более-менее исправном состоянии всего лишь 7. В корпусе крейсера зияли 4 огромные пробоины. Самым серьезным повреждением было разрушение магистрали, по которой проходили все рулевые приводы, что сделало "Варяг" практически неуправляемым. Из состава команды, находившейся на верхней палубе, 33 моряка были убиты и 120 ранены. Сам капитан Руднев был тяжело ранен в голову. Чтобы не допустить захвата практически обезоруженных кораблей японцами, было решено канонерскую лодку "Кореец" взорвать, а на "Варяге" открыть кингстоны.

Медаль за бой Варяга и Корейца - _040206c013.jpg
Затопление "Варяга"

Оставшихся в живых русских моряков разместили на иностранных кораблях. Британский "Талбот" принял на борт 242 человека, итальянская "Эльба" - 170, остальных разместил на своем борту французский "Паскаль". Американский корабль "Виксберг" принять русских раненых на борт отказался!

Медаль за бой Варяга и Корейца - _0_48ed_341d8de4_XL.jpg

Между тем, именно американцы были, в отличие от Англии, Франции и Италии, обязаны сохранением самого существования своего государства именно русскому Императорскому флоту! Когда армия Конфедерации Южных штатов громила правительственные войска США на всех фронтах гражданской войны, когда англо-франко-испанские войска высадились в 1862 г. в мексиканском порту Веракрус, экспедиционный корпус французского маршала Базена в 1863 г. оккупировал Мексику и посадил на трон в Мехико новоиспеченного "императора" - эрцгерцога Максимилиана Габсбурга, американский президент Авраам Линкольн оказался в железных тисках. Он знал, что США (то есть, на тот момент, Северные Штаты) в одиночку не устоят перед такой коалицией.

Но тут вмешалось Провидение - в лице Императорской России. Русский Царь-Освободитель Александр II, осведомленный через своих послов в Париже и Лондоне о признании Конфедерации Южных штатов британской короной, уже планировавшей посадить на трон в Ричмонде одного из многочисленных потомков королевы Виктории, и о заговоре Ротшильдов, маячивших за всем этим колониальным проектом, протянул США руку помощи.

Царь направил в Сан-Франциско русскую эскадру адмирала С.Лисовского, а в Нью-Йорк - эскадру адмирала А.Попова. Оба русских адмирала имели от Царя приказание быть готовыми к бою с флотом любой державы и принимать распоряжения только от президента Линкольна. Именно это великодушное решение Царя-Освободителя спасло Соединенные Штаты Америки от международной интриги.

2
{"b":"110718","o":1}