ЛитМир - Электронная Библиотека

– Восхищаюсь твоим даром выражаться нестандартно, – сказал Эриксон, чтобы что-то сказать. Ему никогда прежде не приходилось видеть Рию такой угнетенной и подавленной. Такой уязвимой. – Мы делаем все, что в наших силах, – сбивчиво проговорил он. – Мои помощники защитят Харта от нападения, поскольку он сам пока скромничает. Помимо этого, мы пока ничего не можем поделать. У нас на руках все судебные и волшебные доказательства, но все это, вместе взятое, пока не дало нам ключа. Нет у нас ни мотива, ни свидетелей, ни орудия убийства. Как нет и ничего объединяющего жертвы. Они могли быть выбраны наобум по причинам, разобраться в которых под силу лишь безумцу.

– Все так, – согласилась Рия. – Продолжай. Вдохни в меня надежду, прошу тебя.

– Если ищешь оптимизма, ты нашла не того утешителя. Сам факт моего присутствия здесь может дать тебе лишь надежду на чудо.

– Кто знает... – устало пожав плечами, сказала Рия. – Вдруг нам повезет. Кладбища – места специфичные, особенно в Шэдоуз-Фолле. Здесь, в такой близости от смерти, реальность истончается. А в свете последних событий, может, нечто или некто подаст нам знаки, которые мы будем в состоянии понять. Как ты считаешь, это звучит так же безнадежно, как я это выразила? Нет, не отвечай, я не хочу знать.

– Ты и вправду готова выслушать по-настоящему плохие новости? – спросил Эриксон, не глядя на нее. – Я не собирался рассказывать тебе ничего до тех пор, пока не найду достаточно крепких доказательств... Да ладно, черт с ними, с доказательствами! Мне надо выговориться, иначе сойду с ума. Еще двое пропали. Никаких предпосылок, никаких угроз. И никаких следов. Выводы делать рановато, но готов спорить, они будут жертвами номер восемь и номер девять.

– Еще двое? – Рия на мгновение крепко зажмурилась, будто в попытке спрятаться от страшных вестей. Эриксон было протянул к ней руки, но момент слабости миновал: Рия открыла глаза и прямо посмотрела на шерифа. – Кто на этот раз? Личности известные?

– Да нет, не очень. Один – человекоподобный, Джонни Квадратный Фут, а другой – он из Мерлинов, позднеевропейской версии. Личности если и известные – то в основном в пределах своей семьи. Но в масштабах города – невелика потеря. И, как в предыдущих случаях, никаких видимых мотивов их исчезновения или убийства. Ни проблем, ни врагов. Просто еще два несчастных содомита были вырваны из нашей среды, и никто этого не заметил.

Рия нахмурилась, притоптывая носком туфли аккуратно постриженную траву:

– Новость о двух последних исчезновениях еще не стала достоянием общественности?

– Нет пока. Постараюсь держать ее в секрете как можно дольше, но это как получится. Кто-нибудь наверняка проговорится. Вот тогда разразится скандал. Нам еще повезло, мы благополучно избежали бунта, когда стало известно о последнем убийстве. Боюсь даже представить, что начнется в городе, когда вскроются еще два.

– Но должен же быть у нас хоть какой-то выход!

– Готов рассматривать предложения! Я делаю все, что в моих силах. Если этого недостаточно – в течение часа мой значок и мое заявление об отставке будут у тебя на столе.

– Не обижайся, Ричард. Я тебя не виню. Просто чувствую себя такой... беспомощной.

Они немного постояли молча, не глядя друг на друга. Отец Кэллеген картинным жестом и быстрой скороговоркой на латыни завершил ритуал, перекрестился, быстро кивнул Рии и Эриксону и, не оглядываясь, торопливо зашагал прочь. Два могильщика с надеждой посмотрели на Рию и Эриксона и обреченно вздохнули, поняв, что ни мэр, ни шериф уходить пока не собираются.

– Раз уж Михаил заявлял, что он ангел, – медленно проговорил Эриксон, – может, стоит потихоньку переговорить с Августином?

Рия вздрогнула. Святой Августин постоянно проживал в Шэдоуз-Фолле. Он был благочестивым, добрым, великодушным и действовал всем на нервы. Есть что-то в нескончаемом, назойливом благочестии, что сводит простых людей с ума. Августин всегда был радушен, весел, энергичен и дурного слова никому не сказал. Большинство людей, пробывших с ним в компании минут тридцать, хватал столбняк – они начинали неимоверно потеть, отпускать непристойные шуточки о своих родственниках, мочиться в цветочные горшки и вообще вести себя довольно экстравагантно. Не будь он хорошим специалистом по выведению бородавок и лечению ревматизма и геморроя, его давным-давно выгнали бы отсюда взашей.

Сверх того, он обращал воду в вино. Галлонами.

– Знаешь, давай оставим Августина как последнее средство, – твердо сказала Рия. – И без него все у нас страшно запутано. Наш бухгалтерский отдел все еще не пришел в себя после того, как Августин потребовал изгнания бесов из компьютеров финансового управления и стирания информации со всех жестких дисков. Ладно, компьютеры прекратили печатать богохульства и отравлять кабинеты серой, но какова позиция! Знаешь, Ричард, по-моему, тот факт, что в последнее время святые да ангелы вдруг возникают из ниоткуда, свидетельствует о том, что Господь проявляет повышенное внимание к нам, как ты считаешь?

– Могу выдать мыслишку пострашнее, – сказал Эриксон. – Если призадуматься, то это очень напоминает проделки Дедушки-Времени. Все в курсе, что он наблюдает, но никто не знает за чем, за кем и в какой момент.

– Пути Господни неисповедимы.

– Как и его чувство юмора.

– Тс-с! – улыбнулась Рия, несмотря на снедавшую ее тревогу. – Не богохульствуй. А то всех нас поразит молния.

За их беседой наблюдали Мишка и Козерог, гадая, вмешиваться им или не вмешиваться. Мишка был четырехфутовым плюшевым медвежонком с золотисто-медовой шерстью и темными смышлеными глазками. На нем были ярко-красные штаны и жилет, ярко-синий шарф плотно укутывал его шею. Многие люди находили подобное сочетание цветов не совсем подходящим, но Мишка ведь был не из породы людей. Даже несмотря на то, что на запястье у него красовался «Ролекс», а в ухе – золотая серьга. Дети пятидесятых-шестидесятых просто души не чаяли в медвежонке, но с годами он не менялся и был забыт всеми, кроме нескольких коллекционеров. И все же Мишка старался оставаться жизнерадостным и занимал себя тем, что помогал попавшим в беду. Именно это он делал и во время своих приключений в Золотых землях, не собирался он останавливать себя и сейчас только из-за того, что, придя из сказки, стал вдруг реальным. В Шэдоуз-Фолле у него много друзей. И люди на все пойдут ради него, потому что он сам готов на все ради них. По-другому он не умел. Такой вот был Мишка.

Козерог был его многолетним спутником в жизни и приключениях. Почти все люди радовались встрече с Мишкой, но далеко не все рады были видеть Козла: закутанный в длинный плащ, он очень напоминал человека – от плеч и вниз, – если не вынимал рук из карманов. Но на плечах его была огромная голова козла с длинными витыми рогами и с не сходящей мерзкой ухмылкой. Его серая шерсть была грязной и спутанной, глаза всегда налиты кровью. Плащ на нем тоже всегда был грязным, половина пуговиц отсутствовала. В одной руке он постоянно держал бутылку водки, по каким-то законам волшебства никогда не пустеющую. Козерог тяжело переживал свою непопулярность, но его не заботило, как к этому относились другие, и лишь многолетняя дружба с Мишкой удерживала его от соблазна утешиться исходом через Дверь в Вечность.

Мишка не решался уйти через Дверь, пока знал, что кто-то нуждается в его помощи и поддержке. Козерог же не желал по своей воле. Отчасти потому, что понимал, каково будет здесь Мишке одному, без него.

– Может, вернемся сюда попозже? – нерешительно предложил косолапый. – Что-то уж больно расстроенными они выглядят.

– Да уж, расстроены они – охренеть можно. И похороны охрененные. А ты чего ждал, песен и плясок?

– Мы, кажется, договаривались, чтоб ты не пил до полудня...

– Ну, если разобраться, в какой-то точке Шэдоуз-Фолла полдень уже наступил. Время, – важно заявил Козерог, – штука относительная. А непослушный я с детства. Черт тебя дери, Медведь, ну-ка улыбнись! Шутки у меня, может, и не ахти, но они – единственное, что у меня осталось. Может, поторопишь эту парочку или предоставишь сделать это мне?

25
{"b":"11073","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Академия магических секретов. Раскрыть тайны
Королевская кровь. Огненный путь
Звезды и Лисы
После тебя
Алекс Верус. Бегство
Мститель. Долг офицера
Конец Смуты
Ловец
Думай и богатей: золотые правила успеха