ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
#Нескучная книга о счастье, деньгах и своем предназначении
Тени сгущаются
Палач
Управляй гормонами счастья. Как избавиться от негативных эмоций за шесть недель
Трэш. #Путь к осознанности
Строим доверие по методикам спецслужб
ЖЖизнь без трусов. Мастерство соблазнения. Жесть как она есть
Ирландское сердце
Кремоварение. Пошаговые рецепты

– Эти твои эльфы, Шин... Нам и в самом деле так уж необходимо иметь с ними дело? Я вот о чем: много ли проку от стайки остроухих людей с крылышками, когда ищешь безжалостного убийцу?

– Вам никогда не приходилось встречаться с народом Фэйрии?

– Не приходилось. И никогда не думал, что у нас будет что-либо общее.

– Прежде всего, никакие они не мои. Они принадлежат самим себе и никому другому, и сама мысль принадлежать человеку определенно им не понравится. Они о нас вообще-то не самого высокого мнения. Иногда, правда, балуют, как любимых домашних животных. Во-вторых, эльфы совсем не такие, как вам кажется. Они народ древний, дикий и величественный. А еще они – гордые, заносчиво-надменные и откровенно порочные. Они получают удовольствия в дуэлях, вендеттах и вообще в резне как таковой, и никому еще не удалось воззвать к их голосу разума. Но поскольку я тоже гордый, заносчивый и рисковый парень, мы прекрасно ладим друг с другом. Люди почти забыли старые сказки и легенды, давшие жизнь Фэйрии, и давно уже подвергли цензуре и приукрасили страну эльфов и ее жителей на свой лад, представив их чем-то вроде Диснейленда. Отчасти это правда. Есть там места, где вам шагу ступить не дадут маленькие порхающие существа. Я не любитель часто бывать там, особенно на трезвую голову. Эльфы потрясающий народ: изначально невероятно жестокие, они отчаянно великодушны и честны. Живут они замкнуто, и все вокруг будут только счастливы, если так будет продолжаться и дальше.

– Чем больше ты мне о них рассказываешь, – Голд взглянул на него с сомнением, – тем меньше во мне уверенности, что это хорошая идея. Может, мне стоит прихватить винтовку и немного зажигательных патронов – так, на всякий случай?

– Не помешает, – загадочно улыбнулся Моррисон.

Голд отвернулся, бормоча под нос, и стал набивать карманы всякой всячиной – должно быть, полезной. Моррисон взглянул на небольшую стопку старых комиксов о супергерое, каждый в чехле из полиэтилена, предотвращающем старение бумаги. Нелегко было соотнести Голда и идеализированного, мускулистого героя, красовавшегося на обложках. Голд тоже был крупным мужчиной и находился в великолепной для его лет форме, но ничего сверхчеловеческого в нем не чувствовалось. Впрочем, подумалось Моррисону, трудно ожидать большого реализма от той среды, где женщин, как правило, отягощали тяжелые груди, но не головы. Подняв глаза, он увидел, что Голд закончил приготовления и смотрит на него выжидающе.

– Я дороги не знаю, Шин, так что машину вести тебе.

Моррисон улыбнулся и покачал головой:

– На машине мы не поедем, Лестер. Эльфы живут в своем обособленном мире – в стране-под-горой. Это древний мир, много древнее нашего, и входы туда можно пересчитать по пальцам. Когда-то давным-давно все было по-другому, но эльфы вели жестокую и кровопролитную войну с кем-то или с чем-то, о которой они до сих пор не хотят говорить. Непонятно, выиграли они эту войну или проиграли, но тысячи лет назад они отступили к подножию горы и перекрыли почти все пути к себе. Что, по сути, означает: отсюда к ним не попасть. Только по приглашению. К счастью, я значусь в их гостевом списке, поскольку я бард, так что стоит мне щелкнуть пальцами, а потом каблуками – и мы на месте.

– Шин... Ты сегодня случаем не курил ничего такого? – задумчиво глядя на Моррисона, спросил Голд.

– Знаю, знаю, – рассмеялся Моррисон, – это звучит по-дурацки даже для Шэдоуз-Фолла, но эльфы живут по своим законам, и образ мысли у них тоже не такой, как у нас. Доверьтесь мне: я уже делал это не раз. У вас шкаф есть?

– Разумеется, у меня есть шкаф. Что за странный вопрос?

– Не мог бы я на него посмотреть? Прошу вас...

Голд тяжелым взглядом окатил Шина, сильно подозревая, что тот над ним издевается, и повел гостя из своего музея. Тщательно закрыв дверь на замок, он предложил Моррисону пройти в следующую комнату. Это была спальня – чистенькая, уютная и почти начисто лишенная индивидуальности. Создавалось впечатление, что оборудованием и меблировкой спальни занимался опекун, к тому же начисто лишенный воображения. Моррисон внутренне содрогнулся, но быстро погасив неприязнь, все внимание сосредоточил на шкафе – напоминающей большой монолит и вызывающе заурядной махине, стоявшей у дальней стены. Одобрительно кивнув, Моррисон подошел к шкафу и открыл дверцу. Аккуратные ряды одежды на вешалках встретили его взгляд.

– И что теперь? – поинтересовался Голд. – Скажем «привет» и будем дожидаться ответа?

– Не совсем так. – Сдвинув в сторону тяжелое пальто, Моррисон забрался в шкаф. – За мной, Лестер. Здесь полно места.

С сомнением покачав головой и пригнувшись, Голд шагнул к Моррисону и встал рядом.

– Даже не верится, что я это делаю, – сказал он. – И очень рад, что никто меня сейчас не видит. А то могут подумать, будто мы с тобой занимаемся некой странной сексуальной практикой.

– Я в практике не нуждаюсь, – отрывисто бросил Моррисон. – Опыта хватает.

Голд остро посмотрел на него. Моррисон засмеялся, протянул руку и плотно захлопнул дверцу. Долгое мгновение ничего не происходило. Было темно, душила клаустрофобия, но Голд находил утешение в родном запахе висевшей в шкафу одежды. Не видя, а скорее чуя Моррисона рядом с собой, он вдруг начал чувствовать, как стало шириться расстояние между ними. Затем появилось ощущение пространства вокруг него самого: то ли шкаф вдруг начал расти вширь, то ли сам он стал невероятно сжиматься. Он попробовал было рукой дотянуться до Моррисона, но остановил себя. Это могло показаться слабостью, а Голд в последнее время не позволял себе слабостей. Ржавчине только дай начаться, и потом уже ничем не остановишь. Позволь себе только раз почувствовать старость...

– Поехали, – раздался рядом голос Моррисона, и желудок Голда съежился от того, что пол под ногами резко пошел вниз – как в лифте. Скорость спуска быстро росла, но из-за темноты Голд не мог определить, насколько быстрым было движение. Висевшая в шкафу одежда куда-то исчезла, и Голд осторожно протянул вперед руку – потрогать, что находилось перед ним. А перед ним была пустота – по крайней мере, на расстоянии вытянутой руки. Но шагнуть вперед он не решился, остановленный тревожным видением себя и Моррисона, спускающихся в недра земли на платформе размером с дно платяного шкафа. Он отчетливо представил себе бесконечное падение в черную глубину, и холодные бусинки пота выступили на висках героя.

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

30
{"b":"11073","o":1}