ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Возможно, когда-нибудь она все-таки сможет начать с ним новую жизнь в подполье, там, куда не дотянутся липкие руки папочки. Еванжелин печально улыбнулась. Сейчас в ее жизни было много такого, ради чего стоило жить: Финлэй, подполье клонов и не в последнюю очередь — возможность отомстить…

* * *

Финлэй с интересом осмотрел место встречи с подпольщиками. Это был заброшенный подземный цех, заваленный неисправным или устаревшим оборудованием. С потолка свисали толстые провода, а по стенам тянулась полоса из телеэкранов, издававших тихое шипение. Еванжелин сказала, что здесь состоится встреча с лидерами экстрасенсов, задумавших устроить ему проверку, но пока никто из них не появился. Финлэй не очень осуждал их за это. Сверх всяких ожиданий, место было сырое и грязное. Финлэй имел сильное подозрение, что здесь можно подцепить какую-нибудь инфекцию: городские катакомбы всегда славились этим. Прежде чем к чему-нибудь притронуться, надо было дважды подумать.

Предводители подполья появились так неожиданно, что он не успел принять горделивую позу, а уставился на них с раскрытым от удивления ртом. Через мгновение он все же взял себя в руки: при знакомстве первое впечатление может оказаться решающим. Он хорошо помнил кодекс чести аристократов: «Достоинство в любой ситуации». Сосредоточившись, он с надеждой подумал, что его растерянность осталась незамеченной.

— Не волнуйся, — тихо сказала стоявшая у него за спиной Еванжелин. — Каждый, кто впервые видит предводителей подполья, теряется.

«И не случайно», — подумал Финлэй.

Плескаясь и издавая глухой шум, перед ним низвергался пенящийся водопад. В воздухе висела странная, переливающаяся в непрерывном движении эмблема. Рядом стоял огромных размеров кабан с угрожающими окровавленными клыками и налитыми кровью глазками. На кабана свысока поглядывала исполинская трехметровая женщина, задрапированная полосами мерцающего света. Еванжелин уже предупредила, что по соображениям безопасности предводители подполья могут скрывать свое подлинное лицо под телепатически внушаемыми видениями, но он не ожидал от них такой… реальности. Финлэй тяжело вздохнул и гордо поднял голову.

— Интересные же у тебя друзья, Эви, — громко сказал он. — Если был раньше увидел такое, то не сомневался бы, что мне подсыпали какой-то порошок из табакерки Валентина.

— Замолчи, Финлэй, — прошептала ему Еванжелин. — Ты проходишь испытание. Подпольщики не принимают в свои ряды аристократов. На их памяти слишком много мужчин и женщин были убиты властями за свою приверженность свободе. Ты до сих пор жив только потому, что пришел вместе со мной. Но даже и ко мне они не всегда относятся благосклонно. Стой тихо, а я замолвлю словечко за нас обоих.

— Я теперь вне закона, — возразил Финлэй. — Именно поэтому они должны относиться ко мне как к своему.

— Нет, — сказал кабан, — не должны. — Он говорил таким низким и хриплым голосом, что у Финлэя по спине пробежали мурашки. — Шпионы и предатели есть и среди изгоев.

— И что же вы делаете с ними?

— Я их съедаю, — ответил кабан.

Финлэй с легким сердцем решил предоставить Еванжелин право вести переговоры. Пока она беседовала с подпольщиками, он сохранял спокойное выражение лица и старался не дотрагиваться до оружия. Увидев, что в подземном зале появились нормальные человеческие фигуры, он приблизился к ним и учтиво поклонился:

— Я — Финлэй Кэмпбелл или, по крайней мере, был им. По-видимому, в будущем мне не придется носить это имя. А вы — тоже члены подпольной организации?

— Меня зовут Гуд, — сказал человек, лица которого не было видно. — Я советник подпольщиков.

На нем был длинный плащ с низко опущенным капюшоном. Вместо лица под капюшоном расплывалось темное пятно. «Наверное, это тоже экстрасенс», — подумал Финлэй. Он перевел взгляд на трех женщин-близнецов и поприветствовал их как можно более галантной улыбкой.

— Зря теряешь время, жеребец, — сказала женщина слева. — Мы замужем.

— В самом деле? — шутливо спросил Финлэй. — И за кем же?

— Друг за другом, — ответила женщина посередине. — Мы — Стиви Блю. Можешь звать нас Первая, Вторая и Третья, но только не перепутай. Когда нас путают, мы выходим из себя. Мы все очень разные.

— Точно, — подтвердила женщина справа, или Стиви Третья. — И особенно не любим аристократов.

— Сейчас их любят очень немногие, — согласился Финлэй. — Хотя я готов настойчиво утверждать, что не все аристократы одинаковы.

— Сильно сомневаюсь, — сказала Стиви Первая. — Если ты еще к тому же скажешь, что твои лучшие друзья клоны, меня просто вырвет.

Финлэй решил не продолжать разговор и отошел к Еванжелин, которая, по-видимому, закончила переговоры. Ему придется иметь дело с клонами — такими же, как Еванжелин. Он до сих пор не мог понять, как относится к ним. Он надеялся, что еще будет время разобраться с чувствами, однако события развивались очень быстро. Он никак не предполагал, что, проснувшись утром наследником одной из самых знатных фамилий, к вечеру будет стоять в подземной пещере, ожидая, пока клоны и экстрасенсы решат его участь.

Прежде он относился и к клонам, и к экстрасенсам довольно пренебрежительно. Их можно было использовать для разного рода дел, так же как и другое имущество, принадлежавшее клану. А теперь он вошел в их общество, более того, оказался влюбленным в клонированную женщину. Любовь осталась единственным, что не претерпело никаких изменений. Он потерял семью и положение в обществе. Императрица, которой он поклялся служить верой и правдой, стала его заклятым врагом, но при всем этом он сохранил Еванжелин. И в конце концов, только она в его жизни имела подлинную ценность.

Еванжелин продолжала проникновенно убеждать в чем-то предводителей экстрасенсов, и Финлэй поневоле вновь вернулся к Гуду и Стиви Блю. Так или иначе, они и подобные им люди станут его соратниками, поэтому нелишне будет научиться находить с ними общий язык.

Теперь он тоже оказался вне закона — так же, как Оуэн Искатель Смерти. Финлэй понял, что в свое время лорд Оуэн заслуживал большего сострадания. Сейчас он лучше понимал этого человека. Решив, однако, не доводить себя до головной боли мыслями о судьбе таких изгоев, как Оуэн или он сам, Финлэй дружелюбно кивнул человеку без лица. В свое время во дворце ему приходилось вести вежливую беседу с лунатиками, сумасбродами и даже жутковатыми монстрами, — неужели он не найдет контакт с тремя ворчливыми клонами и экстрасенсом? А если предводители экстрасенсов начнут вести себя угрожающе, придется взять в охапку Еванжелин и, проложив себе путь мечом, уходить отсюда. Таинственному Гладиатору приходилось выпутываться и из более сложных ситуаций. Скорее всего, дело все-таки не дойдет до драки… Он твердо решил не думать об этом.

— Прошу простить нас за неожиданное вторжение, — с улыбкой сказал Финлэй Гуду, — но жизнь наверху стала просто невыносимой. Повсюду то и дело стреляют, от наемных убийц просто нет прохода. Да вы и сами знаете.

— Да, — согласился Гуд. — Именно поэтому мы и здесь. Но если вас преследуют наверху, это не значит, что вам гарантирован радушный прием в подполье.

— Точно, — подтвердила Стиви Третья.

Финлэй не мог не оценить ее крутой кожаный «прикид» со множеством цепочек; интересно, как бы в таком костюме выглядела Еванжелин? Тут он понял, что Стиви до сих пор что-то говорит ему, и постарался сосредоточиться на ее лице. Она зловеще улыбнулась, словно угадав его мысли.

— Мы пришли к выводу, что ты еще один вонючий аристократик, который обжег себе пальцы и в слезах прибежал жаловаться подпольщикам.

— Не подумай, что мы ко всем относимся с антипатией, — сказала Стиви Вторая. — Мы готовы были симпатизировать любому врагу Железной Стервы, но нас слишком часто подставляли под удар. Нашему терпению пришёл конец.

— Точно, — сказала Стиви Третья.

— Мы не возим на нашем корабле пассажиров, аристократик, — сказала Стиви Первая. — Нам плевать, кто у тебя враги. Важнее, что ты умеешь делать.

117
{"b":"11075","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Лошадь, которая потеряла очки
Тайны головного мозга. Вся правда о самом медийном органе
Выйди из зоны комфорта. Измени свою жизнь. 21 метод повышения личной эффективности
Повелитель мух
Боевой маг. За кромкой миров
Всё о Манюне (сборник)
Девичник на Борнео
Текст