ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лувр делает Одесса
Все лгут. Поисковики, Big Data и Интернет знают о вас всё
Севастопольский вальс
Он сказал / Она сказала
Сын лекаря. Переселение народов
Еда, меняющая жизнь. Откройте тайную силу овощей, фруктов, трав и специй
Еда по законам природы. Путь к естественному питанию
Сладкое зло
Нескучная философия
A
A

— А как мы спустимся на планету? — спросил Мун. Его хрипловатый механический голос был, как всегда, спокоен, но в глазах, которые он не сводил с экрана, появился азартный блеск. — На борту этого летающего анахронизма есть что-нибудь вроде космического катера или спускаемого модуля?

— Вообще-то да, но в нашей ситуации это вряд ли поможет. Попасть в Лабиринт или в Гробницу хэйденменов с поверхности планеты невозможно. Остатки ее атмосферы превратились в лед. Нам придется прибегнуть к телепортации. Последний раз, когда был в Лабиринте, я оборудовал там телепортационную зону. Мои приборы показывают, что она до сих пор исправна. В те времена все было прочнее и надежнее. Прошу вас как следует подготовиться, и когда все будут готовы, мы приступим к телепортации. В арсенале вы можете подобрать подходящее оружие, но не тратьте на это слишком много времени. После моего перелета на Шандрэйкор энергетическая установка «Последнего Оплота» была сильно разряжена. Немало энергии ушло и на то, чтобы поддерживать жизнь замка в течение девяти с лишним веков. Если мне не удастся пополнить энергозапас «Последнего Оплота», корабль не сможет совершить новый перелет. Я думаю, пока не стоит впадать в панику, но если вы не хотите навек обосноваться на планете, главные достопримечательности которой Лабиринт пришельцев и огромная Гробница, то поторапливайтесь!

* * *

Едва Оуэн и Хэйзел приблизились к арсеналу, стоявшие возле него пустые рыцарские доспехи заботливо растворили дверь. Оуэн смерил их настороженным взглядом. Когда он в первый раз входил в арсенал, этих доспехов не было. Хэйзел не обратила на них решительно никакого внимания и сразу же направилась к приглянувшимся пулевым ружьям и гранатометам. Оуэн с улыбкой наблюдал, как она навьючивает себя тяжеленными стволами и лентами боеприпасов. Сам он ограничился угрожающего вида крупнокалиберным пистолетом и несколькими гранатами. Без сомнения, все это могло пригодиться, но все же он больше полагался на старое испытанное вооружение. Пистолет не помешает, но, судя по его опыту, решающее слово всегда оставалось за холодной сталью и руками, в которых она находилась. Кроме того, для боекомплекта, который отобрала Хэйзел, нужно было взять еще и тележку. Она, не замечая иронической улыбки Оуэна, продолжала обследовать ружейные пирамиды и наконец остановила свой выбор на таком длинном и тяжелом стволе, который вряд ли сумела бы поднять без посторонней помощи.

— Удачный выбор, — покачал головой Оуэн. — Когда у тебя кончатся патроны, из этого получится превосходная дубина.

Хэйзел презрительно поморщилась, но поставила винтовку на место. Оглядев оружие, она неожиданно улыбнулась.

— Нам предстоит долгая прогулка, аристократик. Не очень удачливая пиратка и разжалованный лорд стали предводителями восстания. Кто бы мог подумать?

— До восстания еще далеко, — возразил Оуэн. — Для того чтобы спихнуть Лайонстон с Железного Трона, шести человек явно недостаточно. Джек Рэндом всю жизнь сражался против Империи, и ты видишь, чего он добился. Вот если мы разбудим хэйденменов и заставим воевать на нашей стороне, тогда можно серьезно рассчитывать на успех. Когда люди увидят, что у нас есть настоящая армия, они сами начнут стекаться под наше знамя. И все же я не могу полностью доверять хэйденменам. Где гарантия, что у них не появится собственный, тайный план? Когда они пытались одолеть Империю, то перебили миллионы ни в чем не повинных людей. Единственная причина, по которой их не объявили главными врагами человечества — это наличие искусственного интеллекта с планеты Шуб, который по жестокости превосходит даже хэйденменов. С этим нельзя не считаться.

— Ты зря беспокоишься, — возразила Хэйзел. — До тех пор, пока в наших руках будет «генератор тьмы», хэйденмены сохранят нам верность и дисциплину. Лучше посмотри на эти великолепные пушки. С помощью компьютера я смогла получше познакомиться с их устройством. Конечно, они не пробьют энергетический щит, но разнесут любого, кто выйдет за его пределы. Правда, придется привыкнуть к такой неприятной штуке, как отдача, но, я думаю, на это не потребуется много времени.

— Не забудь, что для них нужны боеприпасы, — уточнил Оуэн. — Ты не сможешь сбегать за ними на корабль в самый разгар боя. Дисраптер можно подзарядить с помощью любого источника энергии.

— Ты просто неисправимый пессимист. Дело в том, что Империя не готова к встрече с таким оружием. Пока они приспособятся, мы сумеем изрядно потрепать их.

— А почему ты думаешь, что мы здесь столкнемся с Империей? — нахмурился Оуэн. — Неужели они полезут в Черную Тьму?

— Лично я не сомневаюсь в этом. А ты?

— Да, я тоже, — невесело согласился Оуэн. — Они все время сидят у нас на хвосте. У меня на это есть только одно объяснение: среди нас затесался предатель.

— Не обязательно, — возразила Хэйзел. — Может быть, нам подсунули какое-то уникальное следящее устройство.

— Нет. Его бы обнаружили наши сенсоры.

— Но… Ни у кого из нас нет причин становиться предателем. Мы все здесь — товарищи по несчастью и не питаем симпатий к Империи.

— Ну а страх? Шантаж? Деньги? Разве это не причины? Сегодня за наши головы можно получить целое состояние. Если на человека оказывать постоянное давление, он запросто может сломаться.

— И ты можешь показать на кого-то пальцем? — серьезно спросила Хэйзел.

— Нет, — твердо сказал Оуэн. — Сейчас не могу. Может быть, я и ошибаюсь. Нам уже немало пришлось пережить вместе. Иногда я корю себя за то, что втянул вас в свои трудности.

— Не кори. Мне по душе такие приключения. И ты никуда не тащил меня насильно. Я спасла твою несчастную башку на Виримонде. А ты спас меня на Туманном Мире, так что теперь мы квиты.

— Я не мог дать тебе погибнуть.

— Интересно почему?

— Ты слишком много значишь для меня, — медленно сказал Оуэн. — Я не встречал таких людей как ты, Хэйзел.

Хэйзел ответила ему недоверчивым взглядом:

— Не обольщайся, жеребец! У нас с тобой брак по расчету, и больше ничего.

— Ладно, успокойся. Искатели Смерти берут в жены только аристократок, так что тебе ничего не грозит.

Хэйзел решила сменить тему разговора.

— Как ты думаешь, какие силы бросит на нас Железная Стерва?

— По крайней мере, один звездный фрегат. А может быть, и два. Мы уже утерли нос ее людям, и ей это явно не понравилось. На нас могут бросить кого угодно, в том числе вампиров и боевых экстрасенсов. Дело даже не в том, что ей нужен «генератор тьмы». Расправиться с нами — это уже вопрос принципа. Если в отношении нас она не проявит твердости, то в ее могуществе начнут сомневаться даже преданные ей люди. Найдутся такие, которые захотят прощупать почву и составят маленький тихий заговор. Нет, Лайонстон пошлет такой отряд, который наверняка свернет нам шею.

— Ну и пусть, — сказала Хэйзел, приподнимая винтовку и довольно улыбаясь. — Пусть приходят.

— Иногда ты внушаешь мне опасение, — признался Оуэн.

* * *

Тем временем Джек Рэндом и Руби Джорни отобрали оружие по вкусу и заглянули на кухню. Там они попытались заставить кухонных роботов приготовить что-нибудь, кроме высококалорийных кубиков. Они меняли комбинации цифр в кодах, покрикивали на машины и даже шлепали по ним ладонью, но были вознаграждены все теми же кубиками. Рэндом уже слышал об отшельниках на дальних планетах, которые предпочитали есть друг друга, чем питаться кубиками, но только теперь начал их понимать. Однако он не на шутку проголодался и заставил себя съесть один целый кубик и половинку другого. На его памяти за меньшие подвиги людям давали медали.

Руби наотрез отказалась притрагиваться к кубикам, но весьма воодушевилась, разыскав машину, подающую вполне сносное вино. Пока Рэндом боролся с кубиками, она осушила половину бутылки и стала на удивление болтливой. Обычно слова из нее приходилось тянуть клещами. Она была человеком дела и не видела много смысла в разговорах. Джек, которому любой ценой хотелось отвлечься от неприятных ощущений во рту, оказался подходящим собеседником, и они стали травить байки о военных походах и наилучших способах расправиться с врагом.

127
{"b":"11075","o":1}