ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Преследователи знали, что мы летим сюда? — с трудом сохраняя спокойствие, спросил Оуэн. — Но как они могли узнать об этом?

— Среди нас есть шпион, — уверенно сказал Озимандиус. — Агент Империи, который в любой момент может связаться со своими хозяевами, где бы мы ни были. Все это было тщательно спланировано. Тебя объявили вне закона, чтобы спровоцировать на ряд действий в интересах Империи. Сначала ты привел Империю на Шандрэйкор, а потом сюда, к «генератору тьмы». Ты у них на поводке, Оуэн.

— Не могу поверить в это, — сказал Рэндом, вглядываясь в обескураженные лица своих товарищей. — Империя всегда отличалась коварством, но… никто из нас не заинтересован предавать друг друга. Империя — наш общий враг, она подписала всем нам смертный приговор.

— Нет, не всем, — покачав головой, возразил Оуэн. — Я объявлен вне закона, за мою голову назначено вознаграждение. То же самое касается тебя и Хэйзел. Тобиас Мун — хэйденмен, его может убить любой человек, не имея специального разрешения. Жиль и вольфлин не в счет. Но Руби Джорни — охотница за скальпами. Когда мы встретили ее, она призналась, что охотилась за нами, выполняя волю Империи. Мы подумали, что «перекупили» Руби, но у Империи оказались очень глубокие карманы. Я прав, Руби?

— Нет! — вспыхнула Хэйзел. — Руби — моя подруга! Она никогда не предаст меня. Скажи им, Руби.

— Какой в этом смысл? — холодно отреагировала охотница за скальпами. — Посмотри на них. Они уже все решили.

— Я доверял тебе, Руби, — сказал Джек Рэндом. — Мы все доверяли. Как же ты могла пойти на такое?

Руби сделала резкий шаг в сторону и взяла на изготовку ружье:

— Давайте вести разговор спокойно и цивилизованно. Если бы я была предательницей, вы все были бы уже мертвы. Я могла бы перестрелять вас из этой огромной винтовки и спокойно получить премию. Ведь вы не нужны им даже для того, чтобы указать дорогу к «генератору». Я сама знаю, где он находится. Я бы сделала так, если бы была предательницей. Но я никогда не была ей. В жизни есть много вещей поважнее денег. Мне плевать на ваше восстание, но Хэйзел моя подруга. Я умру ради нее, она ради меня. Мы всегда знали это.

— Тогда подтверди то, что ты сказала, — предложил Оуэн. — Опусти свое ружье.

— Если опущу, вы убьете меня.

— Нет, — возразила ей Хэйзел. — Я не позволю этого. Пожалуйста, Руби. Убери ружье.

Наступила долгая и напряженная пауза, руки уже потянулись к оружию, но тут Руби медленно опустила винтовку и перекинула ее через плечо. После этого она с вызовом взглянула на остальных. Последовала еще одна томительная пауза и обмен недоверчивыми взглядами: каждый хотел убедиться, что не только он проявил мирные намерения. А потом все вздохнули с облегчением.

Оуэн с извиняющимся видом посмотрел на Руби и пожал плечами, а потом переглянулся с Хэйзел и Рэндомом:

— Если Руби не предательница, то кто же?

— Послушай, этот разговор не имеет смысла, — твердо сказал Рэндом. — Ни один из нас не может быть предателем. Все мы слишком насолили Империи.

— Далеко не все, — поправила его Хэйзел. — Ты сам сказал, что твою волю сломали в камере пыток, Джек. Тебе якобы удалось бежать, но много ли таких, кто сбежал из тюрьмы? Мы не решались спросить об этом легендарного Джека Рэндома. Ну а что, если ты вовсе не сбежал? Если ты так и остался сломленным и покорным? Тогда бы ты сделал все, что они просили. Даже улетел бы на Туманный Мир, чтобы мы там нашли тебя. Они точно рассчитали, что мы не откажемся взять тебя с собой. Ведь никто не заподозрит, что легендарный революционер стал подсадной уткой Империи.

— Красиво рассказано, — усмехнулся Рэндом. — Но так же как и Руби, я мог бы очень давно разделаться с вами. Возможностей у меня было предостаточно. Я прямо сейчас готов отдать свое оружие тому, кому вы скажете. Но подумайте хотя бы секунду. Ты уже сказал, Оуэн, что Империя бросилась в погоню за тобой уже на Виримонде, а я присоединился к вам значительно позже. Кто бы ни был это предатель, но он должен был шпионить за тобой с самого начала.

— Ты имеешь в виду меня?! — вскипела Хэйзел. — Этот ублюдок считает меня предательницей!

— Нет! — сказал Оуэн, и его лицо стало бледнеть от гнева. — Не ты. Это тот, кто был со мной всегда. Тот, кому я доверял все свои секреты. Тот, кто в наше отсутствие знал обо всем, что творится в Империи. Вплоть до названия имперского крейсера, который сейчас над нами. Ведь это ты, Оз?

— Да, — подтвердил Озимандиус. Его голос был, как никогда, спокоен. — Я стал осведомителем Империи с того момента, когда твой отец приобрел меня. Я был запрограммирован на верность Железному Трону, но выявить это мог только самый умелый и дотошный программист. Поскольку твой отец никому и ничему до конца не доверял — и мне в том числе, — я многие годы простаивал без дела.

Это продолжалось до тех пор, пока не было решено убрать твоего отца и провести сложную, многоступенчатую операцию с тобой в главной роли. Став главой клана Искателей Смерти, ты доверял мне так же, как и в детстве. Ты видел во мне бесконечно преданного электронного слугу, а порой — и продолжение самого себя. Тебе и в голову не приходило, что меня создали и спрограммировали те люди, чьи хозяева объявили тебя вне закона. Так что, извини, Оуэн, ты все время был у меня на крючке. Ничего особенного.

— Нас околпачили, — процедила сквозь зубы Хэйзел. — И мы не можем даже рассчитаться с ним. Он надежно спрятался в компьютерах «Последнего Оплота». В его руках все: силовая установка корабля, оружие, система жизнеобеспечения, даже эти чертовы телепортационные зоны. Мы не сможем вернуться на корабль, пока он не позволит нам. Он просто выложил нас на блюдечке людям Империи.

— Не торопитесь с выводами, — возразил Жиль. — В конце концов, это мои компьютеры. Внимание компьютерам: выполнять команду по коду «Ахиллес-3». — Он обвел всех спокойным взглядом. — Я решил задействовать специальную программу, которую давно установил на случай захвата основной сети. Оказалось, что это отнюдь нелишне.

— Да, когда-то это могло помочь, — злорадно сказал Озимандиус. — Однако за последние девятьсот сорок три года компьютерная техника сильно шагнула вперед. Ты сумел отсоединить меня от основной сети. Теперь я не могу контролировать «Оплот». Но я по-прежнему существую и функционирую в соответствии со своей программой. В принципе ничего не изменилось. Я все так же могу обеспечивать Империю информацией о ваших действиях, что и является моей первой обязанностью. А спустя некоторое время я смогу разделаться с этими архаичными кодами блокировки и снова взять под контроль корабль. Тем не менее мне ясно, что ты и вся ваша компания представляете гораздо более серьезную угрозу для Империи, чем я думал раньше. У вас новое оружие, самая свежая информация, да и пребывание в Лабиринте пошло вам на пользу. Именно поэтому я уполномочен приступить к реализации следующего этапа моей программы и не допустить, чтобы вы пробудили и освободили спящих хэйденменов. Оуэн, Хэйзел, обратите внимание! Код — «Синий 2-2»!

Этот пароль прозвучал в сознании Оуэна как раскат грома. Искатель застыл на месте, не в состоянии даже моргнуть глазом. Он пытался пошевелиться или хотя бы что-то сказать, но введенный в его подсознание запрет не позволял. Краешком глаза он видел, что Хэйзел находится в таком же состоянии. К ужасу Оуэна, его собственная рука начала доставать из кобуры дисраптер. Хэйзел сняла с плеча ружье, и оба они нацелили оружие на остальных. Отчаяние, которое переполняло Оуэна, ничему не могло помочь.

— Небольшая мера предосторожности, к которой я догадался прибегнуть заранее, — безразличным тоном прокомментировал Озимандиус. — Пока Оуэн и Хэйзел без чувств лежали в регенерационном контейнере космической яхты, я ввел в их подсознание программную установку, реализуемую с помощью специального пароля. Они не могли знать, что заложено в их подсознание, но в любой момент были готовы выполнить мой приказ. Все оказалось предельно просто. Теперь они будут действовать только по моей команде. Вы останетесь здесь под их наблюдением, пока сюда не явятся люди с «Бесстрашного». Естественно, с помощью Оуэна и Хэйзел я убью всякого, кто попытается сбежать или оказать сопротивление. Моя программа позволяет мне убить одного или нескольких человек в качестве примера для остальных. И, скажу откровенно, у меня уже чешутся руки. Оуэн и Хэйзел прекрасно справятся с этим. У них просто нет выбора.

139
{"b":"11075","o":1}