ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Прекрасно, — думал он, стараясь подняться с пола. — Из всех убийц, которых они могли подослать ко мне, выбрали кикбоксершу и гимнастку с подвижными суставами. Что ж, если попал впросак, надо импровизировать. Если и это не поможет, пойдем на хитрость».

Кэти снова приблизилась к нему, за ее движениями было невозможно уследить. Но Оуэн схватил лежавшую рядом с кроватью одежду и швырнул в лицо женщине. На какую-то секунду она потеряла ориентацию, и этого было достаточно, чтобы Оуэн поднял с пола нож и вонзил ей между ребер. Две-три секунды они неподвижно стояли друг перед другом: Кэти — выпрямившись в полный рост, он — стоя на одном колене. Оба тяжело дышали. Из раны в боку Кэти потекла кровь. Одежда, брошенная ей в лицо, упала на пол. Она повела плечами, словно хотела стряхнуть с себя боль, но силы уже оставляли ее, и она медленно опустилась на пол. Он выпустил из руки нож и сел рядом с ней, с бессознательной нежностью обняв ее плечи. Кэти болезненно закашлялась, из ее рта показалась струйка крови.

— Черт… — глухо сказала она. — Ты убил меня, Оуэн.

— Да, наверное, так… Но почему, Кэти? Почему ты пошла на это?

— Ты был объявлен вне закона. Я узнала об этом, когда пошла за вином для тебя. Тебя лишили всех твоих титулов, владений, земель и сбережений. Всех, кто поможет тебе или даст приют, ждет смертная казнь. Тот, кто принесет твою голову… и лучше без тела… в императорский дворец в Голгофе, станет правителем Виримонде и получит половину твоего состояния… Кто-то очень хочет увидеть тебя мертвым, Оуэн.

Она закашлялась и сплюнула кровь. Оуэн крепко сжал ее плечи. Объявлен вне закона? Он попытался понять причину такого решения и не смог. Всего за несколько секунд мир вокруг него сошел с ума. Кэти все чаще кашляла, захлебываясь кровью. Он взял ее ладонь в свои руки и держал до тех пор, пока пройдет спазм. Что еще делать, он просто не знал.

— Ты должен знать еще одну вещь. — Она говорила все тише и тише, напрягая последние силы, чтобы оставаться в сознании. — Я — агент Империи и работаю на Верховный суд. Они подсадили меня к тебе, с самого начала. С тех пор я снабжаю их информацией.

— Не говори больше ни о чем. Не изнуряй себя. Я все знаю. Я всегда знал об этом. Но это не имеет значения.

Кэти вопросительно взглянула на него:

— Ты знал? И ничего не сказал об этом?

— Что я мог сказать? Мои искусственный интеллект разоблачил тебя уже тогда, когда мы переселились на эту планету. Он незаменим для таких ситуаций. Я не стал принимать никаких мер, потому что лучше иметь рядом с собой шпиона, которого ты знаешь, чем разоблачать нового. И, кроме того, ты была мне небезразлична.

— Ты мне тоже, — тихо сказала Кэти. — Я всегда была неважным бизнесменом.

Она стала склоняться вниз, пока голова, тихо вздрагивая, не замерла у него на плече. Дыхание оборвалось. Оуэн держал ее до тех пор, пока жизнь не перестала теплиться в теле, покачивая ее в своих объятиях, словно уснувшего ребенка. Потом он бережно уложил Кэти на пол — она казалась меньше и беззащитнее, чем при жизни. Посмотрев на свои руки, покрытые его и ее кровью, он с трудом сдержал рыдания. Потом поднял с пола свою нижнюю сорочку и вытер кровь. В этот момент ему все казалось бессмысленным. Тут, правда, его внимание привлекло потрескивание пламени на неубранной постели, и он решил позвать кого-нибудь навести порядок. Настроив свое коммуникационное устройство, он заблокировал сигналы извне и вызвал на связь искусственный интеллект.

— Озимандиус!

— Замолчи и слушай меня! — прервал его компьютер. — У тебя большие неприятности, Оуэн. Ты объявлен вне закона, за твою голову назначена огромная премия.

— Я знаю.

— Об этом знает и шеф твоей службы безопасности. Он уже на пути к тебе, во главе целой оравы охранников. Они думают только о том, чтобы снять твою голову с плеч. Ты же знаешь, он всегда был недоволен своим жалованьем. Так что тебе надо поскорее убираться отсюда.

— Кэти пыталась убить меня. Мне пришлось покончить с ней.

— Извини, Оуэн, но сейчас нет времени на разговоры. В поместье каждый человек только и думает, как бы расправиться с тобой. Ты лишился всех друзей и сообщников. Воспользуйся потайным ходом, пройди по подземному коридору и садись в свой ракетоплан. Когда ты доберешься до него, я буду иметь точную информацию о том, что творится вокруг, и, возможно, разработаю какой-нибудь план действий.

Оуэн приник к двери спальни, слегка приоткрыл ее и выглянул в коридор. Там никого не было, но ему послышалось, что издали кто-то приближается. Притворив дверь и закрыв ее на ключ, он бросился к своей одежде. Не обращая внимания на то, что все было испачкано кровью, Оуэн быстро оделся. Что бы ни произошло, он не хотел встречать свою судьбу раздетым.

— Оз, почему меня объявили вне закона? В этом нет никакой логики. Я покинул двор императрицы и переехал сюда, потому что не хотел впутываться ни в какие интриги, из-за которых мог бы впасть в немилость. Я ни для кого не представляю опасности. Я попросту хотел жить один и заниматься своими исследованиями.

— Во дворе не сообщили никакой причины, но они и не обязаны делать это. Закон — это воля императрицы. Я полагаю, твоим именем и титулом охотно воспользовалась бы любая оппозиционная фракция — при дворе или за его пределами. Я уверен, что тобой заинтересовалась лично императрица. А ты знаешь, к каким последствиям это приводит.

— Да. Когда она в последний раз проявила такой интерес, останки несчастного были разосланы на семнадцать различных планет — в назидание выступавшим там оппозиционерам… Ну вот и все, я одет. Открывай люк.

Голограмма родоначальника клана Искателей Смерти переместилась в сторону, вместо нее открылся узкий проход. В глубине его мерцал слабый свет. Как и во всех нормальных замках, в поместье Искателей Смерти было несколько потайных дверей и подземных коридоров. Отчасти это было данью традиции, но главным образом Искатели видели в этом подспорье на случай непредвиденных обстоятельств. Об этих коридорах не знал даже шеф службы безопасности Оуэна.

Оуэн надел свой лучший плащ, пристегнул к поясу ножны с мечом, прихватил дисраптер Кэти и нырнул в узкое отверстие. За его спиной снова возникла голограмма.

Он никак не мог свыкнуться с мыслью, что все происходящее с ним — не сон. Всего несколько минут назад жизнь была прекрасной и полной смысла, сейчас же все перевернулось вверх дном и люди, которых он знал не один год, стремились убить его. В последний раз он испытал нечто подобное, когда ему сообщили о смерти отца, убитого прямо на городской улице. Никто не объяснил почему, никто не поинтересовался причиной, да и задавать такие вопросы было небезопасно. Сказать по правде, Оуэн не очень удивился этому. Сколько он помнил отца, тот всегда был вовлечен в какие-нибудь заговоры и интриги. «Человек должен сосредоточиться на том деле, которое хорошо знает», — любил повторять он.

Правда, несмотря на свой ум и опыт, отец не смог избежать ловушки, и к Оуэну — в шестнадцать лет от роду — перешел наследный замок Искателей Смерти. Он думал, что будет долго оплакивать отца, но они слишком мало знали друг друга, редко бывали вместе. Мать Оуэна умерла, когда он был совсем ребенком, так что вся его жизнь прошла под присмотром воспитателей, наставников и друзей семьи. Его единственным настоящим другом, которому он искренне доверял, был искусственный интеллект их рода — Озимандиус.

Оуэн был сильно привязан и к Кэти, но никогда не верил ей. Он даже удивился, что ее смерть причинила ему столько боли.

Его отца не спасла ни воинская доблесть, ни умение разбираться в политике, и Оуэн извлек из этого серьезный урок. Он не стал интересоваться текущей политикой и смог легко избежать участия в дворцовых интригах, в паутину которых его стали заманивать сразу же после принятия наследного титула. Оуэн сразу дал всем понять, что интересуется только историей, и немало постарался, чтобы создать себе репутацию скучного схоласта, погруженного в свой внутренний мир. Он распрощался со своим учителем рукопашного боя, отвернулся от дворцовой жизни и приобрел во владение планету Виримонде, расположенную на самой границе Внешнего Кольца, на вполне безопасном расстоянии от императрицы и ее сатрапов. Он не собирался повторять ошибки отца.

9
{"b":"11075","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Укрощение дракона
Между небом и тобой
Самогипноз. Как раскрыть свой потенциал, используя скрытые возможности разума
АпперКот конкурентам. Выгоды – клиентам
Добрее одиночества
Город темных секретов
Храброе сердце. Как сочувствие может преобразить вашу жизнь
Состояние – Питер
Rammstein. Горящие сердца