ЛитМир - Электронная Библиотека

Противники попытались выйти из оцепенения. Один из косилыциков пошёл на Грешника, но остановился, будто наткнувшись на невидимый барьер. Грешник печально посмотрел на него, протянул руку и положил ладонь на гладкий лоб. Косилыцик сморщился, как палый лист, и осыпался к ногам Грешника. Безумец сам двинулся навстречу одному из чудовищ. Под его свирепым взглядом косилыцик оплыл, как свеча, и растёкся по полу лужей пузырящейся протоплазмы.

«Какие-то они сегодня квёлые, — решил я. — Должно быть, система защиты бара их ослабила. Работа Мерлина как-никак… Это мой шанс».

Раньше я не видел, чтобы они валились, как кегли. Только Эдди Бритва мог с ними справляться. Но здесь и сейчас их можно остановить. Их можно уничтожить. Я могу их уничтожить…

Осталось только шестеро, к тому же явно сбитых с толку. Я шагнул, и косильщики повернулись ко мне.

— Кончаем их! — объявил я.

— Это правильно! — с неожиданным энтузиазмом согласился Алекс. — Никто не имеет права вламываться в мой бар и угрожать посетителям. Мешает бизнесу. Люси, Бетти! За что я вам деньги плачу?..

Алекс покинул своё место за стойкой, поигрывая заговорённой бейсбольной битой, а девушки двинулись вперёд, похрустывая суставами пальцев. Хорошо, когда есть друзья! Губы сами собой растянулись в улыбке, но я взял себя в руки и сосредоточился на косилыциках. Да они смутились! Или мне показалось?

— Ну всё, уроды! Вам конец, — пообещал я. Гак и вышло, хотя всё-таки нам пришлось нелегко. Даже ослабленные чарами Мерлина, тела косильщиков поглощали удары как губка, и мне приходилось уворачиваться от ядовитых когтей. Однажды мой кулак провалился до самого затылка неприятеля, и с трудом удалось вытащить его обратно. Алекс ударил одного по голове, но заговорённое дерево бейсбольной биты провалилось и увязло на уровне груди чудовища. Мало-помалу мы приноровились: надо сделать подсечку, сбить с ног, а потом топтать, сколько душе угодно. Люси и Бетти ухватили косильщика за руки и разорвали надвое. Другого сбил с ног Алекс, а я припечатал столиком к полу. Получилось неплохо. Очень, очень приятно бывает иногда выместить зло по полной программе и на подходящем объекте. А ведь раньше я от них бегал!..

Только позднее я кое-что осознал. Мои враги всегда знали, что «Странные парни» находятся под защитой Мерлина. Именно поэтому они никогда не посылали сюда косильщиков, а ведь, казалось бы, так просто: я же постоянный клиент. Что-то довело их до отчаяния, и нетрудно догадаться, что именно…

Итак, мы переводили дыхание, привалившись к стойке и с удовлетворением глядя на дело рук своих. Останки двенадцати самых опасных тварей Тёмной Стороны мелкими содрогающимися клочками разбросаны по полу. Моего старого кошмара больше нет! Клочки между тем перестали трепыхаться и растаяли: вернулись в преисподнюю, их породившую. Мы хором испустили торжествующий вопль, в стороне не остался даже Грешник.

— Откуда эти твари взялись? — спросил он.

— Не знаю. — Я пожал плечами.

— И кто их послал, тоже не знаешь.

— Не только я. Никто ничего не может сказать.

— Тёмная Сторона или Большой мир… а может, другие измерения?

— Понятия не имею.

— А почему бы тебе не использовать свой дар? — поинтересовался Грешник.

Я не нашёлся что ответить. Самое очевидное решение просто не приходило мне в голову. Или приходило, только я загонял его обратно в подсознание раньше, чем оно всплывало на поверхность, — до того пугался. Но сегодня… Косильщиков больше нет, вокруг надёжные друзья. Я медленно кивнул и открыл свой третий глаз.

Сегодня вместо обычной картинки я получил видение. Отделившись от тела, мой дух унёсся в странное, совсем чужое место. Я пролетал над страной, лежащей в руинах. Недоумевал я, впрочем, недолго. Это была Тёмная Сторона, вернее, один из вариантов её будущего — тот самый, что обнаружился за временным сдвигом, куда меня по неосторожности занесло. Конец вещей и времён, конец Тёмной Стороны и всей цивилизации.

Вариант, реализованный при моём участии. По крайней мере, так сказал старый друг перед смертью.

Нигде не видно ни одной уцелевшей постройки — ничего, кроме рухнувших стен и груд строительного мусора Улицы забиты скелетами автомобилей, но никакого движения: город умер давно и окончательно. Свет тусклый, лиловый, как синяк. На горизонте, словно гнилые зубы, торчат такие же развалины, в тёмном небе уже нет луны, да и звёзд осталось совсем немного: десяток-другой, не больше.

Смерть, кажется, царит здесь не первый век, но я-то знаю… В прошлый раз тамошний Эдди Бритва успел рассказать, как я погубил Тёмную Сторону и весь мир всего за восемьдесят два года. Джон Тейлор не смог забыть про свою мамочку, и потому цивилизации и человечеству пришлось исчезнуть. Поклявшись, что не допущу этого, я прекратил мучения Эдди собственными руками.

Мой дух стрелой рванулся вперёд, будто что-то почуял. Мимо мелькали развалины; я приближался к какому-то определённому месту. Вот обычный дом, вернее, обычные развалины, но я, без сомнения, в конце пути. Здесь мои враги. Внутри светло, и есть жизнь, это чувствуется, хотя снаружи ничего не видно. Подлетая поближе, я поймал ещё одну картинку: несколько лет до временного сдвига Человечество пока не погибло, надежда есть. Я просочился сквозь осыпающиеся стены в тайную комнату, освещённую несколькими огарками, прикрытую многослойной магической защитой. Вот они…

Знакомые лица.

Последние серьёзные игроки будущих времён, последние защитники Тёмной Стороны. Собрались здесь, чтобы попытаться остановить меня в прошлом, прежде чем я успею совершить… то, что успею совершить. Мой дар не открыл мне, что именно. Мои враги просто хотят спасти Тёмную Сторону и весь мир — от меня.

Греясь у простой железной жаровни, они пытались сплести из неверных жестов и запинающихся слов очередной силок для меня. Снаружи раздался угрожающий рёв; мои враги замолчали, прислушиваясь. В лиловой полутьме к ним неумолимо приближалось что-то большое и массивное. Мне не было видно, да не больно-то и хотелось, хватало звукового сопровождения. Оборванные фигуры в комнате замерли, на осунувшихся от голода лицах ясно читался страх, но защита пока держалась. Чудовище прошло мимо.

Понятно, что борьба не окончена, но точно так же ясно, что силы жизни проигрывают. Невидимый, я обратился в слух: говорили о страшных существах Оттуда, заполоняющих землю вечной ночи. В руинах ещё остались небольшие очаги сопротивления, но с каждым часом их становится всё меньше и меньше. Уже несколько месяцев ни с одним из них нет связи. Быть может, эта комнатушка в развалинах — последняя надежда человечества. Когда она опустеет, на Тёмной Стороне останутся лишь насекомые. Они активно мутируют и уже сильно изменились: это одно из многочисленных последствий войны.

Никогда не думал, что увижу столь важных персон в таком жалком положении. Джессика Сорроу в потрёпанной чёрной коже, теперь не похожая на грозную Неверующую, выглядела почти человеком, несмотря на всегдашнюю смертную худобу. Она держала в руках древнего игрушечного медведя. Когда-то я помог ей вернуть утраченную человеческую природу, найдя эту игрушку; сегодня мишка помогает ей искать меня… Рядом с Джессикой, в лохмотьях, оставшихся от дорогого костюма, сидел Ларри Забвение, мёртвый детектив. Негромким голосом он жаловался, что лучше бы ему умереть окончательно, как умер брат Томми, чем видеть, какая судьба постигла Тёмную Сторону. Джессика рассеянно обняла его за плечи.

Граф Видэо грел руки над жаровней. После войны ангелов кожу ему вернули обратно, и теперь поверх вживлённого в плоть металла и электронных схем тянулись грубые швы. Вокруг головы графа мерцало облако странной энергии, а гротескное тело прикрывала лишь сложная система туго затянутых ремней. Возможно, ремни мешали ему развалиться на части.

Король Шкур, лишённый колдовской силы, выглядел обыкновенным человеком В густом меху длинной шубы прятались магические предметы на серебряных цепях, а в руках тускло мерцал хрустальный шар, исцарапанный и покрытый трещинами. Короля терзал страх, глаза его бегали, он дёргался при каждом громком звуке.

21
{"b":"11076","o":1}