ЛитМир - Электронная Библиотека

Дождавшись, когда последний из зрителей уйдет, Джордан опустился на край сцены и принялся вытирать лицо куском грязной материи. Без тщательно наложенного грима и яркого сценического освещения лицо его выглядело моложе и мягче и уж совсем не казалось надменным. Теперь, когда растворилась, растаяв, точно мираж, окружавшая его во время представления атмосфера таинственности, плечи актера склонились под тяжестью окутавшей его усталости, накопившейся за день. Рукоять меча, которым он пользовался во время спектакля, болезненно впилась ему под ребра, и актер вытащил его из скрытых под платьем ножен. При ближайшем рассмотрении это видавшее виды, покрытое зазубринами оружие совсем не выглядело впечатляющим. Это был самый обычный меч, которому в свое время пришлось немало потрудиться. Джордан зевнул и поежился, чувствуя прохладу. По мере того как лето уступало место осени, ночи наступали раньше, и внезапно поднявшийся ветер был холодным. Актер посмотрел на дымящиеся останки демона: грубо сработанное крепление изрядно выгорело. Над демоном придется потрудиться. Издалека он смотрелся неплохо, но пружина, выбрасывавшая его из-за ширмы, должно быть, сильно проржавела. Уже в третий раз за эту неделю ее заедало. Еще немного, и вся эта чертова пиротехника начнет срабатывать раньше времени. Джордан вздохнул. Да разве дело только в пружине? Просто сам он уже становился староват для того, чтобы скитаться по захолустью, давая редкие представления. В свои двадцать семь он, конечно, не был стариком, но сил переносить эту цепь бесконечных недоеданий, недосыпаний и дорожных лишений у него почти совсем не осталось.

Он поднялся, засунул меч в ножны и не торопясь подошел к чаше для сбора платы. Еще какую-то долю секунды он тешил себя надеждой на удачу, но дела обстояли даже хуже, чем он предполагал. Что-то около дюжины маленьких медных монеток не закрывали даже дна чаши. Джордан высыпал их в свой кошелек и, испытывая горькие чувства, подбросил его на ладони. Конечно, Бэннервик – всего лишь жалкий фабричный городишко, затерянный в глуши опустошенной Северной Земли, но все же актер надеялся на лучшие сборы. Если в ближайшее время обстоятельства не изменятся к лучшему, ему придется вернуться к шулерству в картежных играх или к карманным кражам, чтобы хоть как-то свести концы с концами. Таких плохих сборов он не видел с тех пор, как впервые, еще юношей, вышел на сцену. Может быть, талант его угас или же пьеса устарела, ведь Война демонов закончилась уже семь лет назад. Джордан покачал головой и, тщательно завязав кошелек, спрятал его в пояс. И он сам, и его представление были здесь ни при чем, просто Редгартское королевство переживало тяжелые времена. Денег почти совсем не было, и плата бродячему актеру стала для многих какой-то уж и вовсе необычайной щедростью.

Если разобраться, то дело было даже и не в Редгарте. Почти вся профессиональная деятельность Джордана протекала в Герцогстве под горой. Да, там он знавал лучшие времена. Разве мог он предположить тогда, что однажды будет вынужден покинуть свою родину из-за скудности сборов? Трижды доводилось ему выступать перед самим герцогом, его знали и ценили многие из придворных дам и кавалеров. Именно эти люди и дали ему гордое прозвище Великий Джордан. Он часто гастролировал, бывал даже при дворе самого правителя Лесного королевства, как раз незадолго до Войны демонов. Он так и не вернулся. Демоны были разбиты, но отнюдь не так легко и просто, как это выглядело в рассказе Верховного мага. Война опустошила Лесное королевство и большинство пограничных стран. Земля постепенно поднималась из пепла, но были люди, которые считали, что понадобится еще жизнь целого поколения, а может, и того больше, чтобы зажили все нанесенные войной раны. А пока и Герцогство под горой, и Редгарт, и Лесное королевство, изо всех сил старавшиеся удержаться на плаву, не имели в достатке ни времени, ни денег, чтобы воздать должное великим исполнителям, так пленявшим когда-то сердца тех, кому довелось внимать им.

Джордан нахмурился, стараясь определить, хватит ли у него денег и на еду, и на выпивку, и если нет, то что важнее? Эти вычисления заняли удручающе мало времени и сделали актера еще более несчастным. Хватит только на еду. Бэннервик располагался на отшибе, затаившись в глубине поросшей вереском Редгартской равнины, и, чтобы добраться до следующего города, требовалось два, а то и все три дня. Можно, конечно, подстрелить пару глухарей по дороге, но у людей местного маркграфа совершенно определенный взгляд на браконьерство. Так что после приведения приговора в исполнение выступать на сцене с одной рукой станет довольно затруднительно… Нет, придется как-то обойтись без еды. Посмотрев вокруг, Джордан сосредоточил свое внимание на жалких домишках, выстроившихся вдоль главной улицы Бэннервика. Как он докатился до жизни такой?

Каменные и тесовые здания жались вплотную друг к другу, как для удобства, так и ради безопасности. Грубые, покрытые грязью стены все сплошь были одинаковы, как лица разбитых в бою бедолаг. Дым, словно обессилев, клубами поднимался из узких дымоходов, холодный ветер бил в черепичные крыши. Последний свет уходящего вечера таял в воздухе, и главная улица была пустынна. Люди в сельской местности пробуждаются с первым лучом солнца, работают целый день и ложатся спать в сумерках. Сегодня они задержались только ради того, чтобы посмотреть представление Джордана. Наверное, ему следовало чувствовать себя польщенным. Эти люди были, в общем-то, неплохими зрителями. Они смеялись и хлопали там, где и следовало, и ему удалось заворожить их чарами своих иллюзионных трюков так, что они ощутили мощь его «волшебства». Джордан едва заметно улыбнулся. Он знал цену деньгам. И совсем уже далеко позади осталось время, когда ему под силу было включить в представление настоящее колдовство. Теперь же все было не так. Наемные колдуны всегда стоили дорого, а большинство из тех немногих заклятий, которые он знал сам, постепенно теряли силу.

Тем не менее в этот вечер он был в отличной форме. Как бы ни были тяжелы нынешние времена, он оставался Великим Джорданом, а «Верховный маг» был одной из лучших его ролей. Он всегда гордился своим репертуаром. В свое время ему довелось создать немало замечательных образов: от легендарного короля Эдуарда, влюбленного в приносящую смерть Ночную Ведьму, и овеянного героической славой герцога Герцогства под горой до несчастного пастуха в пьесе «Старая Молли Меткаф». Никто не мог сказать, что талант Великого Джордана не был разносторонним. Ему случалось выступать перед благородными господами и дамами, горожанами и жителями деревень, а однажды даже перед человеком со шрамом на лице, который заявил, что он принц-изгнанник. Правда, он так и не сказал, откуда его изгнали. Джордан даже улыбнулся своим воспоминаниям. Эта чаша помнила тяжесть не только золота и серебра, но и драгоценных камней, которые опускали в нее зрители в ту пору. В ушах актера еще звенели восторженные крики «бис», раздававшиеся под сводами театров. Но эти дни были позади. Времена изменились, другие имена ласкают слух зрителей, тогда как его забыли. Выбора у него нет.

Теперь Великий Джордан расточает свой талант перед кучкой простофиль за пригоршню медяков. Положительно, этот мир лишен справедливости. Во всяком случае, ни одному человеку не удалось сродниться с ней.

Он медленно поднялся, качая головой. Становилось слишком холодно, чтобы сидеть, предаваясь грустным размышлениям. Он набросил одеяло на дымящийся остов демона, чтобы загасить последние искры, и принялся собирать декорации в свой маленький фургончик. Он собрал все осветительные приборы и дважды тщательнейшим образом пересчитал их, дабы удостовериться, что ни один из них не стал добычей какого-нибудь нечистого на руку зрителя. Он аккуратно упаковал светильники и вернулся назад к сцене. Считалось, что она должна легко разбираться на секции, но Джордану пришлось изрядно попотеть, прежде чем он кое-как справился с этим. Он тяжело дышал и чувствовал жалость к самому себе, запихивая последнюю секцию на дно фургончика. Сколько еще придется ему работать с этой сценой, прежде чем он научится с ней обращаться? Он ненавидел возиться с деревянными предметами. Сколько ни берегись, занозы не миновать. Его жалость к себе еще больше возросла, когда он стал шнуровать задние стенки фургона. Разве эта работа для него? Он же актер, а не плотник.

2
{"b":"11077","o":1}