ЛитМир - Электронная Библиотека

Нос катера резко качнулся, как будто под воздействием навалившейся на него огромной тяжести. Раздался скрежет разрываемого металла, и переборка левого борта прорвалась, словно бумажная. В ней образовались пробоины с рваными краями, похожие на следы гигантской когтистой лапы. Что-то заколотило по внешней обшивке, и на потолке каюты образовались огромные вмятины и выступы.

– Снаружи ничего нет! – заорал Стэйсяк, слепо колотя кулаками по подлокотникам своего кресла. – Ничего нет! Так показывают приборы!

Голова Риппера раскачивалась из стороны в сторону, его губы беззвучно повторяли слова, сказанные его товарищем. Разведчица рассматривала следы яростных ударов, а ее рука уже сжимала укрепленное на бедре оружие. То, что двигалось под завесой бури, было темным, неразличимым и невероятно большим. Весь каркас катера глухо затрещал, его крыша вдавилась внутрь, как будто под воздействием массивного, невыносимого груза.

– Капитан, мы теряем давление, – негромко произнес искусственный разум в ухо Сайленсу. – Герметичность корабля нарушена, и я не способен ее восстановить. Я больше не беру на себя ответственность за доставку катера к посадочной площадке. Разрешите произвести аварийную посадку?

– Нет, – ответил Сайленс по внутреннему переговорному устройству. – Еще не время.

– Мы должны сесть до того, как развалимся на части, – сказала разведчица.

Сайленс гневно взглянул на нее. Он не знал, что она может подключиться к командирскому каналу.

– Еще не время! – твердо повторил он. – Экстрасенс, поговорите с ними, черт побери! Заставьте их услышать себя!

Дайана Вэрчью сбросила последнюю защиту своего сознания и осталась голой и беззащитной перед нападавшими. Они мчались вперед и терзали ее. Тем временем катер прорвался через последние редкие облака и оказался в чистом небе. Металлические деревья надвигались на него со всех сторон с головокружительной скоростью. Грозные острые шипы почти чиркали по обшивке, казалось, еще несколько сантиметров – и они вспорют ее, как брюхо пойманной рыбы. А потом деревья остались в стороне, и катер вошел в огромное открытое пространство над гладкой равниной, где была расположена База № 13 и ее посадочные терминалы.

– Это закончилось, – тихо сказала разведчица. – Вы слышите? Это закончилось!

Сайленс медленно осмотрелся. Удары по внешней обшивке прекратились, от присутствия угрожающих сил не осталось и следа. Корпус катера наполнился слабым скрипом, это компьютер начал автоматически устранять повреждения каркаса. Космодесантники отсоединились от управления огнем и тупо озирались по сторонам, впервые увидев повреждения катера. Риппер повернулся к капитану в ожидании объяснений, но Сайленс знаком приказал ему молчать, встал со своего кресла и опустился на колени перед Дайаной, которая сидела на полу, сгорбившись и опустив голову. Почувствовав его присутствие, она медленно подняла голову и заговорила:

– Они ушли, капитан. Они… просто отстали от нас.

– Что ты видела? – спросил Сайленс, стараясь говорить как можно спокойнее.

– Лица. Свиные рыла, во всех ракурсах. Зубы и острые когти. Я не знаю. Я не думаю, что они на самом деле существовали. Так не могло быть. Лиц так много, и в них – ничего, кроме ненависти. Я была уверена, что они убьют меня, но когда я отбросила свою защиту, они просто посмотрели на меня и исчезли. Я не знаю почему.

– Но ты, Сайленс, знаешь, – сказала разведчица. – Я права?

– Прошу всех занять свои места, – произнес искусственный разум. – Я готовлю катер к посадке.

Сайленс помог экстрасенсу подняться и сесть в кресло, потом занял свое место. Разведчица хмуро посмотрела ему в спину и после этого старалась не замечать его. Десантники переглянулись и не произнесли ни слова, хотя выражения их лиц были весьма красноречивы.

– Я пытался установить связь с Базой, – сообщил искусственный разум, – но она не отвечает. Вокруг Базы действует силовой экран, а в пределах досягаемости моих сенсоров нет никаких признаков жизни или движения. Отсюда я делаю вывод, что посадка будет безопасной, если вы только не отдадите отменяющий приказ.

– Нет, Один. Сажай катер так близко к Базе, как только сможешь. А потом поставь сенсоры на уровень максимальной чувствительности и держи все оружие в состоянии боевой готовности – до тех пор, пока я не дам отбой.

– Слушаюсь, капитан.

Катер замедлил движение и замер в десяти метрах от мерцающего силового экрана вокруг Базы, мягко опустившись у посадочного терминала. Сайленс внимательно посмотрел на изображение, появившееся на «прозрачных» переборках, и поразился грандиозным масштабам космодрома Ансили. При освоении планеты предполагалось, что космодром будет принимать караваны звездных фрегатов, с помощью которых строилась и оснащалась База Империи. Сайленс был капитаном одного из таких кораблей. Он до сих пор помнил, как непрерывным потоком у Базы № 13 совершали посадку грохочущие звездолеты со всех концов Империи. Огромные серебристые корабли покрывали космодром на площади, которую нельзя было охватить взглядом. Издалека они напоминали исполинские абстрактные скульптуры. А теперь все исчезло, и только катер одиноко стоял у одного из посадочных терминалов, ничтожный в сравнении с размерами окружавших его редких деревьев-колоссов.

Сайленс отключился от сенсоров, и на смену изображению вернулась обычная стальная стена. Он повернулся в своем кресле и резко кивнул головой, обращаясь к команде.

– Я знаю, что у всех у вас много вопросов, но я прошу потерпеть некоторое время. Ситуация здесь очень сложная, и тот грубый прием, который нам оказали при посадке, – это только начало. Я полагаю, никто сильно не пострадал? Хорошо. Один, доложите о повреждениях.

– Ничего серьезного, капитан, но потребуется несколько часов, прежде чем корабль сможет взлететь. В корпусе есть пробоина, которая беспокоит меня больше всего. Есть пределы тому, что я могу сделать, не прибегая к оборудованию космических доков.

Сайленс задумчиво покачал головой.

– Что может произойти в самом худшем случае?

– Если я не смогу отремонтировать корпус, мы не сдвинемся с места. Вы, конечно, могли бы вызвать другой катер с «Ветра тьмы», но нет никаких гарантий, что он прибудет сюда в лучшем состоянии, чем наш.

– Постой, постой, – сказал Стэйсяк. – Ты что, имеешь в виду, что мы сели на мель?

– Не сгущай краски, – быстро возразил Риппер. – Тебе же сказали, что это в худшем случае. Дела еще не так плохи. Пока что.

– У меня тоже есть несколько вопросов, капитан, – холодно произнесла разведчица. – Планета официально зарегистрирована как выжженный мир. Здесь никто не может жить. Но что-то пыталось убить нас во время бури, несмотря на то что наши сенсоры ничего не уловили. И вы знаете, что это было. Вы узнали их. Я представляю Империю во всех вопросах, касающихся космических чужих, и требую разъяснений. Что скрывалось в буре?

– Эшрэи, – сказал Сайленс.

– Но они же мертвы. Вымерли.

– Да. Я знаю. Но я говорил вам, что ситуация сложная.

– Так что же вытрясало из нас кишки при посадке? – спросил Стэйсяк. – Призраки?

Сайленс слегка улыбнулся.

– Возможно. Если какая-нибудь из планет может быть населена существами из ее прошлого, то это Ансили. – Он заколебался, потом стал быстро переводить взгляд с одного лица на другое. – Кто-то из вас… чувствовал что-нибудь странное? Какие ощущения вы испытывали при снижении?

– Да, – пробурчал Стэйсяк, – я чувствовал, что нас всех убьют.

Риппер пожал плечами. Разведчица на мгновение нахмурилась, а потом отрицательно покачала головой. Сайленс посмотрел на экстрасенса.

– А ты, Дайана? Что ты чувствовала?

Девушка разглядывала свои руки, крепко обхватившие колено.

– Они могли убить всех нас. Наш силовой экран не смог бы защитить катер, а дисраптеры не нанесли бы им вреда. Но в последний момент они взглянули на меня и повернули назад. Я не знаю почему. А вы знаете, капитан?

– Да, – ответил Сайленс. – Потому что на тебе нет вины.

4
{"b":"11078","o":1}