ЛитМир - Электронная Библиотека

– Тогда почему наши пушки не могли выйти на цель? – пробормотал Риппер, с привычной легкостью надевая портупею. – Я не сомневаюсь в том, что это выжженный мир. Я лично проверял перед полетом исправность компьютеров. Десять лет назад шесть звездолетов обрушили на Ансили всю мощь своих орудий. Они выкосили все живое на планете, от полюса до полюса.

– Шесть звездолетов? – переспросил Стэйсяк. – Обычно для такой операции требуется только два, максимум три корабля – если она проводится в большой спешке. Что же здесь было, если они решили, что меньше чем шестью кораблями им не обойтись?

– Я тебе скажу еще кое-что, – продолжал Риппер. – Угадай, кто возглавлял операцию по очищению Ансили от эшрэев?

Стэйсяк оторвал взгляд от пряжек на своей портупее.

– Сайленс?

– Точно. Ему поручили подавить восстание эшрэев. Когда ситуация вышла из-под контроля, именно он потребовал очищения огнем.

Стэйсяк задумчиво покачал головой.

– Час от часу не легче. Только этого нам и не хватало, Рип. Я нутром чувствую, что наши дела плохи.

– Не дрейфь, положись на старого Риппера. Он здесь всех насквозь видит.

Стэйсяк пристально посмотрел на своего напарника.

Экстрасенс Дайана Вэрчью пыталась натянуть бронированный бушлат. Судя по бирке, это был ее размер, но бирка явно врала. Наконец с неимоверными усилиями она влезла в доспехи и, раскрасневшаяся и задыхающаяся, перевела дух. Длинная тяжелая куртка делала ее очень неуклюжей и неповоротливой. При одной мысли, что в таком облачении придется провести несколько часов, становилось не по себе. Дайана взглянула на меч, потом дотронулась до гашетки дисраптера, который ей предназначался, но потом решительно направилась к оружейному ящику с дисраптером в руках.

– Я не возьму это, – запротестовала разведчица. – Все идет к тому, что без оружия нам не обойтись.

– Я никогда не воспользуюсь оружием, – твердо возразила Дайана. – Я не убийца. Все, что мне нужно, – это силовой щит.

Разведчица пожала плечами.

– Ты рискуешь сломать себе шею.

Она удобно приладила кобуру своего дисраптера к правому бедру и вытащила из оружейного ящика меч в ножнах. Это был длинный клинок, явно нестандартных размеров. Разведчица перекинула его через левое плечо и застегнула таким образом, что он повис у нее за спиной. Концы ножен почти касались пола. Фрост заметила любопытный взгляд Дайаны и улыбнулась.

– Это шотландский палаш, «клэймор». Старый земной клинок. В моем роду он передавался от поколения к поколению. Славное оружие.

– И ты кого-нибудь убивала им? – спросила Вэрчью. Тон ее вопроса был довольно мягким, но разведчица болезненно прореагировала на него, почувствовав неприязнь девушки.

– Конечно, – ответила она холодно. – Это же моя работа.

Она подошла к ящику, достала из него связку гранат и повесила их поперек груди. Потом сделала несколько движений рукой, чтобы убедиться, что гранаты ей не мешают. После этого она снова обратилась к Дайане.

– Если не хочешь неприятностей, держись от меня подальше. И не надейся, что я буду твоей нянькой. Это не входит в мои обязанности.

Она захлопнула ящик и присоединилась к мужчинам, стоявшим у двери в шлюзовую камеру катера. Вэрчью посмотрела ей вслед, но ничего не сказала. Вскоре и она, задумчиво опустив глаза, подошла к двери.

Сайленс придирчиво осмотрел всех членов команды, удивился отсутствию оружия у экстрасенса, но промолчал и набрал код на двери камеры. Дверь с шипением открылась, и Сайленс первым вошел в камеру. Камера была достаточно велика, чтобы вместить весь экипаж, но когда ее двери закрылись, у Дайаны возникло неприятное ощущение тесноты замкнутого пространства. Она внутренне сжалась, чтобы подавить невольную дрожь: боязнь замкнутого пространства преследовала ее еще с детских лет.

– Один, говорит капитан, – передал Сайленс по устройству внутренней связи. – Ответьте мне.

– Наличие связи подтверждаю, – промурлыкал искусственный разум в ухо капитану. – Согласно результатам сканирования, все идет нормально. В пределах действия сенсоров никаких форм жизни не зафиксировано. Состав атмосферы, температура и гравитация в пределах нормы. В вашем распоряжении семь часов светлого времени суток.

– Открыть люк! – скомандовал Сайленс.

Люк открылся, зашипел сжатый воздух. Сайленс шагнул вперед, но у самого выхода замешкался: ветерок донес до него запах Ансили. Это был резкий, дымный запах, и хотя капитан не был на Ансили несколько лет, у него сразу появилось ощущение, будто он и не покидал планету.

Сайленс поднял голову и ступил на поверхность посадочного терминала. За ним последовали и другие.

День выдался пасмурный и очень холодный, от дыхания Сайленса в воздухе образовалось облачко пара. Раздались слабые щелчки – это автоматически включились обогревательные элементы, вмонтированные в одежду.

Космодром со всех сторон окружали исполинские металлические деревья, закрывавшие горизонт. И хотя Сайленс не видел их уже десять лет, ему показалось, что он был в металлическом лесу только вчера.

База № 13 стояла в центре космодрома, скрытая силовым экраном. Защитный купол изгибался и дрожал, похожий на огромную жемчужину в унылой металлической оправе. При взгляде на купол представлялось, что под ним скрыто нечто темное и неизвестное, наблюдающее за экипажем катера и ожидающее его появления внутри Базы.

По спине Сайленса пробежал холодок. Он попытался улыбнуться и отогнать тревожные мысли, затем оглядел свою команду, чтобы узнать, как его люди чувствуют себя в новой обстановке. Космодесантники держали в руках дисраптеры и озирались вокруг, готовые к возможному нападению. Они приспосабливались к незнакомой местности. Разведчица стояла немного в стороне, спокойно разглядывая силовой экран. Экстрасенс, сжавшись от холода, вглядывалась в громаду леса; ее глаза на бледном худом лице выглядели неестественно большими, Но никто из экипажа не проявлял излишней нервозности. Довольно скоро они будут вести себя иначе.

Желая привлечь их внимание, Сайленс громко кашлянул.

– Я должен ненадолго покинуть вас. До моего возвращения обязанности командира будет выполнять разведчица. Если возникнут проблемы, свяжитесь со мной по каналу командирской связи. Но прошу не беспокоить меня без крайней необходимости. Для того чтобы проникнуть за силовой экран, нам потребуется помощь, и, я думаю, мы найдем того, кто нам ее окажет.

Фрост пристально посмотрела на него.

– Помощь? Здесь, на Ансили? А не кажется ли вам, капитан, что настало время раскрыть нам глаза на то, что происходит на этой планете?

– Нет, – сказал Сайленс. – Еще не время.

– Но скажите хотя бы, куда вы идете?

– Конечно, разведчица. Я иду говорить с человеком по имени Кэррион. Он может помочь нам преодолеть экран. Если, конечно, ему в голову не взбредет сначала убить нас.

2. Призраки

Рипперу и Стэйсяку было поручено обозначить периметр контролируемой площадки на космодроме, но они большую часть времени разглядывали загадочный металлический лес, подернутый дрожащей дымкой. Они оба добровольно отправились выполнять это задание. Риппер – потому что верил в надежность хорошо контролируемого периметра. А Стэйсяк был рад избавиться от общения с разведчицей. Он слышал немало рассказов о знаменитых киллерах Империи и теперь, встретив Фрост, поневоле поверил многому из того, в чем раньше сомневался. Разведчики были элитой Империи, обученной действовать в ситуациях, слишком сложных или опасных для обычных родов войск. Специфика их деятельности заключалась в контактах с новыми видами жизни в космосе. Они проводили сложные обследования аборигенов планеты, разрабатывали наилучшие способы использования, порабощения или уничтожения неизвестных существ, а затем возглавляли экспедиции, которые тем или иным путем присоединяли вновь открытые миры к Империи.

Разведчики были непревзойденными бойцами, холодными и расчетливыми стратегами, их могла остановить только смерть. Говорили, что они столь же странны и не похожи на обычных людей, как и жители других планет. Стэйсяк верил в это. От общения с Фрост у него по коже ползли мурашки.

6
{"b":"11078","o":1}