ЛитМир - Электронная Библиотека

Саймон Грин

Охотник за Смертью

1

СТОЛКНОВЕНИЕ В НОЧИ

За пределами Внешнего Галактического Кольца царит вечный мрак. Здесь, на окраинах Империи Тысячи Солнц, где обитаемые и цивилизованные миры встречаются все реже и реже, на странных планетах живут странные люди. За пределами Кольца, в неизведанных темных просторах, не сияют звезды. Лишь немногие звездолеты прокладывают сюда свой курс. Здесь, вдали от всех ориентиров, легко затеряться. Космические фрегаты несут патрульную службу на границах Кольца, но для того чтобы освоить бескрайние пространства за его пределами, не хватит и тысячи звездных флотов. Империя слишком расширила свои владения, стала бессмысленно огромной, хотя никто не признает этого, по крайней мере никто из тех, кто наделен властью. Каждый год Империя захватывала новые миры, жадно раздвигая свои границы. Но Внешнее Галактическое Кольцо стало их пределом. Бесконечные глубины Черной Тьмы охладили пыл Империи.

Здесь сгущался мрак. Попадая сюда, многие звездолеты бесследно исчезали. Поэтому колонизированные миры старались встать на путь самообеспечения, чтобы не вглядываться с тревогой и надеждой в бесконечную тьму. У границ Внешнего Кольца процветала преступность: одни преступления были стары как мир, причиной других являлся стремительный прогресс имперской науки. Немыслимые расстояния до центра Империи делали бессильными самые жестокие законы. Пытаясь поддерживать закон и порядок, звездолеты Империи внезапно обрушивались из открытого космоса и карали бунтарей и преступников, но они не могли оказаться везде, где было нужно.

В мирах Внешнего Кольца ждали своего часа темные силы, терпеливые и жестокие. Событием, которое способно выпустить их на волю, могло стать простое столкновение звездолетов над забытой богом планетой Виримонде.

* * *

На орбиту планеты Виримонде, никем не замеченный, вышел пиратский звездолет «Шард». Небольшой и маневренный, «Шард» не отличался прочностью, но развивал приличную скорость. Он уже поменял дюжину владельцев и экипажей. Сейчас кораблем распоряжались клонлегеры[1], разместившие на его борту донорский банк человеческих органов. Любой встретившийся на их пути военный звездолет не задумываясь открыл бы по ним огонь.

В глубинных отсеках корабля по освещенным тусклым светом коридорам шла молодая женщина. Это была Хэйзел д’Арк – авантюристка, клонлегер, любительница красивой жизни. Сейчас она хотела быть кем-то другим. Кем угодно. «Шард» и в лучшие времена не был комфортабельным кораблем, а теперь, когда львиная доля его энергии уходила на поддержание систем донорского банка, эта развалина все больше и больше погружалась в темноту. Надо было что-то предпринимать.

Хэйзел д’Арк – последняя представительница старого аристократического рода – подошла к закрытой двери, которая вела к грузовому отсеку, и стала нетерпеливо ждать, пока сенсоры на входной двери идентифицируют ее личность. Она была в плохом, точнее – в отвратительном, настроении с того момента, как шесть часов назад они покинули открытый космос и вышли на орбиту Виримонде. И ей захотелось еще раз взглянуть на тот груз, ради которого они рисковали жизнью. И вот уже шесть часов кряду ждали с планеты условного сигнала. Теперь было ясно, что внизу что-то произошло.

Они не могли ждать долго, но уйти ни с чем в открытый космос тоже было нельзя. Поэтому они продолжали ждать. Хэйзел была уверена, что непредвиденные осложнения возникли из-за людей из службы безопасности Виримонде. Конечно, «Шард» был старым звездолетом, но его оснастили прекрасным маскирующим оборудованием, которого было более чем достаточно, чтобы обмануть этих мужланов с Виримонде. К тому же служба безопасности вряд ли смогла бы помешать «Шарду», даже зная, что пираты находятся на орбите. Виримонде была низкотехнологичной, сельскохозяйственной планетой. Поголовье скота превышало здесь численность населения. Все контакты с Империей сводились к полетам грузового корабля, совершавшего челночные рейсы один раз в месяц, да к эпизодическим появлениям патрульного звездолета, но в течение ближайших недель ни того, ни другого не предвиделось. Но все-таки что-то было не так.

Хэйзел со злостью посмотрела на закрытую дверь и в нетерпении стукнула кулаком по гладкой поверхности. Наконец зашипел пневматический механизм, и женщина шагнула в наполненный морозным воздухом грузовой отсек. Дверь тотчас же автоматически закрылась. Искрящаяся морозная дымка, переливавшаяся в воздухе, обжигала легкие. Хэйзел вздрогнула и включила обогревательные элементы в своей форменной одежде. Низкая температура, которая поддерживалась в этом помещении, была необходима, чтобы сохранить груз – человеческие ткани и органы, приготовленные для пересадки.

Быстро оглядевшись вокруг, Хэйзел настроила имплантированное в ее мозг коммуникационное устройство:

– Ханна, это Хэйзел. Подтверди прием.

– Я слышу тебя, Хэйзел, – отозвался компьютер – искусственный разум – ИР корабля, которого звали «Ханна». – Чем могу быть полезна?

– Скорректируй сигналы сенсоров слежения в грузовом отсеке, чтобы никто не знал, что я здесь.

Ханна вздохнула. Искусственный разум не обладал человеческими эмоциями, но умел подражать им.

– Хэйзел, ты же знаешь, что не должна входить туда. У нас с тобой будут неприятности.

– Забудь про это и исполняй мой приказ, иначе я расскажу капитану про твою видеоколлекцию из эпизодов его интимной жизни.

– Никогда бы не показала тебе ее, кабы знала, что ты вздумаешь меня шантажировать! В конце концов, это вполне невинные записи.

– Компьютер!

– Хорошо, хорошо. Я откорректирую сенсоры. Теперь ты довольна?

– Я просто счастлива. Но знай: если я поймаю тебя за видеосъемкой моей личной жизни, то произведу в твоих системах лоботомию с помощью осколочной гранаты. Усекла?

Ханна недовольно засопела и прервала связь. Хэйзел усмехнулась: капитан долго выбирал систему «искусственного разума», а в результате нарвался на подглядывающую кумушку. В каком-то смысле это было злым роком «Шарда».

Хэйзел окинула взглядом длинные ряды контейнеров с человеческими органами. Огромные, массивные, от их металлических стенок, покрытых инеем, исходил могильный холод. Отвратительные приспособления для отвратительного бизнеса. Искусственный разум был прав: у Хэйзел не было ни насущной необходимости, ни разрешения находиться в грузовом отсеке. Но она плевала на все разрешения! Да, Хэйзел д’Арк уже давно посылала к черту все приказы и инструкции, когда нужно было действовать по обстоятельствам. Наверное, именно поэтому она перешла к нелегальному бизнесу и примкнула к пиратам.

Ощущая в душе странную смесь отвращения и азарта, она медленно приблизилась к ближайшему контейнеру. Вступая на борт «Шарда», она не имела иллюзий в отношении клонлегеров, и все же реальность оказалась более отталкивающей, чем она думала. Контейнеры с донорскими органами были источниками жизни и долголетия, но от грузового отсека, несмотря на стерильную чистоту, веяло трупным смрадом. Здесь было темно: на корабле работало только аварийное освещение. Находясь на пиратском звездолете, никогда не знаешь, потребуется ли экстренный энергоресурс. Неприязнь к клонлегерам испытывали все – даже те, кто пользовался их услугами, не говоря уже о представителях власти.

Хэйзел медленно прошла по центральному проходу между контейнерами. С болезненной яркостью ее воображению представлялись человеческие сердца, легкие, почки, пульсирующие в свежей алой крови. Она была уверена, что в реальности, погруженные в ледяной холод контейнеров, человеческие органы выглядели по-другому, но воображение не давало ей покоя. Партнеры Хэйзел относились к содержимому контейнеров как к простому товару – так же равнодушно, как мясники к скоту на бойне. Она остановилась и огляделась по сторонам, чувствуя, что вокруг нее – органы и ткани людей. Их хватило бы на несколько полей кровавых сражений…

вернуться

1

Клонлегеры – преступники, промышляющие незаконной продажей человеческих органов для клонирования и трансплантации.

1
{"b":"11080","o":1}