ЛитМир - Электронная Библиотека

– Видите ли, френология – это наука викторианской эпохи, утверждающая, что можно определить доминирующие черты личности по шишкам на черепе. Высота и расположение шишек указывают на развитие тех или иных черт личности, понимаете? Ретрофренология же предлагает модифицировать структуру личности, обрабатывая череп молотком до тех пор, пока в нужных местах не образуются шишки нужного размера!

– Один из нас явно мало выпил, – сказал Алекс Морриси. – Поверьте моему опыту.

Кэти плюхнулась в кресло напротив меня, тяжело дыша, блестя глазами и солнечно улыбаясь. Она выудила откуда-то очередной высокий бокал с шампанским и жадно припала к нему. Кэти всегда пила шампанское и почти всегда умела сделать так, что счет оплачивал я.

– Люблю танцевать! – заявила она. – Иногда мне кажется, что весь мир надо переложить на музыку, а лучшие хореографы должны поставить его на сцене!

– Мы на Темной Стороне, душенька, и я не сомневаюсь, что кто-то работает над этой идеей прямо сейчас, – сказал я. – А где твой партнер, где эта Танцующая Королева?

– Слинял в туалет попудрить носик. Знаешь, Джон, я ведь с другого конца зала вижу, какой ты черный. Кто на этот раз умер?

– И почему ты думаешь, что кто-то умер?

– Ты пьешь эту полынную гадость, если умирает кто-то, кто тебе дорог. Я бы этой дрянью и гребешки чистить не стала. Кстати, я думала, что дело «Прометея» простое и ясное...

– Кэти, мне совсем не хочется говорить о нем.

– Ну конечно, тебе хочется сидеть, дуться и портить настроение всем вокруг. Не будешь следить за собой – станешь похож на Алекса.

Кэти знает, как заставить меня улыбнуться.

– Этого можно не бояться, душенька. Мы с Алексом в разных весовых категориях. Он может бороться за звание олимпийского чемпиона по скорби и попутно получить бронзовую медаль за жалость к себе. Из-за него в этом баре вечно кажется, что ты на похоронах.

Кэти вздохнула и одарила меня своим лучшим отчаянным взглядом.

– Возьми новое дело, Джон. Тебе хорошо, только когда ты работаешь. Конечно, сомнительное счастье, если вспомнить о твоих обычных делах... Но, по крайней мере, больше будешь бывать на свежем воздухе и встречаться с людьми – лучше, конечно, с такими, которые не пытаются тебя убить. Знаешь, на днях я нашла замечательный сайт знакомств для одиноких...

Я содрогнулся.

– Ага, я на одном таком был. «Привет! Меня зовут Трикси. У меня такой замечательный триппер, что ты можешь его по телефону подхватить! Дай мне номер твоей кредитной карты и можешь быть уверен, что я заставлю тебя плакать от счастья меньше чем за тридцать секунд!» Нет, Кэти! Мне и в моем печальном одиночестве хорошо. Укрепляет характер, знаешь ли.

Кэти надула губки, но тут же пожала плечами. Она никогда не умела долго грустить. Она допила шампанское, блаженно икнула и принялась шарить вокруг взглядом в поисках нового партнера для танцев. Не собираюсь признаваться в этом вслух, но Кэти насчет меня по большей части права. Только работа делает мое существование сколько-нибудь осмысленным. Правда, последнее дело принесло мне четверть миллиона фунтов, не считая бонусов, и в данный момент я могу позволить себе некоторую разборчивость. (По заказу Ватикана я разыскал Нечестивый Грааль. При этом пришлось поиграть в прятки и с небом, и с адом. Я эти деньги заработал.) Наверное, стоит взять новое дело хотя бы для того, чтобы отбить вкус «Прометей инкорпорейтед».

– Мне надоело! – объявила Кэти, ударив ладонями по столу для убедительности. – Мне надоело сидеть в твоем шикарном новом офисе и ничего не делать. Красиво, удобно, прекрасная новая техника – кто б спорил, но молодая перспективная девушка не может проводить жизнь, лазая по порносайтам. Как и тебе, мне тоже нужно чем-то себя занять. Отрабатывать свои деньги и поражать нечестивых. Не может быть, чтобы сейчас не было ничего интересного для тебя. Как насчет дела о пропавших тенях? Или о том парне, который проиграл свою юность в карты шулеру?

– Погоди, погоди! – оборвал я сурово. – Я тут как раз подумал: а кто сейчас занимается делами в моем новом роскошном офисе, пока ты пьешь и скачешь по столам в сомнительных питейных заведениях?

– Ах, – ответила Кэти, довольно ухмыляясь, – в числе прочего я приобрела несколько компьютеров из будущего по весьма сходной цене. Они сами по себе прекрасно справляются. Они даже могут говорить по телефону и дерзить кредиторам.

– А не слишком ли далекое будущее, откуда происходят твои компьютеры? – спросил я с подозрением. – Может, это искусственный разум? Может, они скоро потребуют прибавки к жалованью?

– Расслабься! У них наркотическое пристрастие к информации. Темная Сторона их зачаровала. Почему бы нам не попросить их найти какое-нибудь новое интересное дело?

– Кэти, я и дело «Прометея» взял лишь ради твоего спокойствия...

– А вот и неправда! – горячо возразила Кэти. – Ты взялся за него, чтобы Уокер оказался у тебя в долгу.

Я помрачнел и глотнул полынной.

– Не спорю, все вышло не так, как я надеялся.

– Господи, неужели мне опять придется запирать окна и двери и прятаться под стол, когда он решит заглянуть на огонек?

– Я думаю, нам обоим лучше некоторое время держаться подальше от офиса.

– Все так плохо?

– Именно так. А Уокер пусть общается с компьютерами. Посмотрим, много ли он от них узнает.

Внезапно полыхнул ослепительный свет, и кто-то выпал из ниоткуда между потолком и полом «Странных парней». Неизвестный в изодранном в клочья шелковом костюме рухнул на пол прямо перед стойкой. Из всех металлических предметов в баре посыпались искры и резко запахло озоном – обычные признаки перемещения во времени. Вновь прибывший застонал, приподнялся и тыльной стороной ладони вытер кровь, текущую из носа. Он явно только что дрался и явно не победил. Он был мне знаком, хотя на улице я бы постарался обойти его стороной. Коллега – частный детектив Тони Забвение. Специализируется, в отличие от меня, на делах экзистенциальной природы. Он с трудом поднялся на ноги, оперся спиной о стойку, начал было приводить в порядок свои лохмотья – и тут заметил меня. Побитое лицо налилось кровью, и на меня нацелился трясущийся палец.

– Ты! Тейлор! Это ты виноват! Я тебе яйца оторву!

– Мы несколько месяцев не встречались, Томми, – рассудительно заметил я.

– Ничего, еще встретимся! В ближайшем будущем! И я подготовлюсь к встрече как следует!

Он перешел к оскорблениям, но я не стал связываться и посмотрел на Алекса. Алекс кивнул своим вышибалам. Бетти и Люси были рады стараться. Тони имел неосторожность нагрубить и им, за что его сбили с ног, пнули в одно из больных мест, подхватили за руки и за ноги и вынесли из бара.

Кэти посмотрела на меня с подозрением:

– Это еще что?

– Понятия не имею, – честно ответил я. – Но, думаю, скоро узнаю.

– Прошу прощения, – произнес голос с благородным французским акцентом. – Не имею ли я чести говорить с мистером Джоном Тейлором?

Мы с Кэти обернулись одновременно. Прямо перед нами стоял невысокий толстый человечек средних лет в костюме прекрасного покроя. Выглядел он исключительно элегантно, причесан волосок к волоску, улыбка – само утонченное очарование. Войти в бар и приблизиться к нашему угловому столику незамеченным он решительно никак не мог, и все же вот он – стоит передо мной в натуре, вместе с французским акцентом. Он изящно поклонился мне, улыбнулся Кэти и поцеловал кстати протянутую ручку. Девушка ответила ослепительной улыбкой. Я решил, что он мне не нравится, из принципа. Я очень, очень не люблю, когда ко мне подбираются исподтишка. Это вредит моему здоровью. Я жестом предложил французу взять ближайший стул и сесть к столу. Он некоторое время серьезно изучал пустой стул, затем вытащил из внутреннего кармана ослепительно белый платок и протер сиденье, после чего соблаговолил сесть. Я свирепо посмотрел на него, чтобы напомнить, кто здесь главный.

– Меня зовут Джон Тейлор, – прорычал я. – А вы забрались далеко от дома, мсье. Чем могу быть полезен?

6
{"b":"11084","o":1}