ЛитМир - Электронная Библиотека

— Они куда-то запропастились, — заметила она тихо. — Хотите, я поищу их?

— Не надо, — ответил Хардкастл. — Джиллиан, оставайся здесь с моими людьми. Вульф и Роксана, следуйте за мной. Мы посмотрим поближе на этот… феномен.

Он подал знак двоим наемникам, и они расчистили проход в толпе. Другие наемники рассыпались среди зрителей, прикрывая Хардкастла и его отряд. Никто в толпе не обратил на них никакого внимания, взгляды собравшихся были обращены к серой фигуре на помосте. «На моем помосте», — возмущенно подумал Хардкастл. Пропавших наемников по-прежнему нигде не было видно.

— Я — посланец Властелина Бездны, — говорил Серый Плащ, широко раскрыв немигающие глаза, и лицо его было наполнено холодным и диким восторгом. — Он наделил меня силой, превосходящей всякое воображение, и наделит такой же силой вас. Вам нужно только прийти к нему, стать его слугами, и он сделает вас хозяевами этого мира. Он древнее, чем само человечество, и его время снова вернулось.

Хардкастл огляделся. Человек в сером не сказал ничего нового, и на Улице Богов его слова не привлекли бы никакого внимания. Так почему же все так неотрывно внимают ему? Почему в толпе не слышно скептических замечаний? Хардкастл отдал приказ ближайшему наемнику, тот кивнул и сразу же двинулся через толпу, передавая распоряжение другим наемникам. Вскоре тишина была нарушена насмешками, оскорблениями и свистом, и толпа взволнованно загудела.

Серый Плащ повернулся лицом к насмешникам — и голоса некоторых наемников замолкли. Оратор прервал речь и воздел руки над головой. Дневной свет внезапно померк. Хардкастл поднял голову и увидел, как небо заволокли густые, темные тучи, заслонившие солнце, что нагнало на толпу страх. Советник нахмурился. Он мог бы поклясться, что секундой раньше небо было ясным. Потом снова взглянул на серую фигуру, и в тот же миг из воздетых к небу рук колдуна ударила молния. Вокруг сомкнутых ладоней Серого Плаща разлилось зловещее голубое сияние, а затем молния устремилась в толпу, поражая людей Хардкастла, выкрикивавших насмешки. Толпа закричала и отшатнулась от охваченных пламенем наемников, замертво падавших на землю. Воздух наполнился запахом горящего мяса, но люди почему-то не разбегались, оставались на месте, словно прикованные волей Серого Плаща. Колдун медленно опустил руки, и небо начало проясняться.

Потом он улыбнулся, поглядел в глаза Хардкастлу и сказал:

— Чем ты можешь повредить мне? Хочешь, я вызову дождь или ураган? Хочешь, я наполню твои легкие водой или заставлю кровь закипеть у тебя в венах? Или, например, исцелю больных и воскрешу мертвых? Я могу сделать все это и многое другое. Властелин Бездны даровал мне силу, превосходящую все твои ребяческие мечты.

— Хочешь, я убью его? — предложила Роксана.

— Ты не приблизишься к нему и на десять футов, — отрезал Вульф. — Камерон, разреши мне поговорить с ним.

— Да, — согласился Хардкастл. — Но после уничтожь его. Еще никто не убивал моих людей безнаказанно.

— У меня не больше шансов убить его, чем у Роксаны, — возразил Вульф. — Говорю вам — он владеет Древней Магией.

— Так что же делать? — спросил Хардкастл.

— Если повезет, заключим сделку.

Вульф протиснулся через безмолвную толпу к помосту. Они с Серым Плащом пошептались о чем-то, затем Вульф поклонился ему и вернулся к Хардкастлу. Он изо всех сил старался сохранить бесстрастное выражение лица, но оно поражало бледностью, а на лбу выступили капли пота.

— Ну что? — спросил Хардкастл.

— Он согласился поговорить с нами наедине, — ответил Вульф. — Думаю, мы поладим.

— Черт побери, кто он такой? Что за чушь он нес про Властелина Бездны? Я никогда о таком не слышал.

— Естественно, — ответил Вульф. — Это очень древнее имя. Вероятно, вам он известен как Великий Ужас.

Хардкастл резко вскинул глаза на колдуна.

— Великий Ужас был уничтожен. Это знает каждый ребенок. Храм Ужаса на Улице Богов заброшен уже много столетий.

— Очевидно, Ужас вернулся. Сейчас он не столь могуществен, как раньше, иначе ему не пришлось бы заключать с нами сделку.

Хардкастл кивнул, ощутив знакомую почву под ногами.

— Хорошо. Чего он хочет?

— Именно это нам предстоит обсудить, — Вульф взглянул на Хардкастла. — Камерон, мы должны привлечь его на свою сторону. Чего бы это ни стоило. Он такой могучий, что может принести нам место в Совете на блюдечке с голубой каемочкой.

— А что если цена будет слишком высока? — спросила Роксана.

— За место в Совете я согласен заплатить любую цену, — ответил Хардкастл.

5. АРЛЕКИН И ДРУГИЕ ТВАРИ

Арлекин, одетый в черно-белое клетчатое одеяние, с белым клоунским лицом, закрытым маской, танцевал на Улице Богов, не отбрасывая тени. Никто никогда не видел его глаз. Он танцевал непринужденно, легко, грациозно и величественно, изящно выделывая пируэты под музыку, которую слышал только он. Арлекин никогда не останавливался.

Днем, вечером и ночью Арлекин танцевал на Улице Богов.

Каждый человек должен во что-то верить. В то, что наполняет его надеждой, дает силы и ощущение безопасности. Люди нуждаются в вере так сильно, что бросают все и вся, лишь бы заручиться поддержкой своего божества. Они платят ему золотом, подчинением и страданием или чем-либо иным, имеющим рыночную цену. Вот почему в Хейвене так процветают религии.

Прямо в центре города, точно в середине самого богатого района, расположена Улица Богов. Дюжины различных церквей и храмов стоят тут бок о бок и намеренно не замечают друг друга. Кроме того, есть здесь и небольшие молельные дома для последователей менее известных или более противоречивых религий. Имеются и уличные проповедники. Никто не знает, откуда они приходят и куда уходят, но каждый день они сотнями собираются на Улице Богов и несут свое Слово всем, кто их слушает.

На Улице Богов не бывает беспорядков. Во-первых, их не любят твари, и, во-вторых, это мешает бизнесу. Жители Хейвена твердо верят в право каждого извлекать выгоду.

Или верить во что-то.

Сопровождая Адаманта на Улицу Богов, Хок и Фишер с любопытством оглядывались по сторонам. Эта часть Хейвена была им мало знакома, но они знали, что здесь следует соблюдать особую осторожность. На Улице Богов может произойти все что угодно. Уже не в первый раз Хок подумал, правильно ли они поступили, не взяв с собой наемников, но так решил Адамант. Не считая Стражей, с ним остались только Медлей и Даниель.

— Мы пришли за милостью, — сказал Адамант. — Это означает, что мы должны вести себя, как просители, а не как командующие армией.

— Кроме того, — добавил Медлей, — мы пришли, чтобы заключать сделки. Нам не нужны свидетели.

Сама Улица Богов была похожа на лоскутное одеяло. Разнообразные храмы и церкви, значительно различающиеся размерами, формой и архитектурными стилями, построенные в разные века, стояли рядом друг с другом. Воздух был наполнен криками уличных проповедников, отовсюду раздавались звон колоколов, цимбал и горнов и звуки множества голосов, слившихся в молитвах. Сама улица протянулась в длину насколько хватало глаз, и Хок понял, что Улица Богов гораздо длиннее, чем показано на официальных картах. Он сказал об этом Медлею, но тот только пожал плечами.

— Ничего удивительного, что она такая длинная, ведь здесь вмещаются все существующие религии. Собрано слишком много магии, волшебства и могущественных тварей, и нет ничего неожиданного в том, что время от времени тут происходят странные вещи.

— Действительно, — кивнула Фишер, с интересом наблюдая, как уличный проповедник пронзает металлическими вертелами свою плоть. Судя по виду, ему не было больно, а из ран не текла кровь. Еще один проповедник облил себя маслом и поджег его. Сгорев дотла, он повторил представление.

— Не обращайте на них внимания, — произнес Адамант — Они просто фокусники. Чтобы поразить кого-нибудь на Улице Богов, одних фокусов мало. — Он выжидающе взглянул на Медлея. — Что слышно нового, Стефан?

25
{"b":"11085","o":1}