ЛитМир - Электронная Библиотека

Наконец, не добившись почти нигде успеха, Адамант привел свой отряд в резиденцию Братства стали. Штаб-квартира Братства мало похожа на церковь, гораздо больше она напоминала казармы. Резные украшения из дерева и камня сделаны за несколько сотен лет до того времени, когда здание казалось почти современным по сравнению с остальными храмами на Улице Богов. У дома патрулировали вооруженные часовые, но они почтительно расступились, узнав Адаманта. Хок бросил на него взгляд.

— Вы ведь не обычный посетитель, не так ли?

— У меня есть связи с Братством, — ответил Адамант. — Как и у всякого политика.

Покрытый шрамами человек в блестящей кольчуге провел их по нескольким коридорам в огромную библиотеку. Фишер завладела самым удобным креслом и опустилась в него, с удоволетворенным вздохом вытянув длинные ноги. У Хока возникло искушение последовать примеру жены. Его ноги тоже гудели. Но служба требовала не терять бдительности. Каждый человек, которого он видел в штаб-квартире Братства, имел меч и, похоже, знал, как с ним обращаться. Если Хардкастл уже побывал здесь и заключил с Братством соглашение, то выйти из здания будет не так просто, как войти. Хок присел на подлокотник кресла, в котором устроилась Изабель, и уставился на Адаманта неподвижным взглядом.

— Ну ладно, сэр Адамант. Кого мы ждем?

— Джеремию Раккера. Он здесь командует. Думаю, нам удастся поговорить с ним, он неплохой человек.

— Как он относится к реформаторам?

— Никак не относится. Считается, что Братство стоит выше политики. Фактически оно будет работать с кем угодно, если соглашение заключено тайно и хорошо заплатили. Но с Братством очень трудно сойтись в цене.

— Расскажите, пожалуйста, о Братстве, — попросила Фишер. — Каким влиянием оно пользуется в Хейвене?

— Его влияние сильнее, чем вам кажется, — вступил в разговор Медлей. — Между прочим, каждый человек, владеющий мечом или топором, может стать членом Братства. Те, кто принят в ряды Братства, учатся боевым искусствам, владение которыми держится в секрете сотни лет, и становятся участниками таинственного содружества, которое хранит верность только самому себе. Член Братства стали может пренебрегать любыми законами, не подчиняться никакому правителю или религии — если того потребует Братство.

— Члены Братства есть повсюду, — заметил Адамант. — В Совете Хейвена, в рядах городской Стражи, в политических партиях.

Хок нахмурился.

— Откуда такая уверенность?

— Мы ведь живем в Хейвене, вы забыли? Здесь любые секреты очень скоро становятся известными всем. — Адамант спокойно выдержал пристальный взгляд Хока. — Согласно моим источникам, Братство проникло во все Нижние Королевства; его люди есть даже среди Советников Короля. Пока что Братству удавалось избежать репрессий, так как оно провозглашает себя нейтральным, когда дело доходит до политики, но новая воинствующая секта может изменить ситуацию.

— Тогда зачем же мы пришли сюда? — удивился Хок. — Неужели ортодоксальная ветвь Братства захочет иметь дело с реформаторами? — Он задумался, но внезапно его лицо прояснилось. — Ну разумеется. Для них важно постараться, чтобы воинствующие сектанты не победили на выборах. Это значит, что они будут поддерживать либо Хардкастла, либо вас, но им хорошо известно, что Хардкастлу нельзя доверять. Мне кажется, я начинаю разбираться в политике.

— Одного цинизма недостаточно, чтобы стать политиком, — произнес позади него глубокий, резонирующий голос. Хок обернулся, схватившись за топор. В дверях стоял, улыбаясь, высокий мускулистый человек лет сорока-сорока пяти. Он на мгновение замолчал, удостоверился, что все смотрят на него, и вошел в комнату. Его полированная кольчуга ярко сверкала в свете ламп, а над левым плечом выступал эфес длинного меча, нижний конец которого почти касался пола. У вошедшего были черные, как смоль, волосы, классически правильные черты лица, слишком совершенные, чтобы выглядеть красивыми, и широкая улыбка, контрастирующая с мрачными глазами. Но тем не менее он гораздо больше, чем Адамант, похож на политика. Хок решил, что его рукопожатие способно переломать пальцы, и осторожно кивнул пришельцу. Тот улыбнулся в ответ, а затем церемонно поклонился Адаманту.

— Джеремия Раккер к вашим услугам, сэр Адамант. Всегда рад видеть вас. Вы не представите мне своих спутников?

— Конечно, Командор. Это моя жена Даниель. Моего консультанта вы знаете. Двое Стражей — капитан Хок и капитан Фишер. Возможно, вы слышали о них.

— Да, — подтвердил Раккер. — Я слышал о них.

Хок поднял брови, уловив в голосе Раккера ледяные нотки.

— Вас что-то не устраивает, Командор?

— Нет, все в порядке, — неуверенно ответил Раккер. — Ваша репутация воина известна всем. Но женщина также обладает правами воина, а это неприемлемо.

Фишер пружинисто вскочила на ноги и встала рядом с Хоком, лениво положив одну руку на эфес меча. Раккер выпрямился и уставился на нее холодным взглядом.

— Женщины не должны пользоваться оружием, — спокойно произнес он. — Они не годятся для этого. Они ничего не знают о волшебной силе стали.

— Симпатичный у вас меч, — непринужденно сказала Фишер. — Давайте посмотрим, у кого лучше?

— Изабель… — поспешно произнес Хок.

— Не волнуйся. Я не собираюсь его сильно калечить. Только выпущу немного пара. Ну, Раккер, что скажете? Бьемся до пяти ранений, и я сразу даю вам фору в два очка. Чтобы уравнять шансы.

Адамант бросил негодующий взгляд на нее, а затем на Хока.

— Капитан, если не возражаете…

— Изабель всегда поступает по-своему, — сказал Хок. — Кроме того, если у Раккера хватит глупости принять предложение, то он заслуживает своей участи. На вашем месте я бы послал за доктором. И за половой тряпкой.

Раккер надменно взирал на Фишер. Но выглядело это комично, поскольку она была выше ростом.

— Член Братства стали не сражается с женщиной, — холодно заявил Командор. — Ему не подобает делать этого.

— Ага, — кивнула Фишер. — Ясно.

Она отвернулась и снова опустилась в кресло. Раккер, больше не замечая ее, вежливо склонил голову и обратился к Хоку:

— Капитан Хок, я слышал, что вам доводилось работать с легендарным Адамом Сталкером. Он был великим человеком. Его гибель — большая потеря для всех.

— Я не сомневался, что о нем будут жалеть, — ответил Хок. — Был ли он членом Братства стали?

— Конечно. Как и все великие герои. Возможно, когда-нибудь и вы захотите вступить в Братство. Ваше мастерство и репутация сделают вас достойным членом нашего содружества.

— Спасибо, — поблагодарил Хок. — Но я люблю быть сам по себе.

— Не спешите отказываться, капитан. Мы можем предложить многое. — Раккер смотрел на Хока с воодушевлением, а его голос приобрел чарующие и завораживающие интонации. — Наше Братство посвятило себя прославлению стали. Сталь — вот символ, объединяющий человечество, позволяющий ему привнести порядок в дикую и хаотическую Вселенную. Сталь дает нам власть над миром и над собой. Учась владеть телом и оружием, мы учимся владеть своим разумом и судьбой. Подумайте о том, чему мы могли бы научить вас, капитан. Нам известны все хитрости и приемы боевого искусства, которые когда-либо существовали. Наши бойцы непобедимы, а наши воины могут стать Советниками королей. Мы решаем будущее мира.

— Спасибо, — еще раз поблагодарил Хок. — Но мне хватает проблем и в настоящем. Кроме того, мы с Изабель всегда работаем вместе.

— И поэтому вы обречены быть только городским Стражем, — сказал Раккер. — Жаль. Хок, вы могли бы достичь многого, если бы не ваша жена.

Хок улыбнулся.

— Командор, я прощаю вам ваши слова, поскольку присутствую здесь как сопровождающий Адаманта. Но если вы еще раз оскорбите мою жену, я жестоко изувечу вас. Или даже позволю Изабель сделать это. А теперь давайте кончим наш разговор. Лучше обсуждайте свои дела с Адамантом.

Раккер вспыхнул, и его рука потянулась к мечу. Хок и Фишер вскочили на ноги и обнажили оружие раньше, чем рука Раккера успела коснуться эфеса. Адамант решительно шагнул вперед и встал между ними.

27
{"b":"11085","o":1}