ЛитМир - Электронная Библиотека

Друзья с сомнением качали головой, а «нормальный» парень, тем временем, в короткое время умудрился оскорбить профессора Микалая Тьерри из Польши и испортил мне отношения с несколькими хорошими людьми. Чем испортил? – Обычным хамством. Я возмущался, требовал извинений, пытался его вразумить, говорил о том, что таким делом как Цилиндры Фараона могут заниматься только интеллигентные люди и т.д.

Слово «интеллигентный» вызывало у Горбунова аллергию и раздражение. «Я не понимаю, что это такое – интеллигентный». – Говорил он, вытаращивая глаза.

Кстати, Романенко и Шэма ко мне тоже привёл Горбунов.

До поры до времени занимался он тем, что сопровождал меня на лекции о Цилиндрах, привозил и отвозил материалы на завод, но в творчество не лез и тем меня особо не тревожил. Здесь следует особо отметить, что договор с ним и его женой касался исключительно производственной стороны дела, и в нём специально оговаривалось, что они не будут мешать творческой работе исследователя.

Так продолжалось до той поры, пока они не познакомились с Уваровым.

Наукообразные бредни «уфолога» произвели на Горбунова и его жену неизгладимое впечатление. Почему? – Я не мог понять.

– Ну, как почему? – «Только подобное понимает подобное». – Смеясь, процитировала Гермеса моя жена.

Действительно, Горбунов излишними знаниями обременен не был, а его жена, называя себя физиком, говорить со мной на научные темы избегала.

– Рви с ними, рви беспощадно! – Говорил мне о Горбуновых мой хороший товарищ. – Наплачешься. Я это тебе, как опытный психолог говорю. Ведь у них на лицах всё написано.

– Ну, во-первых, у меня с ними ещё срок договора не истёк. Во-вторых, отношения, если не дружеские, то какие-то поддерживаются. А, ты знаешь, я людей не предаю.

Товарищ оказался прав «на все сто».

Горбунов влился в сварливую семью «жезлотворцев» со скоростью звука. Вместе с Уваровым они принялись судорожно изготавливать «песочные» цилиндры, и, что хуже всего, продавать их, называя «Цилиндрами Фараона». А, вот это уже было настоящей дискредитацией большого и очень нужного людям дела.

Поняв, наконец, что к чему, я решил положить конец этому беспределу.

После первых же моих слов, волчья хватка четы Горбуновых проявилась во всей красе.

– Так! – Было заявлено мне Горбуновым. – Можешь идти на все четыре стороны и самостоятельно заниматься своими палочками, но, только после того, как переведёшь право использования названия «Цилиндры Фараона» на мою жену!

– Этого никогда не будет! – Ответил я.

– Ну, что ж, тогда мы тебя в с т р е т и м.

В тот же день Горбуновым были присвоены все изготовленные на тот момент комплекты Цилиндров Фараона, а моя жена подверглась унижениям и оскорблению по телефону.

К тому времени я уже был достаточно осведомлён о криминальных связях Горбунова, и понял, что этот субъект ни перед чем не остановится.

Впервые за много лет я решил обратиться за помощью к моим высокопоставленным друзьям, до сей поры лишь благожелательно следившим за всеми моими исследованиями.

Вежливый и немногословный человек выслушал меня внимательно, не перебивая.

– Пожалуйста, – телефон и адрес вашего обидчика. Если понадобится, мы вернём его жить в ту деревню, из которой он появился. И занимайтесь спокойно своим делом. Больше вас не тронут. – Сказал он мне в конце разговора.

Горбунов, действительно, мгновенно и трусливо умолк, но зато активно занялся жезлотворчеством. Вместе с «учёным-уфологом» Уваровым они изобрели «жезлы-источник», «жезлы-кристалл», «жезлы-конт», «жезлы-кварц» и что-то ещё столь же одиозное. Чем они заполняют свои поделки – мне неизвестно, да и неинтересно. Можно себе представить, какая тёмная, разрушительная энергия впечатана в их «жезлы». Думаю, они и сами чувствуют «инвалидность» своих «творений», так как пытаются подвергать их каким-то дополнительным воздействиям – например, выдерживанию в пирамидальных структурах и т.д. История их сотрудничества зеркально повторила историю взаимоотношений Шэма и Романенко: жезлотворцы передрались и ненавидят друг друга лютой ненавистью. Каждый из них при этом обвиняет своего оппонента в краже логотипа «Жезлы Гора». И лишь в одном все «апопы» были единодушны и сплочены: они приложили все усилия к тому, чтобы дискредитировать Цилиндры Фараона и сделали всё от них зависящее для того, чтобы книга, которую вы сейчас читаете, не появилась в печати.

Осмысливая весь горький опыт общения с создателями «жезлов», я пытался понять, для чего нужно было громоздить эту лавину подделок и плагиата. Ведь вредят же не только делу, но и себе. Люди, столкнувшись с Цилиндрами Фараона, а затем с кучей всевозможных «жезлов» (или в обратной последовательности), удивляются. Прочитав об одних и тех же результатах исследований (которые относятся только к Цилиндрам Фараона) начинают сомневаться, а затем, почуяв неладное, вообще теряют интерес к этой теме. Естественно, когда человек видит, что создано нечто необычное, ему хочется это повторить. Так ребёнок с удовольствием срисовывает понравившиеся ему в книжке картинки. Для умного человека такое повторение становится школой, пройдя которую он, и в самом деле способен открыть что-то своё. Для дурака этот процесс превращается в обезьянничанье, тем более забавное, чем больше он пытается выдать примитивную подделку за оригинал.

Тем не менее, не хотелось бы создавать у Читателя впечатление, что «цилиндрической» темой занимаются одни «апопы». В Петербурге живёт и работает геолог Ю. О. Липовский – человек любящий и глубоко знающий своё дело. После сообщений прессы о воссоздании Цилиндров Фараона, он связался со мной и спросил: «А, вы не будете возражать, если я тоже начну размышлять над этой темой? Мне думается, что вырезанные из цельного куска камня Цилиндры было бы интересно поисследовать».

– Какие могут быть возражения, Юрий Олегович, действуйте. Только держите меня в курсе, если можно. – Ответил я.

Ю. Липовский, действительно, немало времени уделил работе над цельнокаменными вариантами Цилиндров. Позднее он опубликовал информацию об этом в своей книге «Вечные хранители здоровья», в которой честно и беспристрастно описал как свои исследования, так и историю воссоздания и исследований Цилиндров Фараона. К таким профессионалам, а главное – порядочным людям можно относиться только с глубоким уважением.

Активную работу по исследованию Цилиндров Фараона ведёт врач Т. А. Мешкова. Её статью «Цилиндры Фараона – новое в физиотерапии» недавно опубликовал Российский медицинский журнал «Aqua Vitae» (№4. 2000 г.)

Продолжают изучать Цилиндры медики-профессионалы в России, в Польше, в странах СНГ. С этими людьми мы находимся в постоянном контакте и обмениваемся новой информацией.

ДОРОГИ МИНУВШЕГО

Далеко, за семью печатями неумолимого Времени лежат прошедшие жизни, в которых я не принимал участия.

Одной из самых интересных идей восточной философии представляется мне идея о единстве Настоящего, Прошлого и Будущего, дробящемся лишь в нашем сознании. Мы воспринимаем, по-видимому, только какие-то сечения этого единства.

Иррациональное в этой жизни играет большую роль. Не будь на моем пути работы в науке, в физике, я, возможно, был бы крайне мистически настроенным человеком. К счастью, на меня надета железная узда научной методологии. Многое я недосказанно чувствую. Врагов и друзей, любящих меня и сторонящихся. Чувствую скрытую жизнь вещей, целесообразность и красоту происходящего, доброту, лежащую в основе мироздания…

Результаты медицинских и физических исследований Цилиндров Фараона были интересны сами по себе и вызывали множество вопросов. Но я интуитивно ощущал, что за ними стоит нечто большее. И это “нечто” долго не давало мне покоя, прежде чем я понял, в чем, собственно, оно заключалось. Физик во мне активно сражался с мистиком, постоянно требуя обоснований для каждой выдвинутой гипотезы, язвительно высмеивая все интуитивные догадки и озарения. Как правило, мистик подчинялся физику и послушно отходил в сторону. Тем не менее, где-то в глубине моей души такая борьба, полезная, наверное, для работы, вызывала серьезные противоречия. Возникали вопросы, на которые я не мог найти ответы. Странным образом я чувствовал, что древние мыслители были в чем-то сильнее меня – человека XX столетия. Может быть, в них не было этих противоречий, этой борьбы рационального с мистическим?

13
{"b":"110861","o":1}