ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я вернулся в вестибюль и подошёл к следующей двери. Вторая комната ничем не отличалась от первой.

— Что бы здесь ни произошло, мы опоздали, — нарушила молчание Сьюзи. — Кто-то им сказал, что я сюда иду.

— Нет, — возразил я. — Оно всё ещё здесь. И оно прячется.

Я подошёл к лестнице. Голые деревянные доски, простые перила. Никаких излишеств, никаких царапин или следов, указывающих, что лестницей пользовались. Она могла быть новой, могла быть старой, какой угодно. Казалось, рука человека никогда не касалась этих перил.

Я крикнул погромче:

— Эй! Здесь есть кто-нибудь?

Спёртый воздух приглушил мой голос, который прозвучал тихо и жалобно. И тут откуда-то сверху донёсся звук захлопнувшейся двери. Сьюзи и Джоанна тотчас подошли ко мне. Дверь хлопнула ещё раз, потом ещё. Это делалось явно нарочно, нас дразнили, причём абсолютно открыто. Это выглядело приглашением и в то же время угрозой.

«Поднимись и проверь, что здесь, если посмеешь».

Я поставил ногу на первую ступеньку — стук двери сразу прекратился. Оно как-то узнало. Я посмотрел на Сьюзи, потом на Джоанну.

— Дома кто-то есть.

Джоанна рванулась вперёд и бросилась бы вверх по лестнице, если бы я не схватил её за руку. Она яростно пыталась освободиться, даже не глядя на меня. Мне пришлось пустить в ход всю силу, чтобы её удержать.

Я окликал её по имени, всё громче и громче, пока она не повернулась ко мне, тяжело дышащая, с красным, злым и разгорячённым лицом, почти в исступлении.

— Отпусти меня, урод! Там Кэти! Я это чувствую!

— Джоанна, мы не знаем, что там…

— Я знаю! Я должна подняться к ней, я ей нужна! Отпусти мою руку, ты…

Когда она поняла, что не может высвободиться, она потянулась свободной рукой к моему лицу — её ногти были острыми, как кошачьи когти. Сьюзи моментально перехватила её запястье мёртвой хваткой, наверняка причинив сильную боль.

Джоанна зарычала и стала отбиваться, но Сьюзи сжала её руку ещё сильней, отгибая назад, — и Джоанна, всхлипнув, прекратила сопротивление.

Теперь она только яростно смотрела на Сьюзи, которая ответила ей холодным взглядом.

— Никто, кроме меня, не смеет бить Джона, миссис Барретт. Держите себя в руках, иначе услышите, как косточки вашего запястья сломаются одна за другой.

— Полегче, Сьюзи, — вмешался я. — Она новичок на Тёмной Стороне и не представляет, с какой опасностью мы можем столкнуться.

Правда, к этому времени ей пора бы уже представлять.

— Тогда пусть учится побыстрее, — проворчала Сьюзи. — Я не допущу, чтобы из-за неё мы влипли. Тогда я первая её убью.

— Мёртвые клиенты не платят, — напомнил я.

Сьюзи фыркнула и отпустила Джоанну, хотя по-прежнему была готова вмешаться, если понадобится. Я тоже отпустил руку моей клиентки. Она сердито смотрела на нас, потирая распухшее запястье.

Но и мне с большим трудом удалось проговорить спокойно и убедительно:

— Сейчас нельзя распускаться, Джоанна. Только не сейчас, когда мы так близко к цели. До сих пор ты мне доверяла, поверь и на этот раз. Я знаю, что делаю. Кроме Кэти там может быть кто-то ещё, возможно, только и поджидающий нас, чтобы захлопнуть капкан. Мы войдём туда медленно и осторожно или вовсе не войдём. Понятно?

Она надула губы, её глаза гневно сверкали.

— Ты не понимаешь, что я чувствую! Ты ничего не знаешь о материнской любви. Она там. Я ей нужна. Я должна к ней пойти!

— Или ты будешь держать себя в руках, или мы со Сьюзи оттащим тебя к входной двери и вышвырнем на улицу, — непреклонно пообещал я. — Ради твоей же собственной безопасности. Я и вправду это сделаю, Джоанна. Если будешь вести себя так, как сейчас, станешь не просто обузой, но и угрозой для нас всех. Я понимаю, быть в этом доме нелегко, но ты не можешь позволить ему себя достать. Это нисколько на тебя не похоже. Ничуть.

— Ты совсем меня не знаешь, Джон, — возразила Джоанна, но голос её стал намного спокойнее. — Извини. Я буду хорошо себя вести. Просто… мы уже так близко, и я буквально схожу с ума. Кэти в беде. Я это чувствую. Я должна быть с ней. Позволь мне остаться, Джон. Я буду паинькой, обещаю.

Такое поведение тоже не было похоже на обычное поведение Джоанны, но я нехотя кивнул, подумав, что на неё так действует странный дом. Я родился на Тёмной Стороне, но даже мне он туманил мозги. Я заставил Джоанну сделать несколько глубоких вдохов, и, похоже, ей полегчало. Мне не нравилось, что дом так сильно влияет на неё. Эта безумная, истеричная Джоанна совсем не походила на ту женщину, которую я знал и любил. Раньше она никогда не вела себя так, даже во временном провале. Наверное, всё-таки дом виноват.

— Не надо было её сюда приводить, Джон, — сказала Сьюзи. — Ей нельзя здесь находиться.

Она произнесла это без особой злости или обиды, просто сказала то, что думала, как, впрочем, поступала всегда.

Но Джоанна, воззрившись на неё, сердито заявила:

— Тебе плевать на то, что случилось с моей дочерью! Ты вообще пришла сюда только потому, что я тебе плачу!

— Чертовски верно, — невозмутимо ответила Сьюзи. — Так постарайся, чтобы деньги окупили мои усилия.

Они препирались ещё некоторое время, но я не обращал на них внимания. Дом ставил меня в тупик. Я не мог отделаться от мысли, что упустил что-то важное. Нечто невообразимо могучее позвало сюда Кэти, а ещё тех важных особ, о которых говорил Уокер, но вот я здесь — и ничего не могу найти. Кроме хлопков дверью на втором этаже, в доме ничего, абсолютно ничего не происходит.

Я начал подниматься по лестнице, Сьюзи и Джоанна прекратили ссориться и пошли за мной. Сьюзи протиснулась вперёд и заняла место у моего локтя, готовая стрелять в любой момент.

Двери больше не хлопали. На втором этаже мы снова увидели голые стены — и новые двери, все до единой плотно закрытые. Сьюзи медленно оглядывалась в поисках цели, водя дулом дробовика. Джоанну трясло от нетерпения, я отвлёкся ещё раз, чтобы объяснить ей, что мы со Сьюзи все берём на себя. Я посмотрел на закрытые двери, а они исподтишка смотрели на меня.

Сьюзи вдруг заговорила — очень громко:

— Мне просто кажется или вправду стало светлее?

Я нахмурился, когда понял, что вижу двери намного лучше даже там, куда не падает свет фонарика.

— Тебе не кажется, Сьюзи. Появилось какое-то свечение, но провалиться мне, если я понимаю, откуда оно исходит…

Я замолчал, посмотрев на потолок и увидев, что лампочек и проводки нет и в помине. Весьма странно, даже для Тёмной Стороны.

— У меня появилась одна неприятная мысль, — снова заговорила Сьюзи. — Если на самом деле дома нет, на чём же мы тогда сейчас стоим? Мы что, просто висим в воздухе, а под нами — пустота?

— Ты права, — согласился я. — Очень неприятная мысль. Именно этого мне не хватало — повиснуть в воздухе в тот момент, когда я проверяю дом.

Но ничего не произошло, когда я задействовал свой дар. Что-то окутало мою голову, что-то неподвижное, неощутимое, оно не давало моему «третьему глазу» открыться и увидеть истинную картину. Я напряг все силы, но всё равно ничего не увидел. Тогда я коротко выругался. Что здесь может твориться такого, чтобы Нечто не позволяло мне это увидеть?

Сьюзи что-то сердито пробубнила себе под нос, её раздражало отсутствие цели.

— Ну, что будем делать, Джон? Открывать все двери подряд и стрелять во всё, что шевелится и не похоже на беглянку?

Я жестом велел ей замолчать и прислушался к звуку, который, кажется, только что коснулся моих ушей. Да, так и есть — он раздавался совсем рядом, за одной из дверей. Кто-то хихикал. Как ребёнок, который прячется от взрослых.

Я неслышно двинулся по коридору, Сьюзи и Джоанна — за мной; я останавливался и прислушивался у каждой двери, пока не нашёл нужную. Ручка легко повернулась — меня приглашали войти. Я приоткрыл дверь примерно на дюйм, отступил, жестом показал Джоанне, чтобы та держалась рядом, а потом кивнул Стрелку. Сьюзи усмехнулась в ответ, распахнула дверь ударом ноги, и мы все вместе ввалились в комнату.

31
{"b":"11088","o":1}