ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мне нужен джентльмен, который только что вошел сюда, – сказал Хок, – высокий, худой, в зеленом галстуке. У меня для него письмо.

– Ах, он, – мадам Зара высокомерно задрала нос. – Вверх по лестнице, вторая дверь направо. И скажите ему, что пора платить за квартиру.

Она повернулась спиной к капитану и ушла прочь по узкому коридору в своем развевающемся наряде. Хок вошел внутрь и аккуратно закрыл за собой дверь. Когда он обернулся, мадам Зара уже скрылась, очевидно, вернувшись к своим клиентам, и коридор был пуст. Единственная лампа освещала тусклым желтым светом ряд пальто и плащей, висевших слева на вешалке, и лестницу на второй этаж, покрытую потертым ковром. Хок достал из кармана маленький деревянный клинышек, плотно задвинул его под входную дверь. Это должно задержать Фенриса, если он вздумает бежать. Хок носил множество полезных вещей в карманах. Он придавал большое значение хорошей экипировке. Капитан приготовил топор. Вполне вероятно, что Фенрис в комнате вдвоем со своим связным. Вряд ли им нужны лишние свидетели. Так что силы – два против одного. Хок усмехнулся и взвесил в руке топор. Нет проблем. Ситуация прояснялась. Если они с Изабель доставят шпиона и его связного живыми и годными для допроса в Штаб, тогда, возможно, их переведут наконец из Северной окраины куда-нибудь в более приличное место. Хок медленно, крадучись поднимался вверх по ступенькам. В худшем случае, если бы даже шпион услышал его шаги за дверью, он мог принять Хока за одного из клиентов мадам Зары. Это должно дать Стражу преимущество внезапности, когда дело дойдет до схватки. Хок не пренебрегал возможными преимуществами, готовясь к драке.

Боясь, что лестница заскрипит, Хок, осторожно наступая на каждую ступеньку, без приключений достиг второго этажа и тихо подкрался ко второй двери на правой стороне коридора. Свет пробивался через щели вокруг неплотно подогнанной двери. Он приложил ухо к двери и улыбнулся, услышав громкие голоса спорящих. Хок отступил на шаг, перехватил топор поудобнее и, бросившись вперед, выбил дверь плечом. Дверь с треском распахнулась настежь, и он увидел стоящего с испуганным видом Фенриса.

Несколько мгновений он и Хок молча глядели друг на друга. Затем капитан шагнул к шпиону, и тот попятился назад, не успев опомниться от удивления и испуга. Быстро окинув взглядом комнату, Хок заметил человека, пришедшего на встречу с Фенрисом, – незнакомца в сером одеянии с ледяным взглядом спокойных глаз.

– Эй вы, оба, оставайтесь на месте и не двигайтесь! – рявкнул Хок. – Вы арестованы. Бросайте оружие!

Человек в сером обнажил свой меч и двинулся на Стража. Шпион потянулся за метательным ножом. «О черт, – устало подумал Хок, – хоть бы раз кто был умным и сдался спокойно, без драки». Он решил заняться сначала связным: тот казался ему более опасным. Если с ним поскорее разделаться, то, может быть, Фенрис сдастся и без боя. Капитан стал сближаться с незнакомцем, чье лицо даже при желании трудно было бы запомнить, до того обычным и невыразительным оно было – под стать одежде. Однако взгляд его поражал ледяным спокойствием профессионального убийцы, и у Хока в душе зашевелилось неприятное предчувствие. Капитан попытался отогнать дурные мысли и начал атаковать. Серый человек легко отбил топор Хока, и Стражу пришлось быстро отступить, чтобы избежать ответного выпада противника. Незнакомец устремился за ним, орудуя мечом с поразительным мастерством. Все, на что был способен Хок, – это с трудом отбивать непрерывные атаки, постоянно отступая. Связник Фенриса оказался отличным фехтовальщиком. Сердце Хока упало. В конце концов, топор – не лучшее оружие для обороны. Капитан обычно выигрывал свои бои, яростно и настойчиво атакуя до тех пор, пока противник не оказывался поверженным. Сейчас дело обстояло наоборот, и он все еще оставался в живых только благодаря резвости ног и огромному опыту в обращении с топором. Хок когда-то в молодости, еще до того как потерял глаз, неплохо владел мечом, но даже тогда ему пришлось бы изрядно потрудиться, чтобы выйти победителем из такого поединка. Серый человек поражал быстротой и неутомимостью. Безошибочно и методично он продолжал теснить капитана, стараясь загнать его в угол. Если Хок в ближайшие минуты ничего не придумает, он будет мертв. Это понимали и Хок, и его противник. Краем глаза Хок видел Фенриса, готового бросить в него нож, как только представится такая возможность. Вот это и решило дело. В такой переделке можно использовать и грязные приемы. Капитан нанес удар топором сверху, заставив серого человека поднять меч, чтобы защитить голову. Пока сталь противостояла стали, Хок изо всех сил лягнул противника в живот. Серое лицо побледнело, и рука с мечом на мгновение ослабла. Воспользовавшись моментом, Страж ударил человека в сером топором по шее. Тот упал, и кровь хлынула рекой.

Хок повернулся к Фенрису. Он мог позволить себе потерять связного, но гораздо неприятнее было бы потерять и шпиона. Фенрис прицелился и неуловимым движением руки метнул нож. Капитан отпрянул в сторону, и клинок просвистел рядом с плечом, глубоко вонзившись в стену. Однако он зацепил край плаща Стража и намертво пришпилил его. Пока Хок суетливо пытался расстегнуть застежку, Фенрис выскочил из комнаты, хлопнув болтающейся на петлях дверью. «Бывают же дни, когда так не везет», – подумал капитан.

В конце концов Хоку удалось выпутаться из своего плаща, который остался висеть, приколотый к стене кинжалом. Страж выбежал из комнаты на лестницу. За плащом можно вернуться потом. Он перегнулся через перила и успел увидеть внизу озирающегося Фенриса. Хок, ругаясь про себя последними словами, тяжело загрохотал сапогами по ступенькам. Он терпеть не мог погони. Капитан гораздо лучше и увереннее чувствовал себя в драке, чем в соревнованиях по бегу. К тому же он не успел отдышаться после утомительного поединка. Но все же шпион не мог уйти далеко. Клин под входной дверью должен был помешать ему ускользнуть.

* * *

В затемненной комнате сеанс мадам Зары был в самом разгаре. Свет маленькой лампы освещал только небольшой круглый столик и придавал таинственность обстановке, отбрасывая неверные, колеблющиеся тени на склонившиеся над ним в ожидании и надежде лица шестерых людей. Темнота со всех сторон плотно обступала небольшой кружок света, пряча все окружающее и создавая у присутствующих ощущение полета в вечность. В воздухе стоял тяжелый запах сандала и царила атмосфера напряженного ожидания. Мадам Зара раскачивалась в кресле, как будто вокруг нее толпились духи, нетерпеливо отталкивая друг друга в борьбе за обладание ее голосом, чтобы скорее передать весть надежды и утешения тем, кого они оставили в этом мире. Голова женщины безвольно болталась на шее, но глаза цепко и внимательно следили за клиентами.

Сегодня у нее собрались постоянные посетители. Хобруки, пара средних лет, желающие поговорить со своим умершим сыном. Дэвид и Мерси Пейтон, все еще надеющиеся, что их дорогой почивший дед поведает им о том, где он спрятал фамильные драгоценности. И престарелая миссис Тирел, робко благодарившая за любое мимолетное общение со своим околевшим котом Мармеладом. С двумя первыми парами все обстояло довольно просто: им достаточно сказать несколько общих банальностей да неясных намеков. А вот чтобы изобразить кошачьи звуки, приходилось очень стараться. К тому же из-за подобной практики мадам теряла уважение к себе самой как великой прорицательнице. Если бы дела в последнее время не шли так плохо, она ни за что не стала бы обслуживать клиентов с животными. Но времена стояли тяжелые, и госпоже Заре приходилось работать с любым контингентом.

Мадам закатила глаза так, что не стало видно зрачков, и издала свой коронный протяжный стон. Она очень гордилась умением столь выразительно стонать. Было в этом звуке что-то мистическое и потустороннее, что заставляло даже самых скептически настроенных клиентов сидеть тихо и гарантировало их внимание. Она крепко схватила за руки Грэма Холбрука и Дэвида Пейтона, сидевших справа и слева от нее, и мастерски изобразила нервную дрожь, охватившую ее до кончиков пальцев.

6
{"b":"11090","o":1}