ЛитМир - Электронная Библиотека

«Ты достиг Конца Радуги?»

«Да», ответил Руперт. «Там очень красиво.»

«Что ты там нашел?»

«Меч. Только обычный меч.» Руперт не смог сдержать горечь в голосе, бросая меч на землю перед собой. Дракон рассмотрел меч, потом отвернулся.

«Дикая Магия часто… загадочна и прихотлива.» Он уставился во тьму.

«Демоны почти готовы к нападению. Последняя атака и все будет кончено.»

«Мы не можем так просто сдастся», возразил Руперт. «Мы отбили их дважды…»

«Я ранен, Руперт», просто сказал дракон. «И слишком стар для всей этой чепухи.»

Руперт покачал головой, пытаясь вызвать в себе хоть какую-то злость, чтобы сдержать растущее отчаянье. «Где единорог?»

«Он там», сказал дракон.

Руперт проследил за взглядом дракона. Не далее десятка футов от костра единорог лежал распростертый и недвижимый, полузаваленный кучей трупов демонов.

«Единорог!» Руперт подковылял к своему павшему другу и стал на колени.

Единорог попытался поднять окровавленную голову и не смог.

«Ты не мог бы говорить потише? У меня голова болит.»

Бока единорога были в кровавых дырах, грудная клетка вдавлена. Рог обломан у основания, остался лишь зазубренный пенек.

«Извини», сказал Руперт. «Извини меня.»

«Ты не виноват», сказал единорог. Его голос дрогнул, он выплюнул кровавую пену.

Руперт заплакал.

«Перестань», грубовато сказал единорог. «На себя бы посмотрел. Ты нашел Конец Радуги?»

Руперт молча кивнул, не в силах говорить.

«Что ж, и это хорошо. Тот еще поход, парень, правда? О нас вечно будут петь песни.»

«И все расскажут не правильно», сказал Руперт.

«Меня не удивит», сказал единорог. «Кажется, мне надо немного теперь отдохнуть, приятель. Я устал.»

«Единорог?»

«Я так устал.»

«Единорог!»

Через некоторое время подошла Джулия и скорчилась рядом.

«Он потерял из-за меня свой рог», горько сказал Руперт. «Что я вообще для него сделал, если не считать, что привел его к гибели?»

«Он был твоим другом», мягко сказала Джулия.

Она не смогла бы причинить ему большую боль, даже если бы хотела.

«Руперт!», вскричал дракон. «Демоны!»

«Я возьму твой меч», сказала Джулия, когда они превозмогая боль поднялись на ноги, и отдала ему меч, который он нашел на Конце Радуги.

Руперт взглянул на меч и ощутил, что в нем разгорается медленная, упорная ярость. Демоны отовсюду хлынули на прогалину, неся с собой тьму. Свет костра отблескивал на когтях и клыках. Дракон стоял, готовый встретить их, искалеченный, но непобежденный. Джулия стояла рядом, окровавленная, но не согнувшаяся, ожидая, что он возьмет меч и станет сражаться бок о бок. А у ног лежал умирающий единорог.

Он был твоим другом.

Руперт протянул руку и взял меч. Гнев и горе затопили его, когда он осознал, что ему не остается ничего, как только храбро умереть и забрать с собой столько врагов, сколько сумеет. Он воздел меч над головой, а потом вся его ярость, вся боль, все ожесточение, казалось, перетекли в поднятый клинок и далее, далее в бесконечную ночь и все далее, словно великий клич неповиновения мраку. Клинок вспыхнул ярким светом, затопившим прогалину.

Демоны съежились, отшатнулись и повернулись бежать, когда громом мощных ударов на Лес Мрака обрушилась Радуга.

Казалось, время замедлило ход и остановилось. Яркие краски отбросили опаленную ночь и скосили демонское отродье, попадавшее на пропитанную кровью землю так, что никто не поднялся. А мерцающий свет все изливался на них, пока их уродливые формы плавились, текли и впитывались в растрескавшуюся землю и, наконец, исчезли. Тогда Радуга ушла, и снова ночь затопила Лес Мрака.

Во внезапно наступившей тишине треск костра казался громовым. Прогалину заполнил лунный свет, лиясь сквозь широкую дыру в нависающем пологе, и окружающие деревья стояли прямые и здоровые там, где их коснулся свет Радуги. Руперт медленно опустил меч и рассмотрел его, но это снова был просто меч. Что ж, подумал он в конце концов, похоже, в некоторых легендах правда все-таки есть…

«Может кто-нибудь объяснить, почему я не мертвый?», спросил единорог.

«Единорог!» Руперт мгновенно повернулся и увидел, что животное пошатываясь поднимается на ноги. Его раны затянулись, оставив только легкие шрамы, и кровь больше не текла из его рта и ноздрей. Руперт изумленно смотрел на единорога, потом живо проверил собственные раны. Осталась интересная коллекция шрамов, но нигде больше не болело. Он чувствовал себя великолепно.

«Со мной тоже порядок!», сказал изумленный голос позади, и прежде чем Руперт сумел повернуться, Джулия, чтобы доказать свое высказывание, заключила его в одно из своих лучших медвежьих объятий. Она поддержала его, руками обхватив плечи, пока он снова не обрел дыхание, а потом побежала обниматься с драконом, который экспериментировал с разворачиванием и сворачиванием своего излеченного крыла.

«Будет кто-нибудь так любезен, чтобы объяснить мне, что происходит?», потребовал единорог.

«Я вызвал Радугу и спас тебе жизнь», сказал Руперт, улыбаясь от уха до уха.

«А-а», сказал единорог. «Я всегда верил, что ты для чего-нибудь годишься.»

Руперт захохотал и заботливо опустил меч в ножны. Радость пузырилась в нем, как вода из минерального источника. А потом его смех постепенно замер, когда он рассмотрел единорога более внимательно.

«В чем дело?», спросило животное, нахмурившись.

«Ты как-то изменился», задумчиво сказал принц.

«Я чувствую себя прекрасно», сказал единорог, вращая головой и рассматривая себя под всевозможными углами.

«О боже», сказал Руперт, наконец поняв.

«Что такое?»

«Э-э», сказал Руперт, неистово разыскивая тактичный способ подхода к вопросу.

«Эй», сказал Джулия, подходя к ним вместе с драконом, «что случилось с твоим рогом?»

«С моим что?» Единорог чуть не окосел, пытаясь обнаружить рог, но все что осталось, был лишь обломок посередине лба.

«Демоны отломили его, когда ты был ранен», объяснил Руперт. «Очевидно, Радуга только лечит раны, но не отращивает того, что потеряно.»

«Мой рог!», завопил единорог. «Все подумают, что я лошадь!»

«Никогда за миллион лет», заверил его Руперт.

«Кстати», сказал дракон, «мне позволят намекнуть, что нам надо к чертям выбираться отсюда? Мы довольно далеко от границы Леса Мрака и несомненно во мраке найдется еще много демонов.»

«Правильно», сказала Джулия. «Кошмар окончен, но ночь длится вечно.»

«Не вечно», тихо возразил Руперт, роняя руку на рукоять меча Радуги.

«Любая ночь когда-нибудь кончается.»

Глава 2. Возвращение домой

Почти два месяца спустя Руперт, Джулия, дракон и единорог устало двигались по длинной, извилистой дороге ведущей в Замок. Руперт ехал на единороге, Джулия на загривке дракона. Принц и принцесса были в кожаных куртках и кожаных штанах, в тяжелых меховых плащах. В последние месяцы погода вдруг похолодала, и в Лесу все время дул пронзительно холодный ветер.

«Герой возвращается домой», сказала Джулия. «Разве не будет оркестра или чего-нибудь вроде?»

«Первому менестрелю, что я встречу, лучше бежать очень быстро», пообещал Руперт. «Я ему покажу.»

Дракон тактично кашлянул. «Мне неприятно поднимать этот вопрос, Руперт, но тебя послали в поход в надежде, что ты принесешь драконовы сокровища — золото и драгоценности. Или по меньшей мере части мертвого дракона, которые, очевидно, ценятся почти так же. Вместо этого ты возвращаешься с живым драконом, не весьма-то ценным, с принцессой без приданного, и без единой золотой монеты после всех твоих, несомненно замечательных приключений.»

Руперт улыбнулся. «Ну, есть еще Радужный Меч.»

Джулия искоса взглянула на него. «Уж не хочешь ли ты его продать?»

Принц пожал плечами. «Лесному Королевству нужны деньги больше, чем мне — магический Меч. На членах королевской семьи лежит ответственность.»

«Помню», сказала Джулия. «Будет тяжело возвращаться ко всей этой чепухе. Снова к строгим платьям, к этикету, к фрейлинам, которые не позволяют делать то, что интересно.»

13
{"b":"11091","o":1}