ЛитМир - Электронная Библиотека

«Я тоже там буду», пообещал Руперт.

Джулия улыбнулась. «Это поможет», сказала она, и, дотянувшись, коротко сжала его руку.

Высокие, величественные дубы обрамляли дорогу, тяжелые ветви пылали бронзовыми лохмотьями осенних листьев. Едва наступил вечер, а солнце на небе уже стояло низко. Руперт нахмурился, когда деревья затормошил ледяной бриз: похоже, в этом году зима явится рано. Как будто у Леса не хватает других проблем… Он медленно покачал головой и глубоко вздохнул, вбирая знакомые богатые запахи дерева, листьев, земли, которыми полнился воздух, говоря ему, что дом близко. Родной дом. Слово вызвало множество воспоминаний, далеко не все были радостные. Руперт остановил единорога и повернулся к дракону.

«Э-э, дракон… мне кажется, будет лучше, если ты… ну…»

«Спрячусь на некоторое время?» Дракон улыбнулся, открывая ряды и ряды остроконечных зубов. «Понимаю, Руперт. Мы пока не хотим, чтобы все перепугались до остолбенения, так?»

Руперт в ответ улыбнулся дракону. «Именно. Им и так достаточно тяжело будет прикидываться, что они счастливы снова меня видеть, а тут еще и ты…»

«Весьма разумно», сказал дракон. Он нагнулся и терпеливо ждал, пока Джулия осторожно спустится на землю. Потом дракон неторопливо отошел с дороги, шагнул в окружающие деревья и исчез.

У Руперта отвалилась челюсть. «Я не знал, что драконы могут становиться невидимками.»

«А мы и не можем», сказал бесплотный голос откуда-то из деревьев. «Но мы поднаторели в маскировке. Как, ты думаешь, иначе нам добыть еду? Когда подкрадываешься сзади, тридцать футов дракона покажутся подозрительными, не правда?»

«Чудесно», сказал Руперт. «Чудесно. Я разыщу тебя позже, когда появится шанс утрясти все со Двором. И еще, дракон… если ты набредешь на небольших, жирных, с виду глупых птичек, не ешь их. Приказом короля это охраняемый вид.»

«Поздно», невнятно ответил дракон.

Руперт смиренно покачал головой. «А, ладно. Значит у нас снова поредеют дронты.» Он повернулся к Джулии, которая нетерпеливо дожидалась на середине дороги.

«Ну, если вы совсем закончили», зловеще сказала она. «Становится поздно…»

«О, конечно», отозвался Руперт. «Замок чуть дальше по дороге; мы почти прибыли.» Он помедлил, а потом спустился с седла.

«Что ты теперь делаешь?», спросила Джулия.

«Ну», застенчиво сказал Руперт, «будет выглядеть весьма странно, если я поеду на единороге, а ты пойдешь пешком. Остаток пути тебе лучше проехать на нем.»

«Нет, спасибо», сказала Джулия.

«Я действительно думаю, что так будет лучше…»

«Нет», твердо отрезала Джулия.

«Почему нет?»

«Потому что я не могу ездить на единороге, вот почему!»

Руперт посмотрел на землю и отковырял сапогом кусочек глины. «О-о», наконец произнес он.

«И что ты этим хочешь сказать?»

«Это значит, что он думает», сказал единорог. «Всегда плохой признак.»

«Ну и что с того, что я не гожусь ездить на единороге?», сказала Джулия. «Великое дело.»

«К несчастью, здесь к этому относятся именно так», сказал Руперт.

«Единорог, ты станешь хромым.»

«Нет, не стану», сказал единорог.

«Нет, станешь», сказал Руперт. «Поэтому я и Джулия пойдем пешком.»

«Значит, вы хотите, чтобы я ковылял», сказал единорог.

«Быстро дошло», ответил Руперт. «И делай это убедительно, а то я прослежу, чтобы целый месяц тебя кормили только травой.»

«Хулиган», пробормотал единорог и медленно поковылял по дороге, пробуя для эффекта разные способы хромоты. Руперт и Джулия обменялись улыбками и последовали за ним.

Толпящиеся деревья вскоре сменились лужайкой, крепостным рвом и Замком.

Руперт остановился на краю рва и нахмурился, увидев поднятый мост: обычно Замок закрывали только при чрезвычайном положении. Хмурость усилилась, когда он обратил внимание на пустые бойницы и мысленно снова прошелся по Лесному Королевству, по которому они проехали, покинув Лес Мрака. Не было ни войны, ни бунта, иначе виднелись бы сожженные фермы и трупы на полях, расклеванные воронами. Чума? Руперта вдруг зазнобило, когда он понял, что не видел ни единой живой души с самого выхода из Леса Мрака, но здравый смысл быстро уточнил, что при чуме по меньшей мере жгли бы серу и на дверях были бы начертаны меловые кресты.

«Что-то не так?», спросила Джулия.

«Не знаю.» Руперт разглядывал сторожку над донжоном. "Эй, на воротах!

Опустите мост!"

Пока он нетерпеливо дожидался ответа, Джулия перенесла внимание на Замок.

«Не слишком велик», сказала она наконец.

Руперт криво улыбнулся. Пришлось признать, что на первый взгляд Лесной Замок совсем не был внушительным. Камень облицовки потрескался и был в дырах от долгого пребывания под ветром и дождем, а у высоких, снабженных бойницами башен был избитый, покосившийся вид. И все же, знакомые раскрошившиеся бастионы и поросшие плющом стены еще обладали глубоко волновавшей его мощью.

Замок стойко противостоял войнам и чуме, тьме и разрушению, храня его предков, как они в свою очередь хранили Страну. Четырнадцать поколений Лесной династии воспитывались в этих стенах, четырнадцать поколений служения Стране. Руперт тихо вздохнул. Временами прошлое тяжело давило на его плечи.

Но даже если он провел большую часть молодости, молясь о шансе вырваться из Замка, в конце концов Замок все же оставался его домом, и он рад был вернуться.

«Замок гораздо внушительнее внутри», заверил он принцессу.

«Да уж, надеюсь», сказала Джулия.

«У нас четыре отдельных крыла по тысяче комнат в каждом, двенадцать банкетных залов, три бальных зала, помещения для слуг, помещения для охраны, конюшни, внутренний двор…»

Джулия уставилась на умеренного размера Замок перед нею, не более чем в три сотни футов шириной и едва в сотню высотой. «Все внутри? Вот в этом?»

«Ага», небрежно ответил Руперт. «Внутри Замок больше, чем снаружи.»

«Как так?»

«Ошибка архитекторов», сказал Руперт, улыбаясь.

«Тысяча комнат в каждом крыле», пробормотала принцесса. «Как вы отапливаете помещения?»

«В основном, не отапливаем», признал Руперт. «Надеюсь, ты захватила белье с подогревом?»

«Сколько всего там комнат?»

«На самом деле мы не знаем», сказал Руперт, начиная сожалеть, что поднял этот вопрос. "Некоторые комнаты присутствуют только в отдельные дни.

И никто не смог найти Южное Крыло после того, как мы потеряли его тридцать два года назад. В среднем — пять тысяч двести четырнадцать комнат осенью.

Как мне кажется. Однако, не тревожься, ты в полной безопасности, пока держишься главных коридоров."

Реакцию Джулии стер хриплый голос из сторожки.

«Эй вы, у рва! Шагайте своей дорогой, если не хотите стать ходячими мишенями для моих парней!»

Руперт глядел на затененные амбразуры над опускной решеткой. В Замке у него явно произойдет острая перепалка с командиром стражи. Несомненно, в донжоне начнется старая добрая паника, едва они узнают его голос.

«Опусти мост, приятель!», величественно воззвал он, приняв царственную позу.

«Вали отсюда!», донесся ответ. Единорог внятно хихикнул. Рука Руперта упала на рукоять меча.

«Не узнаешь, кто я?», скупо спросил он.

«Нет», ответил голос. «Да мне и плевать.»

«Ты уверен, что это тот Замок?», мило поинтересовалась Джулия.

«К несчастью, да», ответил единорог. «Теперь понимаешь, почему мы всегда так рады быть вдали от него.»

«Эй ты, я же принц!», заорал принц, хорошо понимая, как это должно выглядеть в глазах принцессы.

«Ты это брось», отозвался зевающий голос. «Все знают, что младшего Рупа послали в поход на дракона. И он пропал, считается мертвым. А теперь катитесь отсюда, пара бродяг, а не то мы натянем луки и собакам сегодня будет, чем пообедать.»

«Бродяг!», завопил Руперт. «Я убью его! Я их всех поубиваю!»

«Легче, легче», успокаивала Джулия, решительно повиснув на руке Руперта и не давая ему вытащить меч. «Понимаешь, он попал в точку: мы одеты совсем не как члены королевской семьи.»

14
{"b":"11091","o":1}