ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бэтмен. Ночной бродяга
Плейлист смерти
Закон торговца
Неправильные
Шаман. Ключи от дома
Пластичность мозга. Потрясающие факты о том, как мысли способны менять структуру и функции нашего мозга
Драма в кукольном доме
Как выжить среди м*даков. Лучшие практики
Всё сама

«Не знаю.» Джулия повернулась и подошла, чтобы сесть рядом с драконом.

Устланный толстым слоем соломы пол был мягок, когда она прислонилась к его громадному уютному боку. Шум дождя превратился в приятное бормотание, а непрерывная капель воды с соломенной крыши стала странно утешающей. Крепкий запах свежерассыпанного сена висел в воздухе, богатый и земной, и дракон чувствовал, как мускулы Джулии медленно расслабляются.

«Дракон», сказала она наконец. «Что случилось с лошадьми, которые раньше жили здесь?»

«Очень вкусно», торжественно сказал дракон.

Джулия ткнула его в бок острым локтем и он любезно хрюкнул, хотя она сомневалась, что он вообще хоть что-то почувствовал. «Ты ведь не съел их на самом деле, этих милых лошадок, правда?»

«Конечно, нет, Джулия: я въехал — они выехали. Как я помню, галопом.»

Джулия засмеялась и прижалась спиной к его гладкой чешуе. Временами казалось, что дракон — единственный друг, оставшийся у нее в мире: остров спокойствия в бушующем океане. После ухода Руперта дракон бесцельно бродил по Замку, засыпая, где попало и съедая все, что либо не слишком быстро убегало, либо не слишком активно оборонялось. В конце концов он устроился в одной из старых конюшен и выказывал все знаки намерения оставаться там до тех пор, пока ему будет регулярно доставляться еда. Слуги Замка живо вызвались добровольно позаботиться об этом и испустили коллективный вздох облегчения. Между аппетитом дракона и внезапными вспышками ярости Джулии никогда прежде они так много не бегали и не тряслись за собственную жизнь.

«Как ты себя чувствуешь?», спросила Джулия дракона и он слегка пожал плечами.

«Кажется, лучше. Заклинание, чтобы пробить дорогу к Радуге, потребовало от меня слишком много сил. Потом еще демоны навалились на меня, раздирая клыками и когтями. А под конец пришлось изрыгать огонь, а это вредит мне, Джулия, вредит глубоко внутри. Когда Руперт вызвал Радугу, я уже умирал, и, похоже, есть предел даже тому, что может сотворить Дикая Магия. Она спасла мне жизнь, но излечить меня сможет только время. Я собираюсь впасть в спячку и спать, пока не излечусь. Если еще могу излечиться. Магия покидает этот мир, и для магических созданий, вроде меня, наступают тяжелые времена.»

Дракон печально улыбнулся. «Или, может быть, я просто становлюсь чересчур старым даже для дракона. Я не видел и не слышал никого из моей породы уже более трех сотен лет. Может быть, я — последний. Последний дракон в мире людей.»

«Три сотни лет», медленно сказала Джулия. «Тебе бывает одиноко?»

"Как правило, драконы не слишком общительны. У каждого из нас есть своя территория и своя куча драгоценностей, то и другое мы ревностно охраняем.

Однако, да — были времена, особенно в последнее столетие, когда я приветствовал бы любого из моей породы. Так много лет прошло с тех пор, когда я парил на ночных ветрах с моими соплеменниками… так много…"

«Когда все закончится, мы пойдем и поищем других драконов», сказала Джулия.

«Да», с признательностью ответил дракон. «Когда все закончится.»

Джулия разглядывала соломенную кладку крыши и прислушивалась к шуму дождя. «Дракон, тебе не кажется, что со мной… что-то не так?»

«Нет. А что?»

«Чертовы фрейлины. Они заставляют меня чувствовать себя уродцем, потому что я не хочу выходить замуж и устраиваться растить семейство. Я еще не готова к этому. Пока не готова.»

«Тогда и не надо», сказал дракон.

Джулия нахмурилась. "Просто, иногда… иногда мне кажется, что они правы. Что со мной что-то не в порядке. Все мои подруги и большинство сестер уже замужем и кажутся вполне счастливыми. Почти все. Может, они правы.

Может, я чего-то упускаю. Я просто не вижу, почему я должно сдаться и сама выйти замуж. Я предназначена в жены Харальду, но все что он хочет, это комбинации любовницы и служанки. Ну, об этом он может забыть с самого начала. И если он пристанет ко мне еще хоть раз, я заставлю его возвысить голос хорошо нацеленным коленом."

Она вдруг прервалась и задумчиво нахмурилась. «Но это не все. Если я скажу такое фрейлине, у нее будет приступ удушья и потребуются нюхательные соли. Быть резкой и прямой не просто немодно, это неженственно. Как думаешь, я неженственная?»

Дракон хохотнул. «Джулия, вряд ли я специалист по человеческому поведению, но сдается мне, что если бы ты была просто еще одной беспомощной одомашненной женщиной, ты не пережила бы Лес Мрака. Или сегодняшнее путешествие по Южному Крылу.»

«Чертовски верно», сказала Джулия. «Тогда почему бы им просто не оставить меня в покое?»

«Ты принцесса», сказал дракон. «На тебе ответственность. Даже я это знаю.»

Джулия презрительно фыркнула, подобрала соломинку с пола и пожевала кончик. «Принцесса. Поэтому предполагается, что я не должна мыслить, чувствовать, надеяться? Поэтому мне надо повиноваться приказам любой фрейлины, как одеваться, как говорить. как поступать? Поэтому надо выходить замуж за человека, которого я не люблю? Вначале я увижу, как они гниют в аду!»

Дракон медленно повернул голову, чтобы получше взглянуть на нее. «Мы наконец подошли к тому, что тебя действительно беспокоит, правда?»

«Да», тихо ответила Джулия. Она взглянула на соломинку в руке и отбросила ее. «Руперт должен был вернуться уже очень давно.»

«Это долгое путешествие, туда и обратно. А я слышал, что Верховного Мага придется сильно уговаривать.»

«Мне ни за что не следовало снова отпускать его в Лес Мрака. Ты ведь знаешь, какое это место.»

«Да», тихо ответил дракон. «Я помню.» Он слегка согнул крылья, а Джулия потянулась, чтобы почесать свежий струп на ране.

«Тебе еще сняться ночью кошмары?», вдруг спросила она. Дракон покачал головой. «А мне иногда снятся. Только теперь мне снится Руперт, один во тьме, умирающий.»

«Руперт может сам позаботиться о себе», сказал дракон.

Джулия фыркнула. «Мог бы и обмануть меня.»

«Ты любишь его, Джулия?»

Джулия уставилась в открытую дверь конюшни. «Похоже, дождь наконец-то кончился.»

«Ты не ответила на мой вопрос.»

«Знаю.»

«Люди», сказал дракон и криво усмехнулся. «Если любишь, то почему бы ему не сказать?»

«Потому что его здесь нет! Он ушел и бросил меня!»

«Он едва ли смог бы взять тебя с собой туда, где опасно, не так ли?»

"Смог бы, если б захотел! Я так же хорошо управляюсь с мечом, как и он!

Все что угодно было бы лучше, чем бросить меня здесь. Он не вернется, дракон, я чувствую это. Демоны в конце концов доберутся до него, а меня там не будет, чтобы помочь…" Джулия прижалась лицом к драконьему боку и позволила слезам наконец пролиться.

Дракон поднял крыло и мягко прикрыл ее, прижимая к себе, пока слезы не замедлились и не прекратились.

«Ты устала», тихо сказал он. «Пойди в сою комнату и отдохни.»

«Я не хочу возвращаться в свою комнату», сказала Джулия боку дракона.

«Я боюсь темноты. Из-за демонов.»

«Тогда оставайся здесь со мной. Спи. Ты будешь здесь в безопасности, я тебе обещаю.»

«Спасибо», сказала Джулия так тихо, что только дракон мог расслышать ее. Она прижалась к его боку, покачиваясь от его медленного дыхания, и вскоре заснула.

«Люди», любовно сказал дракон. Он опустил свою большую голову на собственных хвост и бдительно ждал, когда закончится ночь.

Глава 5. Темная Башня

Глубоко в Лесу Мрака, в тайном сердце бесконечной ночи, находилась прогалина. Высоко над нею клонящиеся внутрь деревья переплетали свои изгрызенные безобразные ветви, и получившаяся беседка надежно защищала от любого света. Фосфоресцирующие лишайники пятнали древесные стволы, распространяя тусклый, голубоватый, жуткий свет. Грибы и маслянистые мхи ковром покрывали землю прогалины, в середине которой находился единственный гниющий пень, грубо вырубленный в некое подобие трона. И в этой тьме на сгнившем троне сидел Князь Демонов.

Князь Демонов слегка походил на человека. Однако черты его лица были словно смазаны, тонкие пальцы заканчивались когтями, а в горящих ярко-красных глазах не было ни следа человеческих чувств или мыслей. Он выглядел как человек только потому, что ему было забавно так выглядеть.

49
{"b":"11091","o":1}