ЛитМир - Электронная Библиотека

«Именно», сказал Джон. «Мне повезло. Ландграфы в открытую грозили мне на аудиенции с крестьянами, но отступили и удалились, когда фермеры их не поддержали. Я задумался: что произошло, если крестьяне так легко смогли укоротить ландграфов? Ответ оказался прост: у моих стражей были мечи, а у крестьян — луки. Поэтому я пошел тузом — и выиграл.»

Насупило долгое раздумчивое молчание.

«Триста сорок восемь изменников», сказал в конце концов Джон без всякого удовольствия в голосе. «Триста сорок восемь. Не так много, как я боялся, но чертовски больше, чем следовало бы.»

«Не вини себя», сурово сказал Харальд. "Не ты, а они, обманули Страну.

Кроме того, я поговорил с большинством из них на приеме и поверь мне — тебе лучше обойтись без них."

«Как ты мог подыгрывать таким мерзавцам?», спросила Джулия. «Жить двойной жизнью, по разному лгать разным людям… как ты мог все это выдерживать? Почему ты просто не послал подальше Дария, когда он в первый раз к тебе подкатился?»

«Он как раз послал», сказал Джон. «Это я убедил его продолжить обман, но информировать меня. Прием придумал Харальд и благодаря ему нам удалось заманить всех крыс в одну ловушку. Теперь я точно знаю, кому могу доверять, а кто фальшивит. И знаю, что сын мне верен.»

Харальд элегантно поднял бровь. «Были какие-то сомнения?»

«Нет», с нежностью сказал король Джон. «Но приятно чувствовать свою правоту.»

«Что теперь станет с баронами?», спросила Джулия. «Еще заговоры, еще мятежи?»

«Больше они не рыпнутся», угрюмо улыбаясь, сказал Джон. «Им хотелось выяснить, кто из нас сильнее, и теперь они это знают. Они просто отрекутся от своих ландграфов, публично осудят мятежников и пообещают все, что угодно, чтобы я только не вывел свои войска и не их один на один с демонами. Нет, Джулия, они больше не станут раскачивать лодку.»

«Значит, все кончилось», сказала Джулия, «мятеж подавлен.»

«Не совсем», сказал Харальд. «Нет никаких следов лорда Дария. В конце концов чертову книжную полку сломали и нашли туннель, ведущий в воздуховоды, а они тянутся на мили. Я и не думал, что во внутренних стенах столько пустот.»

«Но это значит, что он может быть где угодно», сказала Джулия. Она оглянулась и вдруг задрожала.

Харальд пожал плечами. «Просто еще одна крыса. Мы изловим его, Джулия, не бойся ничего. Даже сейчас стражники обыскивают туннели. К утру мы его поймаем.»

«А что с Грегори?», вдруг спросила Джулия.

Харальд и Джон непонимающе взглянули друг на друга.

«С кем?», спросил Харальд.

«С любовником Сесилии.»

«А, с ним», нахмурился Харальд. «Повесился в камере, ублюдок.»

«Мне он никогда не нравился», сказала Джулия. "Но сейчас мне его жалко.

В конечном счете он оказался не так уж плох. И заслуживал лучшего, чем Дарий и Сесилия."

Джон пожал плечами. «Не сомневаюсь, что он убил бы любого из нас, прикажи ему бароны. Просто он оказался не в том место не в то время.»

«И любил не ту женщину», сказала Джулия.

«Да», сказал Харальд. «Наверное, любил.»

«Я устала», сказала Джулия. «Если я больше вам не нужна, то возвращусь в свои палаты и немного посплю.»

«Прогуляюсь с тобой по дороге?», спросил Харальд.

Джулия взглянула на него. «Хорошо», наконец, сказала она. «Думаю, компания мне не помешает.»

Она поднялась из кресла и Харальд был тут как тут, поддержал ее за локоть, когда она от усталости пошатнулась.

Король благодушно кивнул. «Отдохните, дети мои. Вы это заслужили. Для всех нас это был долгий и тяжелый день.»

Они уже подошли к двери, когда король вдруг шевельнулся в кресле.

«Джулия… Боден был твоим другом, правда?»

«Нет», ответила Джулия. «На само деле я совсем его не знала.»

Глава 7. Долгая ночь

Тьма навалилась на Лесную Страну от края до края и лежала, полная и нерушимая, кроме слабой и ненадежной лужицы света вокруг Лесного Замка. В душном мраке молча двигались демоны, востря когти о гнилую кору умирающих деревьев. Солнце не светило и хотя Луна нескончаемо плыла в ночном небе, свет ее был грязным и нездоровым. От недостатка солнечного света гибли растения, а дикие звери либо умирали от истощения, либо становились жертвами вечноголодных демонов. Снег и лед покрыли всю землю, морозный воздух отбирал тепло у всего, к чему прикасался. Семьи забаррикадировались во всех укрытиях, что смогли найти, и молились о рассвете, который никак не наступал. Всем завладели холод, мрак и безжалостная долгая ночь.

Внезапно в Лесу Мрака зазвенел новый звук: глубокий, низкий звон, наподобие удара громадного бронзового колокола. Звук постепенно становился громче, превращаясь в могучий рокот, потрясший долгую ночь, сотрясая землю и деревья и бросая вызов вечному безмолвию. Демоны рычали, дрожали, пытались убежать, но неотступный звук приходил отовсюду и от него невозможно было скрыться. Мощный басовый рев достиг пика и смолк, когда взрезалось само пространство и не Лес Мрака пролился серебристый свет. Принц Руперт и его отряд, наконец, вернулись домой.

Руперт, выплывая из мерцающего серебристого туннеля, ошеломленно осматривался, и пошатнулся, когда земля вдруг прыгнула ему под ноги. Он был уверен, что провел в туннеле всего несколько секунд, но за этот короткий период мир сдвинулся с места и все вокруг изменилось. Знакомая вонь разложения и гниения заполнила ноздри, как старый, знакомый плащ, его обволокло страшное, цепенящее давление. Он крепко стиснул поводья единорога и дико озирался, уверенный, что Магу не удалось заклинание и их забросило назад в Лес Мрака, который они только что прошли насквозь. Последний стражник приземлился на бугристую тропу, серебристый туннель мгновенно захлопнулся и исчез, унеся с собой яркий свет. Оставшись в кромешном мраке, Руперт автоматически остановил взгляд на единственном оставшемся источнике света: тусклом, дрожащем сиянии, окружающем Лесной Замок.

На мгновение Руперт был так поражен, что едва дышал, качая головой в безмолвном отрицании очевидного. Ведь он добрался до Темной Башни вовремя — невозможно, чтобы долгая ночь смогла так глубоко вторгнуться в Лес. Но вот перед ним стоит Замок, белесовато мерцающий под толстым одеялом изморози, снега и льда. Со всех башен и бойниц свисали длинные зазубренные сосульки, ров казался одной огромной глыбой льда. Вдоль бастионов на равном расстоянии друг от друга коптили факелы, однако грязно-желтый свет почти не справлялся с подступающей ночью. Руперт непроизвольно задрожал, однако дрожь была вызвана совсем не пронзительным холодом, который уже начал просачиваться в кости. Одно дело пробивать дорогу сквозь Лес Мрака, потому что он стоит между тобой и Верховным Магом, и другое дело, когда он находится здесь, угрожая твоему дому. Лес Мрака всегда был где-то очень далеко, в другом месте. До сих пор Руперт по-настоящему не верил, что Замок, служивший тринадцати поколениям Лесных королей, может когда-нибудь склониться перед тьмой. Это невозможно, этого не может произойти… Руперт с трудом поборол нервную трясучку и медленно взял себя в руки. Мысли бешено крутились во всех направлениях разом в поисках ответа, любого ответа на вопрос, что же было сделано неверно. Как Лес Мрака мог так быстро подобраться к Замку? И тут, наконец, Руперт поднял глаза к небу.

Прямо над ним, плывя в беззвездной вечной ночи, висела полная Голубая Луна цвета испортившегося сыра или прокаженной плоти — единственное, что было видно в мертвом мраке. Голубая Луна, наконец, взошла.

В Лесу Мрака время течет по-другому.

Руперт медленно повернулся к Верховному Магу. «Что вы наделали?», вымолвил он наконец голосом чуть громче шепота. «Что вы наделали, черт вас побери?»

Маг взглянул на него и с трудом глотнул. Он был бледен от шока. «Не понимаю», наконец сказал он. "Наверное, что-то воспрепятствовало заклинанию.

Правильно место, но не время. Не могу понять…"

«Мы сможем обсудить этот вопрос позже, Сир.» Защитник говорил спокойным и ровным голосом, но костяшки пальцев на длинной рукояти боевого топора, побелели. «Повсюду вокруг нас демоны. Похоже, наше появление ошеломило их так же, как и нас. Но долго они в ошеломлении не останутся. Надо побыстрее выбираться отсюда.»

75
{"b":"11091","o":1}