ЛитМир - Электронная Библиотека

«Дискуссию?», насмешливо спросил Руперт. «Насколько я понял из вашего лепета, дискуссия разделила вас на два течения мысли: „Грубая Сила и Невежество“, и „Закроем Глаза и, Быть Может, Все Пройдет“. Продолжайте так думать и все окажитесь мертвецами.»

«Я поняла, что у тебя идея получше», сказала Джулия.

Руперт взглянул на принцессу, которая демонстративно цеплялась за руку Харальда. «Да», сказал он наконец. «Отец, где Астролог?»

«В уединении», сказал король. «Он пробует с помощью магии узнать, кто украл Куртан и где его спрятал.»

«Куртан?» Руперт в замешательстве замолчал. «Как его могли украсть? Он же в потерянном Южном Крыле!»

«Теперь нет», сказала Джулия. "Я помогла отыскать дорогу в Южное Крыло.

К несчастью, когда мы в конце концов добрались до Старой Оружейной, Куртана там не оказалось."

Голова Руперта закружилась, когда он с трудом осмысливал сказанное.

После твоего ухода, Руперт, произошло многое. Он вздохнул и подавил настойчивое желание начать серию вопросов, которая, вероятно, длилась бы часами без какой-либо гарантии, что ему станет лучше в конце.

«Похоже, Джулия, ты здесь не скучала, правда?», сказал он наконец.

«Ладно, об этом мы сможем поговорить потом. А пока, отец, тебе надо послать за Астрологом. Если мой план будет принят, нам потребуется вся магия, которую удастся собрать.»

«Для чего вам нужен Астролог?», проворчал Защитник. «Что он будет здесь делать: читать гороскопы демонов и говорить им, что они выбрали плохое время для атаки Замка?»

«Он колдун», сказал Руперт. «А магия — это ключ ко всему кавардаку.»

«Колдовство — это путь Князя Демонов», сказал Защитник, пристально глядя на молчащего Верховного Мага. «Если огнем бороться с огнем — мы все сгорим. Сир, настало время для холодной стали, для человеческой силы и доблести.»

«Мы уже пробовали это в Лесу Мрака», рявкнул Руперт. «Холодной стали недостаточно! Демонам все равно скольких они потеряют, если при этом они нас сомнут. За нашими стенами тысячи этих проклятых тварей и бог знает сколько еще ждут, чтобы заменить павших. Нет, сэр Защитник, Лес Мрака — это создание магии и должен быть встречен магией.»

Король открыл рот, намереваясь что-то сказать, но вздрогнул и смолк, когда двойные двери Двора внезапно распахнулись и вошел Астролог.

«Извините, что опоздал, Сир, в поисках Куртана у меня произошел некоторый прорыв. Насколько я могу судить, Меча Принуждения более не существует. Тот, кто украл его из Оружейной, должно быть, уничтожил его. Я должен признать, что не уверен, к лучшему это или к худшему.»

Тихое бормотание придворных сказало, что они тоже не слишком в этом уверены.

Король Джон, хмурясь, задумчиво дергал бороду. «Этот Меч мог спасти нас от тьмы, Томас. Я понял, что нельзя сказать, кто же украл его?»

«Без самого Куртана нет, ваше величество.» Астролог повернулся к Верховному Магу и глубоко поклонился. «Приятно снова увидеть вас после стольких лет отсутствия, сэр Маг. Вся немногая магия, которой я владею — в вашем распоряжении.»

«Благодарю, сэр Астролог», вежливо отозвался Верховный Маг. «Убежден, что вы станете моим самым ценным союзником.»

«Знаете, вы сможете заняться церемониальными поклонами потом», колко сказал Руперт. «А пока — пока нам надо управиться со многими тысячами демонов.»

«Ага», сказал Харальд, «возвращаемся к твоему знаменитому плану.»

«Харальд», медленно произнес Руперт, «ты действуешь мне на нервы. Еще раз меня прервешь и я засуну твою голову тебе же в задницу. Усек?»

Наступила неприятная тишина, когда все прикинулись, что не слышали сказанного.

«Твой план, Руперт», сказал, наконец, король.

«Он очень прост», ответил Руперт. "В отличие от большинства присутствующих я уже сражался с Лесом Мрака. Мечи не годятся, магия тоже, но сложив их вместе, мы получим шанс. Поэтому, во-первых, мы соберем самую большую армию, какую сможем — всех, кто еще может стоять и держать меч.

Во-вторых, мы подкрепим их заклинаниями Верховного Мага и Астролога плюс всех колдунов и магов, каких сможем найти. Потом мы нападем на демонов, что стоят перед стенами, и ударим по ним всеми силами, что у нас будут. Если на этот раз нам удастся отбросить тьму, мы повернем течение. Демоны не являются непобедимыми, стоит убить их побольше — и они отступают. А не имея во главе демонов, долгая ночь не сможет наступать. Если мы здесь и сейчас сможем удержать позицию, у нас появится шанс отбросить ночь. Шанс невелик, но… что нам еще терять?"

Наступила пауза.

«В общем, план не слишком грандиозен», тактично сказал король.

«План чертовски страшен», сказал Руперт. «Но это лучший шанс, что у нас остался. Демоны слабее не станут. Но если бить их достаточно часто и сильно, то обнаружишь, что умирают они почти так же легко, как и другие создания.»

Король неохотно кивнул. "Если у кого-нибудь есть что-то конструктивное добавить… конструктивное, Харальд… что ж, хорошо. Ровно через три часа должен быть рассвет, как говорят часы. За полчаса до этого момента я хочу, чтобы все мужчины, способные носить оружие, собрались во дворце. Если сумеем, то добавим к их числу людей из семей беженцев. Не опаздывайте: если вас не будет, мы начнем без вас. Ворота откроют на рассвете. А потом мы дадим демонам бой, которого они никогда не забудут. На этом все. Двор распущен. Руперт, Харальд, пройдите в мои личные палаты, пожалуйста.

Немедленно."

Король поднялся с трона, коротко кивнул склонившимся придворным и живо зашагал в свои личные покои, на уважительном расстоянии сопровождаемый стражниками. Двор немного пожужжал в заглушенном режиме, потом разбился на группки и разошелся. Верховный Маг и Астролог вышли вместе, спокойно обсуждая магическую тактику. Придворные уходили маленькими кликами и направлялись в свои квартиры, готовить мечи, прилаживать доспехи и копить храбрость, зная, что всего через несколько часов они должны выйти наружу, чтобы взглянуть в лицо демонами и, очень возможно, умереть. При всем презрении к придворным, на Руперта произвело впечатление, как они это восприняли. В этот единственный в жизни раз они не хныкали и не спорили. Все явно были напуганы до безумия, однако Руперт не сомневался, что когда настанет время большинство из них будут ждать во дворе с мечами в руках. А от тех немногих слишком трусливых, чтобы явиться, все равно не будет большого проку в битве.

Он посмотрел туда, где Джулия стояла, разговаривая с Харальдом. Оба казались весьма заинтересованными друг другом и совершенно не обращали внимания на него. Руперт хотел отвернуться и не смог этого сделать. Вначале ему показалось, что Джулия просто играет с Харальдом, чтобы возбудить его ревность, а глубоко в душе продолжает любить его. Но сейчас он все понял.

Впервые он осознал, как естественно Джулии идет роскошное парадное платье и плащ. Рядом с Харальдом она выглядела как-то очень правильно, словно принадлежала ему. Руперт взглянул на свои оборванные и окровавленные одежды и вид высокой статной принцессы об руку с ним показался просто смешным.

Я — второй сын, с горечью подумал он. И таковым останусь всегда Джулии хватило времени понять, у кого реальная власть в семье. Он бросил последний взгляд на блистательную белокурую принцессу, смеющуюся с принцем Харальдом, и отвернулся. Это не та женщина, которую я знал, устало подумал он. Это не та женщина, рядом с которой я дрался в Лесу Мрака… Женщина, которую я полюбил. Джулия была просто иллюзией, мечтой, которая родилась из страданий, из разделенной опасности, из одиночества. Мне следовало догадаться.

Он деревянно зашагал мимо опустевшего трона к личным покоям короля.

Долг тяжелым грузом лежал на его плечах. Это все, что у него осталось.

* * *

Джулия увидела, что он ушел, и прикусила губу. Ей хотелось его окликнуть, но гордость не позволила. Это он должен к ней прийти. Разрази ее гром, если она доставит ему удовольствие видеть ее униженной. После всего, что она передумала, после стольких месяцев веры, что он мертв, когда ей, наконец, сказали, что Руперт вернулся в целости и сохранности, ее охватила такая радость, что она не знала, смеяться, плакать или прыгать на месте от избытка чувств. Она затерроризировала Сенешаля, чтобы он сказал ей, где находится комната Руперта, и бежала всю дорогу, чтобы поздравить его с возвращением, — и нашла его оскорбительно холодным. Она могла бы все объяснить насчет Харальда и свадьбы, если бы он дал ей время, но нет: он слишком устал и был слишком разгневан. А у него нет права быть таким. Он не знает, каково это быть в Замке самой по себе, когда вокруг смыкается тьма.

88
{"b":"11091","o":1}