ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Квантовое зеркало
За них, без меня, против всех
Осмысление. Сила гуманитарного мышления в эпоху алгоритмов
Короткое падение
#Любовь, секс, мужики. Перевоспитание плохих мальчиков на дому
Экспедиция в рай
Икигай: японское искусство поиска счастья и смысла в повседневной жизни
Всеобщая история чувств
Расколотый разум

«Спасибо», сказал Руперт. «Хорошо снова встретить друзей.»

Харальд издевательски хохотнул. «Здоров ты делать друзей из гоблинов, Руперт. Да уж, кому же еще якшаться с такими тварями?»

Вожак сделал небрежный жест и полдюжины ближайших гоблинов крепко вцепились в Харальда и бесцеремонно перевернули его вверх ногами. Харальд зашелся яростью и потянулся к мечу, сразу замерев, когда вперед шагнул самый маленький гоблин и приставил к его горлу зазубренный нож.

«Скажите только слово, принц Руперт», радостно сказал самый маленький гоблин, «и мы освежуем его для вас. Или просто кивните, если так хочется: мы не привередливы. Мочить без церемоний, это по-нашему. Может, хотите из него фрикассе? На медленном огне у нас получаются очень гнусные штучки.»

«Не сомневаюсь ни секунды», сказал Руперт. «К несчастью, в данный момент он нужен нам живым. Сейчас можете отпустить его: уверен, что в будущем он станет задумываться о своих манерах.»

«Может, вначале шмякнуть его об стенку?», спросил самый маленький гоблин.

«Как-нибудь потом», ответил Руперт.

Гоблины уронили Харальда на пол и неохотно отошли, разочарованно бормоча. Харальд сел и яростно осмотрелся. Он сделал пробную попытку потянуться к мечу, но остановился, осознав, что с полсотни хорошо вооруженных гоблинов пристально смотрят на него,. Харальд решил, что лучше их игнорировать. Он вскарабкался на ноги и занялся восстановлением своего пострадавшего достоинства.

Король Джон пристально смотрел, как Руперт спокойно разговаривает с вожаком гоблинов. Вначале короля весьма позабавило благоговение гоблинов, но потом до него медленно дошло, что за смешным обожанием скрывается весьма реальное почтение и уважение. За все время, что они были в Замке, гоблины ни разу не поклонились королю. Когда кто-нибудь им на это намекал, буйные маленькие создания чуть не надрывались со смеху. Однако, перед Руперт они склонили головы. Так же поступили и стражники, которые вернулись с ним из долгой ночи. Послушав истории, что они рассказывали в своих бараках, можно было подумать, что Руперт — великий герой легенды. Даже рапорт Защитника был полон похвал храбрости Руперта и его сноровке в бою. Даже Защитника…

Король Джон нахмурился и подергал бороду. Об этом следует подумать. Руперт, наконец-то, начинает превращаться в воина и героя, а это… опасно.

«Мне надо идти», сказал Руперт вожаку. «Нас поджимает время. Вам сказали, что через несколько часов мы хотим выйти против демонов?»

«Конечно», грубовато ответил вожак. "Некоторые из нас выйдут вместе с вами. Мы помним, что демоны сделали с нашими домами и нашими семьями. Они приходили в безлунные ночи. Сначала они убили наших детей, потом наших женщин, и только те из нас, кто повернулся и убежал, смогли выжить, чтобы об этом рассказать. Тогда мы ничего не знали ни о бое, ни о ненависти, ни о мщении. За короткое время нам пришлось многому научиться. Говорят, люди умеют забывать, принц Руперт. Может, в один прекрасный день вы нас этому научите. Нам так много надо забыть, а мы не знаем как. Кровь и смерть вечно стоят у нас перед глазами, а уши еще слышат крики.

Пока мы научились только тому, как убивать демонов. Сейчас этого достаточно. Если нельзя быть мирными, надо настроиться на месть. Наверное, мы сможем научиться и храбрости, сегодня у нас нет другого выбора."

Руперт протянул руку и вожак крепко пожал ее своей заскорузлой ладонью.

«Вы еще будете гордиться нами, принц Руперт.»

«Я уже горжусь», сказал Руперт. «Уже.»

Вожак гоблинов коротко кивнул, потом повернулся, нырнул в тень и исчез.

Через несколько секунд остальные гоблины тоже исчезли из коридора, скользнув назад во тьму так же беззвучно, как появились. Руперт обнаружил, что глаза у него немного увлажнились и мигал, пока ощущение не прошло, и только потом повернулся лицом к отряду. Король странно посмотрел на него, но ничего не сказал. Харальд сильно старался сделать вид, что ничего особенного не произошло, одновременно пытаясь стряхнуть соринки с одежды. Сенешаль, прислонясь к стене, разглядывал потолок и нетерпеливо притоптывал ногой.

«Мы можем идти дальше?», холодно спросил он, обращаясь, очевидно, к потолку. «Эти разговоры весьма интересны, но никак не приближают нас к Оружейной.»

«Минутку, сэр Сенешаль», сказал король. «Вы нашли дорогу в обход пропавшей Башни?»

«Дилетанты!», сказал Сенешаль. «Я имею дело с дилетантами. Конечно, я нашел обходной путь! Это же моя работа! Потому меня и вытаскивают из теплой постели, чтобы вести вас сквозь проклятый лабиринт. Теперь следуйте за мной и, пожалуйста, держитесь поближе. У меня и без того очень много забот, чтобы еще тратить драгоценное время на поиски заплутавшего.»

«Хорошо, сэр Сенешаль», успокаивающе сказал король.

Сенешаль забормотал что-то себе под нос и заковылял по коридору, остальные последовали за ним. Руперт снова замкнул тыл, задумчиво хмурясь над последними словами Сенешаля. Что это за пропавшая Башня и почему, черт побери, так важно избегать ее? И как вообще демоны, о которых упомянул Сенешаль, попали в Южное Крыло? Руперт мрачно покачал головой. Как обычно, ему не рассказали о целой прорве вещей. Очевидно, многое случилось тогда, когда Джулия заново открывала Южное Крыло и, зная Джулию, можно ожидать, что все, во что она ввязывается, весьма далеко от легкого и простого. Руперт слегка улыбнулся этой мысли, а потом намеренно стал думать о другом. Мысли о Джулии слишком сильно ранили.

По мере продвижения отряда вглубь Южного Крыла, огней становилось все меньше и они встречались все реже. Коридоры переходили в галереи, которые сменялись залами, ротондами и невыносимо бесконечными лестницами, пока в конце концов они не подошли к Оружейной. Сенешаль отворил громадные двойные двери и отступил в сторону, чтобы первым вошел король, однако долгую секунду никто не шевелился. Руперт смотрел на двери Оружейной и чувствовал, что все тело содрогается не от страха или от благоговения, но от странной смеси того и другого. В течении почти четырнадцати поколений Оружейная служила арсеналом Лесным королям. Где-то за этими дверями лежали все могучие клинки истории и легенд, клинки героев, злодеев и побежденных врагов державы. И где-то там, во тьме за дверью, лежали Адские Мечи: Камнелом, Ярило, Волчья Отрава.

Руперт взглянул на короля, который продолжал стоять перед дверью Оружейной. Он стоял с непроницаемым и напряженным лицом, на лбу его под короной ясно проступили капли пота. Руперт быстро взглянул на Харальда, но его безмятежная маска прочно сидела на месте, не открывая ничего, кроме вежливого, терпеливого интереса. И наверное только воображение Руперта смогло усмотреть добавочный голодный блеск в глазах Харальда. Руперт перевел взгляд на распахнутые, приглашающие двери, потом шагнул вперед и толкнул левую створку. Она легко поддалась под его рукой, несмотря на долгие годы небрежения древние противовесы только чуть зашептали. Сенешаль встал за его плечом с горящим факелом и принц Руперт вошел в Оружейную Лесных королей.

Перед ним расстилался громадный зал, границы которого терялись во мгле за пределами света факела. Слева, справа, впереди в шкафах висели клинки, о которых он слышал всю свою жизнь, но которых никогда не ожидал увидеть.

Руперт медленно пошел вперед по узкому центральному проходу. Мечи, топоры, булавы наполняли оружейные полки и гордо висели на стенах, богато украшенные металлические и кожаные ножны прекрасно сохранились под защитой заклинания Оружейной. Под простой медной пластиной с именем висел великий широкий меч Законодатель, последовательно принадлежавший семи Лесным королям до тех пор, пока в конце концов его клинок так сильно не износился и не зазубрился, что уже не держал лезвия. Неподалеку висел гибкий серебристый клинок по имени Предатель, принадлежавший позорно известному графу Звездосвету во время его короткой узурпации трона. И еще, и еще… Внезапное, всеподавляющее ощущение истории протекших веков пробежало по Руперту, словно прилив, когда он медленно шел по залу. Лесное Королевство было гораздо старше, чем сознавало или хотело помнить большинство людей.

93
{"b":"11091","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Завтра я буду скучать по тебе
Между мирами
С правом на месть
Американха
Образ новой Индии: Эволюция преобразующих идей
Твоя примерная коварная жена
Любовь горца
Павел Кашин. По волшебной реке
Опасные игры с деривативами: Полувековая история провалов от Citibank до Barings, Société Générale и AIG