ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Привет, Мистика. – Фишер была рада любому поводу отвлечь Хока. – Какого дьявола ты здесь делаешь? Ведь эти чертовы зомби – не твоя же работа, правда?

– Разумеется, нет, – колдунья скорчила гримаску. – Гадость какая. Это вообще не моя область. Просто городской Совет нанял меня в качестве официального телохранителя де Виттам на время неприятностей. На случай, если докеры скинутся на покупку какой-нибудь магической примочки. Будь это кто угодно, кроме де Виттов, я бы послала Совет далеко и надолго, но им фиг откажешь. И вот я здесь, дорогие мои! Колдунья моего калибра опустилась до работы простого охранника. Стыдоба! На мой вкус, не слишком похоже на настоящую работу, но против рожна не попрешь. Да и платят весьма неплохо. Папа с мамой в последнее время немного сдали, за ними нужен глаз да глаз, а это значит, что я грабила семейные закрома немного чаще, чем это полезно для уверенности в завтрашнем дне, и вот....

– Стало быть, делаем, что прикажут де Витты, и почтительно кланяемся, если понимаем свою выгоду, – подытожил Хок.

– Ну да, милый. Такова жизнь. По крайней мере в Хейвене. Такта у Дэвида с Маркусом ни на грош. Нет, честно, они помыкали мной, будто какой-то служанкой! Я бы плюнула им в вино, но, принимая во внимание их алкогольные предпочтения, они просто ничего не заметят.

– Может, ты объяснишь нам, откуда у де Виттов такой вес в городском Совете? – произнесла Фишер. – У них не было такого влияния, не будь здесь какого-то тайного подвоха.

– Ах, да. Похоже, на рейде скопилось до черта скоропортящихся товаров. Тонны! И почти все очень скоро придут в негодность, если их спешно не разгрузить. Де Витты в настоящее время тратят кучу денег на консервирующие заклинания, но если им придется и дальше продолжать в том же духе, затраты съедят всю прибыль. Поэтому наши дорогие Дэвид и Маркус оказались между молотом и наковальней. Если они снимут заклятья, то останутся ни с чем, кроме тонн гниющей еды. А если они не доставят эту еду потребителю – и в приличном состоянии, – то потеряют не только кучу денег, но и целую кипу очень важных контрактов. Так что они действительно не могут позволить себе ни малейшей задержки.

– Докеры, разумеется, в курсе, – уточнил Хок.

– Ну конечно, дорогой. И поскольку Совет не хочет иметь полный город голодных людей с перспективой общественных беспорядков и даже бунтов, сейчас де Витты получают все, чего хотят. Прогнитесь и улыбнитесь, милые мои. Вы и не заметите, как все уже кончится.

– Как же де Витты контролируют такое количество зомби одновременно? – спросила Фишер, полагая, что неплохо бы сменить тему.

– Они завладели каким-то замечательным магическим артефактом. – Мистика задумчиво перебирала свои длинные волосы. – И заплатили злую тучу денег. Видимо, это вещество позволяет без особого труда контролировать любое количество зомби. Не знаю, что это такое. Они не дают мне посмотреть. А еще они старательно помалкивают насчет того, у кого они это получили. Трудно их винить. Из сделок с некромантами никогда ничего хорошего не выходило.

– Они и впрямь могут заменить всю рабочую силу мертвяками? – спросил Хок.

– Не вижу причин, почему бы и нет, – вставила Фишер. – Зомби, конечно, изнашиваются тем быстрее, чем дольше и сильнее их эксплуатируют, но в Хейвене с трупами на замену проблем еще никогда не возникало. Совет наверняка одобрит эту затею. Все кладбища переполнены уже много лет, а крематории работают круглосуточно.

– Но как же портовые рабочие и их семьи? Неужели никому нет до них дела?

– Это – Хейвен, милый, – без всякой обиды произнесла Мистика.

– А у де Виттов коммерческое предприятие, а не богадельня, – добавил чей-то холодный голос.

Все трое собеседников повернулись навстречу командиру охранников. Он резко остановился и смерил всех по очереди недобрым взглядом. Здоровенный, широкоплечий и мускулистый, он выглядел бы весьма грозно и внушительно, если бы не униформа – бананово-желтый мундир с отделкой кроваво-красным кантом, увенчанный роскошным плащом лилового цвета. Бедняга здорово напоминал ходячий синяк.

– Привет, майор Фой, – проворковала Мистика. – Чудесный костюмчик.

– Поверь, – подхватила Фишер, – ты в нем просто неотразим.

– По-моему, у меня сейчас сетчатка сгорит, – проворчал Хок.

Чшш! – цыкнула на него Фишер. – Что тебе от нас надо, Фой?

– Майор Фой! Здесь командую я и не советую вам забывать об этом!

Он обвел гневным взглядом капитанов, которые все еще не нашли в себе сил поднять на него глаза, боясь рассмеяться. Майор громко засопел.

– Де Витты понимают, что эта работа не из тех, что привыкли выполнять городские стражи. Поэтому, дабы... подсластить пилюлю, де Витты всемилостивейше уполномочили меня заверить всех вас, что в конце дня будет выплачена существенная премия. Очень существенная.

– Взятка, – хмыкнула Фишер. – Почему я не удивляюсь?

– Мы ее не примем, – заявил Хок.

– Погоди, – молниеносно отреагировала Фишер. – Мы еще не слышали точной цифры.

– Нам не нужны их кровавые деньги, – уперся Хок.

– Слушай, нам все равно придется выполнять эту работу, и, готова спорить, никто больше не откажется.

– Лучше не спорь, – произнес новый голос поблизости.

Констебль Мердок с младшим братом патрулировали доки. Хок и Фишер немного знали их по совместной работе над несколькими делами. Старший брат стоял лицом к лицу с майором Фоем, сердито глядя тому прямо в глаза. Младший, как всегда, маячил рядом.

– Ни я, ни мой брат не станем участвовать в этом, – заявил Мердок. – Мы местные. Выросли в Дьявольской западне. Наш старик работал в порту, пока не помер, надорвавшись. Некоторые из забастовщиков – наши друзья, или соседи, или родственники. Мы не поднимем оружия против них. – Он смерил майора гневным взглядом. – И не мы одни такие. У твоих хозяев не хватит денег, чтобы заставить нас сражаться против своих.

– Может, до драки и не дойдет, – предположил Хок. – Если одного нашего присутствия окажется достаточно...

– Они будут драться, – вздохнул Мердок. – И ты это знаешь. Им больше ничего не осталось.

– Мы – закон, – медленно произнес Хок. – Нам не полагается выбирать, какие законы поддерживать, а какие – нет.

– Смешно слышать это от тебя, капитан, – фыркнул констебль. – Всем известна твоя репутация. Ты гнешь и ломаешь закон каждый день.

– Во имя справедливости.

– А здесь где справедливость? – бросил Мердок и повернулся к младшему брату. – Пойдем отсюда. Мы уходим.

– А если вас уволят? – спросила Фишер.

Констебль спокойно пожал плечами:

– Тогда присоединимся к бастующим. И когда здесь в следующий раз вспыхнут беспорядки – а они вспыхнут, могу вас уверить, – вы сможете увидеть и наши лица. И что вы будете делать тогда, капитаны?

Он не стал дожидаться ответа. Братья направились к выходу из двора. Никто не попытался остановить их, но никто и не последовал за ними. Майор Фой начал изрекать нечто язвительное, но под тяжелым взглядом Хока слова замерли у него на языке. Он внезапно вспомнил о каких-то неотложных делах, которые ждали в другом месте, и отправился их искать, стараясь не торопиться слишком откровенно. Фишер хмыкнула и, убрав руку с меча, взглянула на мужа:

– А Мердок кое в чем прав. Где справедливость в том, что мы делаем здесь?

– Не знаю, – отозвался Хок неожиданно очень усталым голосом. – Я хотел бы уйти отсюда вслед за ними, но... закон в данном случае совершенно ясен. Массовому насилию не место в деловых спорах. Если мы останемся, может, нам удастся не позволить насилию выйти из-под контроля. Порой приходится выбирать меньшее из двух зол. Но никто не говорил, что оно должно нам нравиться.

Гул разговоров между стражами стих, когда де Витты вновь появились на своем балконе. Как намекнул Фой, они начали с обещания выплатить солидную премию после окончания работы. Большинство стражей радостно закивало. Раздались даже одобрительные возгласы.

– Забастовщики отказались подчиниться нашим законным требованиям покинуть порт, – произнес Маркус де Витт. – Вы заставите их уйти любыми средствами.

10
{"b":"11093","o":1}