ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Зачем же устраивать представление?

– Потому что, готов спорить, кругом полно невидимых глаз, наблюдающих за нами. – Хок неожиданно улыбнулся. – Следующего, кто попытается повторить мой трюк с Мистикой, ожидает весьма неприятный сюрприз.

Они двигались за Чаппи по следу, петляя туда-сюда по огромному зданию. Служащие в кабинетах провожали их круглыми глазами, но не пытались поднять тревогу. Они приросли к своим столам и не поднимали головы. Большинство комнат оказались пустыми. Пес прошел на балкон и вернулся обратно, прижимая нос к полу. Он ни разу не заколебался и не смутился, даже когда след наконец оборвался у двери в чулан. Чаппи громко посопел под дверью и выразительно взглянул на Чанса. Тот толкнул дверь, которая оказалась заперта. Один удар отцовской секиры быстро разобрался с этим вопросом. Квестор распахнул дверь. За ней обнаружились прижавшиеся друг к другу, словно испуганные дети, Дэвид и Маркус де Витты.

– Сюрприз! – крикнул Чаппи, и братья завопили от страха.

– Выходите, – прорычал Хок. – Не то я войду и сам выну вас оттуда.

Тут Маркус выбросил вперед пухленькую ручку с зажатым в ней контрольным камнем. Камень ярко вспыхнул, когда Маркус произнес активирующее слово, и Чанс внезапно отступил на шаг, схватившись за голову. Чаппи свалился на пол, визжа и подвывая. Хок и Фишер покачнулись, когда нечто пронеслось сквозь их сознание, словно ледяная река. Но затем все прошло, и они снова стали самими собой. Хок гневно воззрился на Маркуса.

– Что это за чертовщина?

– Контрольный камень, – еле слышно проблеял Маркус. – На таком расстоянии он способен управлять любым сознанием или телом.

– Черта с два! – фыркнула Фишер. – Мы подвергались страшным воздействиям Дикой магии. После этого такие простенькие забавы нам нипочем. А теперь отдай-ка мне эту штучку, пока я не решила, в какое отверстие вам ее засунуть.

Внезапно Дэвид де Витт рассмеялся, негромко, с облегчением.

– На вас, может, и не подействовало, но ваши спутники готовы. Теперь они принадлежат нам.

Хок и Фишер резко обернулись. Чанс напряженно замер, лицо и глаза у него сделались опасно пустыми. Чаппи снова был на ногах и угрожающе рычал.

– Убейте их! – злобно выкрикнул Маркус де Витт. – Убить обоих! Сейчас!

Чанс неуверенно шагнул вперед, поднимая секиру. Чаппи рыкнул и пошел на Хока и Фишер. Они чуть-чуть отступили, не желая отходить от де Виттов слишком далеко – на тот случай, если те попытаются удрать.

– Я думала, этот камень действует только на зомби! – прошипела Фишер.

– Видимо, Гонт поработал лучше, чем предполагал, – откликнулся Хок.

Что же нам теперь делать? Я не хочу поранить мальчика или собаку.

– Я их придержу, а ты отними у Маркуса камень. Только быстро – похоже, ребята не шутят.

Фишер кивнула, и супруги бросились по местам со слаженностью, приобретенной долгим опытом. Топор Хока взлетел, чтобы отбить опускающуюся секиру Чанса, и два тяжелых лезвия сшиблись, рассыпая яркие искры. Взгляд у квестора, сражающегося под чужой волей, был рассеянный, но топором он орудовал мастерски. В неподвижном воздухе узкого коридора два клинка звенели оглушительно. Мужчины яростно колошматили друг друга, и ни один из них не отступал ни на дюйм.

Чаппи покачиваясь двигался вперед на негнущихся лапах, безостановочно рыча – словно длинный раскат грома непрерывно звучал в ушах. Фишер быстро переместилась так, чтобы сражающиеся оказались между ней и собакой, и метнулась вперед, желая выхватить камень у Маркуса. Ее пальцы сомкнулись на запястье де Витта, но делец не сдавался, отчаянно пытаясь оторвать от себя ее пальцы. Чаппи заковылял к Фишер. Дэвид де Витт попытался ее ударить. Она отмахнулась тыльной стороной ладони, в которой был зажат меч, и Дэвид с воплем повалился в чулан, заливаясь кровью, хлеставшей из сломанного носа. Пес был уже очень близко – на расстоянии прыжка. Поэтому Фишер торопливо занялась Маркусом. Она отгибала его кисть назад, пока не хрустнуло. Он коротко вскрикнул, и она вырвала у него камень. Чанс моментально отступил назад и опустил топор. Хок внимательно наблюдал за ним.

– Черт, – пробормотал Аллеи, тряся головой. – Черт, ну и мерзость же.

Уловил, – проворчал Чаппи, также мотая башкой. – Будто кто-то засел у меня в мозгу и заставлял вытворять всякое. А сейчас я кое-кому откушу за это задницу.

– Успокойся.

Хок наконец опустил топор. Он взглянул на братьев де Витт. Те всхлипывали в своем укрытии. Под его взглядом они съежились. Фишер задумчиво разглядывала камень. При ближайшем рассмотрении он оказался слишком маленьким и чересчур обыкновенным, чтобы являться причиной стольких бед. Хок сунул руку в чулан, сгреб Маркуса за грудки и вздел на ноги. Капитан яростно уставился прямо в мокрые от слез глаза коммерсанта. Их лица почти соприкасались.

– Сколько хороших людей погибло сегодня в гавани из-за вас? – прошептал Хок. – Сколько покалечено или избито так, что мочится кровью? Сколько семей умрут от голода только потому, что вы отняли у них рабочие места, заменив живых своими вонючими зомби? Вы, де Витты, – хуже наемных убийц. Вы не просто убиваете – вы отнимаете и жизнь, и семью, и надежду. Почему ваши рабочие должны умирать? Почему бы вам не умереть вместо них?

Он занес топор для смертельного удара, и Маркус завизжал. В единственном холодном глазе капитана он не увидел и намека на возможное милосердие.

Фишер моментально оказалась рядом с Хоком, и хотя не прикоснулась к нему, голос ее прозвучал прямо у него в ухе.

– Не делай этого, Хок. Они оба заслужили смерти, но вот что я подумала: если де Витты умрут прямо сейчас, порт будет парализован на несколько месяцев, пока наследники прекратят наконец оспаривать завещание. Ты же знаешь, как в этом городе обожают судиться. Ни работы для докеров, ни еды для города. Если де Витты погибнут сию минуту от нашей руки, пострадают невинные.

– Невинные с гарантией пострадают, если де Витты останутся жить, – возразил капитан, не опуская топора.

– Есть иной способ, – осторожно начала Фишер. – Не такой приятный для нас, но, в конце концов, мы не для того все затеяли.

Принц наконец опустил топор и посмотрел на жену.

– Хорошо. Я слушаю.

Пока та шептала что-то мужу на ухо, Чанс внимательно смотрел на обоих. Впервые он увидел настоящий гнев на покрытом шрамами лице Хока, и ярость принца Руперта потрясла молодого человека. Он ни секунды не сомневался в том, что капитан убил бы свою беспомощную жертву, не вмешайся Фишер. Да, это не был принц Руперт из легенды. Это был кто-то другой. Гораздо более страшный. И Чанс совершенно не понимал, как к нему относиться. Хок был вовсе не тем человеком, за которым квестор явился на юг, чтобы тот помог спасти Лесное королевство.

И тут его ждало новое удивление – медленно расползающаяся по лицу Хока улыбка, когда Фишер прекратила шептать и выпрямилась.

Хок взял у Фишер контрольный камень и подошел к ближайшему окну. Жестом он пригласил остальных присоединиться, что те и сделали, включая де Виттов, – после укоризненного взгляда Фишер и оскала Чаппи. Все выглянули из окна и посмотрели вниз, на раскинувшуюся перед ними в полуденном солнце гавань. Температура воздуха угрожающе росла, но зомби трудились безостановочно, в полном молчании, не чувствуя жары. Хок поднял сияющий контрольный камень, произнес активирующее слово, подслушанное у Маркуса, и сосредоточился, посылая свою волю к работающим внизу мертвецам. И они все как один побросали свои занятия, повернулись к городу спиной и медленно направились в море. Один за другим они погружались в темные воды, исчезая сотнями, словно множество медлительных леммингов. И наконец в порту не осталось ни единого зомби.

– Они будут продолжать идти по морскому дну вечно, – сказал Хок. – Пока их кто-нибудь не съест или пока они не развалятся сами. И просто для того, чтобы быть уверенным, что вы, суки, больше не наложите на этот камень свои руки...

Он разжал ладонь. И пока де Витты пялились на происходящее, не веря собственным глазам, Хок разнес камень одним ударом топора. Сияющий кристалл с мягким звоном рассыпался на тысячи тончайших осколков. Все было кончено. Маркус и Дэвид тихо застонали. Единственный чародей, способный создать новый камень, мертв. Все инвестиции и планы пропали.

29
{"b":"11093","o":1}