ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мопсы и предубеждение
Принцип рычага. Как успевать больше за меньшее время, избавиться от рутины и создать свой идеальный образ жизни
Несбывшийся ребенок
Ледяная Принцесса. Путь власти
Чудо-Женщина. Вестница войны
Война
Су-шеф. 24 часа за плитой
Венеция не в Италии
Ты есть у меня

— БОЖЕ мой…

Снова сработало пульсирующее оружие Анаконды, и белая молния окутала «Элис Лиддел».

38

Темнота.

Темнота и внутри, и снаружи.

На борту «Элис Лиддел» не было ни одной электрической искорки, не светился ни один огонек. Ни в кабине, где множество ее разноцветных мониторов и считывающих устройств, светодиодов и индикаторов были мрачными и темными, как wine gums. Ни в трюме, где оборудование «Контрабанды» лежало слепым и немым. Ни на камбузе, где холодильник внезапно пискнул и замер. Ни в двигателях, которые выбросили и блеснули последней струйкой плазмы, а потом быстро остыли в холодной темноте.

Дублирующие устройства не работали. Бесперебойное оборудование дало сбой. В трюме, в своих углублениях, стояли грузовые роботы, неподвижные, как мертвый фраск. Наверху свернулись экстензоры, похожие на безжизненных стальных змей. Сканеры по всему корпусу не светились. Автоматические легкие, циркулировавшие и охлаждавшие воздух Элис, один раз зажужжали и смолкли.

Время шло.

В темной кабине единственными огоньками были красные глаза Кстаски. Табита сердито нажимала кнопки, дергала туда-сюда переключатели. Ничего не происходило. Она обвиняюще смотрела на Кстаску, словно он был во всем виноват. Без электричества их скоро затянет в парализующие сети «Уродливой Истины», а там электричества не будет уже никогда.

— Кстаска! — воззвали Близнецы.

Тэл, растерявшись из-за внезапно наступившей темноты, летал вокруг, ударяясь о мониторы.

— Сюда, Тэл, — сказал Марко, наконец, смягчившись.

Табита тяжело опустилась на пульт. Она загоняла и перенапрягала Элис, спасая ее от полиции, только для того, чтобы попасть в руки пиратов. В самый последний момент ее кабина была полна смятения и помех, но она не могла сделать больше ничего.

Табита чувствовала, как Близнецы похлопывают и гладят ее, просунув тощие руки сквозь ремни кресла.

— Табита…

— Табита…

— Кто они?

— Куда они нас везут?

Табита отмахнулась от них.

— Элис? — Она снова попыталась войти в режим. — Элис, ты меня слышишь?

Ответа не было. Вместо этого Табита слышала, как снова и снова тихонько ругается про себя Марко.

Она раздумывала о том, какой у нее есть выбор.

Она раздумывала о том, есть ли у нее выбор вообще.

И о том, неужели ей придется умереть.

Свет прожектора ослепил Табиту. Их захватчики обследовали свою добычу.

Близнецы снова взывали к Кстаске.

— Кстаска, неужели ты не можешь?..

— Кстаска, ты, конечно же…

Но Херувим исчез.

Он поспешно выплывал в передний шлюз левого борта, таща за собой тарелку и на ходу натягивая капюшон.

— Кстаска! — позвали они.

Ответом был только звук закрывающейся внутренней двери и волны воздуха, вырвавшейся в вакуум, когда Кстаска открыл внешнюю дверь.

— Куда это он собрался? — спросила Табита.

Похоже, даже Близнецы этого не знали.

Пиратский корабль сейчас раскинул ноги прямо перед ними, симметричный силуэт, закрывавший туманные звезды. В глазу прожектора появилось блеклое серебристое сияние, и в то же время что-то бесплотное ударилось в «Элис Лиддел».

— У-у-а-а! — закричал Марко, хватаясь за петлю, когда палуба под ним вздрогнула. Тэл вместе с мусором взвился вверх. — Что происходит?

Табита обеими руками ударила по пульту.

— Мы погибли, — сказала она. — А Кстаска сбежал и бросил нас.

Снаружи в пространстве между кораблями стрелой пронесся блестящий черный силуэт Херувима и тут же исчез из виду.

— Она летит туда, — прокомментировала Саския.

Табита обернулась и посмотрела на нее. Лицо акробатки в круге жесткого света было маской смятения, словно она испытывала какую-то обиду, боль или…

Предательство.

Неожиданно Табита все поняла.

Корабль снова покачнулся. Появилось ощущение движения, легкого, но устойчивого, когда Элис повели в сторону от ее прежней траектории.

— Что это, они нас куда-то тащат на буксире? — спросил Марко.

— Они затягивают нас внутрь, — сказала Табита.

Все предметы стали медленно сдвигаться к задней стене кабины, по мере того, как Элис поддавалась захватывавшему ее лучу.

Они все могли надеть скафандры, выйти в открытое пространство и таким образом выпутаться из этой ситуации. Пока сошло бы и это. Без компьютера Табита понятия не имела, где они находятся. На ее скафандре был сигнальный огонь, на скафандрах «Контрабанды», вероятно, — тоже, но ведь вокруг могло никого и не быть на целые гигаметры. И пираты подберут их или прикончат в считанные минуты.

Но все же они могут надеть скафандры, выйти наружу и таким образом попытаться выпутаться из этой истории. Это был выбор. Может быть, именно это и сделал Кстаска, предвосхищая ее приказ, как он это делал обычно. Однако Табита думала, что это не так.

В эту минуту Тэл пронзительно пискнул от изумления — все динамики в кабине зашипели и ожили.

— Эй, там, на «Элис Лиддел»! Эй, капитан Джут! Как у вас сегодня делишки?

— Как они это делают? — спросил Марко, протягивая руку, чтобы Тэл мог подлететь и сесть на нее.

Табита не знала. И ее это не очень интересовало.

— У них есть какие-то очень умные друзья, — сказала она.

— Хорошенькую шутку ты сейчас проделала, капитан Джут, — продолжал голос. — А вот это — тебе.

В кабине резко поднялось давление.

Тэл пронзительно взвизгнул и вывалился из воздуха, он лежал спиной на стене и отчаянно отбивался от невидимого врага, терзавшего его крошечное тельце. Ремни не держали и уже не могли защитить Табиту, и у нее появилось ощущение, словно ее внутренности прижимают к скелету.

— Отвалите, ублюдки! — невнятно заорал Марко.

Но давление уже снова падало.

— У тебя есть еще какие-нибудь сюрпризы, капитан?

— Дай нам хоть какой-то шанс, мерзавец! — взмолился Марко, ползя наверх за задыхавшейся птицей.

— Это следует понимать как «нет»? — спросил голос и после паузы добавил: — О'кей. А теперь просто сидите там у себя и ничего не трогайте. Мы с вами увидимся, причем очень скоро, — заявил он с ленивым добродушием.

Надежно захваченную лучом, «Элис Лиддел» неумолимо тянуло по направлению к «Уродливой истине» и парализующим сетям. Нижняя часть этого грабителя с большой космической дороги стала распахиваться, так что они смогли различить блистерный отсек и внутри — маленькие фигурки членов экипажа.

— Вы его видите? — спросила Табита.

— Кого? — поинтересовался Могул.

— Херувима, — ответила Табита. Она выбралась из повисших ремней и стала осторожно спускаться вниз по трапу, показавшемуся очень крутым при вновь появившейся гравитации, — к шкафу со скафандром. Марко не мог понять: — Это Серафимы? Это корабль Серафимов?

— Нет. — Скафандр Табиты находился там, где она его оставила, — в ее каюте. Ей нужен был скафандр для работы на корпусе. Табита достала его. — Серафимы скорее умерли бы, чем позволили бы кому-нибудь увидеть, как они летают на таком куске дерьма. Надевайте скафандры.

— Куда делась Кстаска? — спросила брата Саския.

— А как ты думаешь? — коротко бросила Табита. И стала одеваться.

— Табита! — Они были поражены. — Табита, он пытался нас спасти!

— Она навела для тебя торпеды!

— Откуда вы знаете? Откуда вы знаете, что он нарочно их не испортил?

— Послушай, Табита, не можешь же ты на самом деле думать…

— Насколько хорошо вы вообще его знаете? Насколько хорошо вы можете знать этого сверхтехнического головастика? — Табита застегнула замок на шее и взялась за шлем. — У кого еще есть такая технология, чтобы сцапать корабль в середине прыжка?

На этот вопрос ответить они не могли.

— Надевайте скафандры, черт бы вас побрал.

Они побрели мимо Табиты в трюм.

На самом деле Табита Джут так же мало была осведомлена о Херувимах, как и все в кабине, и даже меньше, чем многие из них. Но она была в жутком состоянии, злая и невыспавшаяся, и все ее возмущение и недоверие выплеснулось наружу.

60
{"b":"11097","o":1}