ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я думал, ты не умеешь готовить.

– Не умею. Ну и что? После первого же ужина у тебя не останется ни одного помощника и некому будет приказывать.

– О, кей! – Улыбка снова осветила лицо Монти, согнав с него мрачное, как грозовая туча, выражение. – Обещаю советоваться с тобой перед тем, как принимать решения. Но предупреждаю, что никогда не делал этого раньше и по забывчивости не всегда могу сдержать свое обещание. Но постараюсь.

– От меня еще никогда не отмахивались, как от назойливой мухи, – ответила Айрис, чувствуя, как от улыбки юноши на ее лице появляется какое-то глуповато-легкомысленное выражение. – В свою очередь обещаю не нарушать больше твое душевное равновесие. И попытаюсь не выходить из себя.

– Хелен этим очень славилась!

– Я знаю, что поведение моей матери не всегда заслуживало одобрения. Но я была бы очень признательна тебе, если бы ты перестал критиковать ее при каждом удобном случае. Тебе бы тоже не понравилось, если бы я вела себя подобным образом по отношению к твоим родителям. – Айрис сорвала виноградную лозу, оборвала с нее ягоды и бросила в реку.

– Говори о моем отце все, что угодно. Спорю, что все, что ты скажешь, пролетит мимо цели, – отозвался Монти.

– Ты сам знаешь, что я могу сказать, – раздражаясь, подхватила девушка.

– Ладно, ладно. Оставляю Хелен в покое. Продолжим разговор. Я хочу, чтобы Фрэнк и его люди отъехали как можно дальше от нас и там, в отдалении, разбили свой лагерь. Именно поэтому я отказался накормить их. Надеюсь, голод вынудит их гнать лошадей, пока они не выберутся за пределы территории индейцев.

– Ты думаешь, они могут вернуться?

– Думаю, они могут попытаться снять стадо с места. Таким образом они накажут меня и получат возможность угнать несколько коров.

– Но не думаешь же ты, что они…

– Вот именно. Мы с Хеном сегодня не будем ложиться. Если начнется паника среди скота, оставайся с Тайлером. А мы с Хеном попробуем сами все уладить.

Айрис не переставала удивляться. Ей казалось, что она уже многому научилась, но вот случалось какое-либо происшествие – и она снова и снова осознавала, как опрометчиво поступила, пустившись в такой трудный путь так безрассудно, такой неподготовленной.

Монти быстрыми шагами направился к лагерю.

– Карлос и Джо, идите ко мне, – едва войдя в пределы лагеря, позвал он. – А остальные побыстрее собирайте свои пожитки.

Монти повернулся и, не глядя, следуют ли за ним названные, пошел обратно. Айрис захотелось убежать и предоставить юноше самому уладить все вопросы, но она понимала, что не имеет права уходить. Она сама вынудила Монти оставить Карлоса и Джо и должна была убедиться, что они не доставят лишних неприятностей.

– Меня это не устраивает, – угрюмо заявил Джо, едва узнав об условиях, на которых их оставляли. – Я не вор, и ты не можешь обращаться со мной как с вором.

– Монти не считает тебя вором. – Айрис попыталась сгладить напряжение. – Ты и сам это поймешь, когда немного поработаешь рядом с ним.

– Таковы мои условия, – повторил Монти, не желая церемониться с собеседниками. – Больше я ничего не могу вам предложить.

На минуту Айрис показалось, что Карлос уйдет вслед за Фрэнком.

– Я остаюсь, – выговорил он наконец. – Я пытался уговорить Айрис разделить стадо, но она отказалась. А теперь, когда ты уволил ее людей, я не могу оставить ее с тобой. О ней некому будет позаботиться, если я уйду.

– Я бы очень хотел, чтобы ни одного из вас здесь не было, – с такой же откровенностью произнес Монти. – Но Айрис, кажется, полагает, что ты имеешь такое же право, как и она, находиться здесь. И пока она так думает, я постараюсь терпеть тебя.

– Ты действительно так сказала? – с искренним удивлением обратился молодой человек к сестре.

– Конечно. Я всегда считала, что отец несправедливо обошелся с тобой. Я думаю, что…

– Об этом вы сможете поговорить позднее, – прервал ее Монти. – Так вы останетесь или нет?

Карлос повернулся к Джо.

– Хорошо, – произнес тот. – Но если кто-нибудь будет обращаться со мной как с вором, я за себя не ручаюсь.

– А ты не берись не за свое дело, – спокойно парировал Монти.

Вызов был брошен, и оба решили доказать друг другу свою правоту. Айрис почувствовала, что беды не миновать.

– А теперь возвращайтесь к стаду, – бросил Монти через плечо и повернулся к Айрис. – Готовь банковский чек.

– Что ты хочешь сказать? – удивленно спросила девушка.

– Ты должна расплатиться с ними чеком – иначе они не уедут.

У Айрис не было ни счета в банке, ни тем более чека. Все ее состояние заключалось в 162 кусочках золота, спрятанных в специальном ремне, который она носила на талии.

– Ты не можешь расплатиться с ними за меня? Я потом верну тебе деньги.

– Не могу. Мне пришлось бы тратить деньги, принадлежащие семье.

Она и не ожидала, что он согласится, но такой прямой и грубый отказ удивил и обидел. Если Монти и вынужден отказать, то почему он не делает этого с сожалением?!

– Ты же в состоянии заплатить им, не так ли?

– А что произойдет, если не в состоянии?

– Тогда у них будут все основания забрать твой скот.

– Ой! Нет, у меня есть, есть деньги, но просто есть и небольшая проблема…

– У тебя все проблемы «небольшие». Ну почему ты не можешь вести себя так, как другие?

– Потому что я женщина, – вспыхнула Айрис, – а вы, мужчины, забываете это.

– Но ты не можешь ни в чем обвинить меня, я ведь ни в чем тебя не стесняю.

Айрис почувствовала легкий укор совести.

– Можем мы снова на несколько минут спуститься к реке?

– Зачем?

– Я скажу тебе потом.

– Хорошо. Но лучше не тратить время зря.

– Возьми лошадь. А я возьму свою.

– Ты что, собираешься похитить меня, Айрис?

– Не говори глупостей. Так ты идешь за лошадью?

– А, дьявол! Да.

– Ну хорошо, – сказал Монти, когда они удалились от лагеря на некоторое расстояние. – Что теперь?

– У меня нет банковского счета. Монти был ошарашен.

– Я не доверяю банку. Особенно после того, что он сделал со мной. И этот жалкий банкиришка еще сказал мне, что не удивится, если и другие кредиторы придут требовать возврата долгов, о которых я и не подозревала.

– Но какое отношение все это имеет к…

– Как же я могла доверить деньги такому банкиру, который мог бы запросто отдать их любому, кто потребует вернуть долг? Мне показалось, что он был бы счастлив, увидев меня нищей.

– И что ты сделала?

– Спрятала их.

– Великолепно! Где же они? Под кустом, который остался на юге Техаса?

– Нет, я не зарывала их, они не на юге Техаса. Айрис с отчаянием подумала, что, вероятно, она никогда не научится получать одобрение Монти. Неужели он не осознает, что обращается с ней еще хуже, чем Джордж обращался с ним?!

– В походном фургоне есть секретное отделение. Мать обычно прятала там драгоценности.

– Так значит, когда ты хотела побыть одна…

– Да, я доставала оттуда деньги.

– И положила их в сумки?

– Они уже не в сумках, – созналась девушка. – Но я хочу, чтобы все думали, что они там.

– Одно из двух: или я слишком много работаю и просто одурел уже, или меня настиг солнечный удар, – растерянно произнес Монти, – но я ничего не понимаю.

– Деньги находятся в поясе на моей талии, – призналась, наконец, Айрис, – не я не хочу, чтобы об этом кто-нибудь знал.

– Ты хочешь сказать, что все свое состояние, от которого зависит твоя судьба, ты носишь с собой и свободно ездишь по дикой прерии?

– Честно говоря, там не так уж и много – всего около трех тысяч долларов.

Монти был поражен до глубины души.

– Неужели ты не понимаешь, какая опасность тебе грозит? Да любой из уволенных мной за три тысячи долларов свободно убьет тебя и бросит тело в реку.

– Но у меня не было другого выхода.

– Уверен, что был. Но сейчас об этом поздно говорить. Что ты хочешь просить меня сделать?

– Я хочу отдать тебе деньги, чтобы ты расплатился с моими людьми сам.

48
{"b":"11098","o":1}