ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ничего, – ответила Бетти. – Они перерыли весь фургон и забрали все, что, на их взгляд, могло пригодиться. Все отобранное они погрузили на лошадей и увезли, а фургон подожгли. Забрали даже мулов. Думаю, сейчас их уже доедают.

Айрис всегда недолюбливала мулов: они казались ей уродливыми, к тому же частенько были несговорчивыми. Но тем не менее девушка полагала, что даже самый упрямый осел заслуживает лучшей участи, чем быть съеденным.

Затем она вспомнила умирающих от голода женщин и детей в индейском поселке, которые были готовы съесть все, что угодно…

– Миссис Крейн хочет добраться до Доджа, – сказал Монти Айрис.

– Пожалуйста, зовите меня Бетти. Я постараюсь найти в городе работу. После всего случившегося у меня нет желания жить за городом.

– Вы по-своему правы, – сказала Айрис. – Если бы со мной такое произошло, я бы, наверное, не остановилась, пока не добежала бы до Миссисипи. – Девушка отвела Бетти Крейн в сторону. – Вы, должно быть, очень голодны. Вам станет лучше, как только вы съедите что-нибудь горячее. Наш Тайлер – великолепный повар.

– Благодарю вас. Но я не могу сидеть без работы.

– Но вам нужно отдохнуть. Вы проделали такой путь пешком, что ваши ноги, я думаю, просто онемели от усталости.

– К сожалению, нам некуда посадить вас, мэм, – заметил Монти. – Кресла из фургона Айрис мы продали в Форте Ворте, но ребята сейчас принесут для вас полено. Они поищут.

– Я причиняю столько хлопот! Не хочу быть обузой, – расстроенно произнесла Бетти.

Едва она договорила, как тут же половина мужчин бросилась к реке на поиски бревна. Мгновенно затрещал кустарник и послышались громкие голоса ищущих, извещавших о своих находках.

– Вы не будете обузой, – успокоил женщину Монти. – Нам будет приятно заботиться о вас.

Он замолчал, очевидно подыскивая слова, чтобы сказать еще что-то. Айрис изумило его поведение. Монти всегда был так решителен!

– Мне не хотелось бы делать вам больно, мэм, но я должен узнать, где вы находились, когда на вас напали. Думаю, нужно похоронить вашего супруга.

– Я не могу позволить вам это, – глаза Бетти наполнились страхом, индейцы могут находиться еще где-то поблизости.

– Индейцы, которые промышляют мародерством, обычно не задерживаются на одном месте. Они предпочитают кочевать. Но даже если они еще там, мы возьмем с собой на всякий случай пару наших команчей. Не думаю, что они решатся потревожить нас.

Айрис никогда не считала себя самоотверженной, хотя ей не чужды были великодушие, доброта и стремление прийти на помощь нуждающемуся. И она никогда не считала себя завистливой – у нее не было на то причин: всю свою жизнь она всегда находилась в центре внимания.

Но наблюдая, как Монти суетится вокруг бревна, которое ковбои притащили от реки, стараясь убедиться, что оно достаточно удобное для сидения, сухое, на нем нет муравьев, слушая, как он терпеливо и старательно описывает окружающую местность, помогая Бетти вспомнить расположение случившегося, Айрис почувствовала, как жгучая зависть к незнакомке вкрадывается в ее сердце. Новое ощущение было неожиданным, непривычным и поначалу непонятным. И лишь когда одна и та же мысль несколько раз пронеслась в голове девушки, она вынуждена была признаться себе, что завидует Бетти.

Ну почему Монти с ней так не обращается?

В этот вечер Монти не поехал проверять другое стадо, а остался в лагере. И нисколько не смущался того, что за ужином сидел рядом с миссис Крейн и разговаривал преимущественно с ней. Он из кожи лез, чтобы быть галантным, и был им.

Когда же Бетти поднялась, чтобы наполнить едой тарелку Монти и принести ему свежий кофе, Айрис от досады прикусила губу. Ей самой и в голову не приходило, что можно вот так ненавязчиво поухаживать за мужчиной, оказать ему внимание. Наоборот, он часто подавал ей кофе, и она принимала это как должное. Но теперь девушка осознала, насколько глубоко заблуждалась. Мать дома приучила всех исполнять любое желание Айрис, и, даже не осознавая это, девушка выросла с мыслью, что и все всегда должны ей угождать.

Наблюдая за Бетти Крейн, которая переходила от одного ковбоя к другому, наполняла их тарелки и чашки, благодарила, что они нашли для нее бревно, заверяла каждого, что ее присутствие не осложнит их работу. Айрис поняла, что перед ней совершенно другой тип женщины. Женщина эта свои отношения с мужчинами определяла не красотой, не деньгами, не положением в обществе.

Бетти никак нельзя было назвать красавицей. Конечно же, если бы она отдохнула, приняла ванну и переоделась, то она стала бы довольно симпатичной и милой. Но не больше. У нее была самая заурядная внешность. По возрасту она была не намного старше Айрис, но суровое испытание наложило на нее отпечаток, и она казалась старше. В этой женщине не было ничего соблазнительного: маленький рост, плоская грудь, хотя, правда, двигалась она довольно изящно. Однако доброта, которой был пронизан ее голос, ласкала слух.

Да, между Айрис и Бетти существовало огромное различие. Айрис красива и обольстительна, но… Для нее никто не бросился искать бревно. Почему?

Мысли начали путаться, когда к Айрис подошел Монти и присел рядом. Сердце забилось быстрее. Девушка пыталась уговорить себя вести с ним холодно, официально. Не нужно было, чтобы он узнал, что занимает все ее мысли и день, и ночь.

Но Айрис не удалось подавить свои чувства. От его близости ее сразу бросило в жар. Мысли о его сильных, мускулистых ногах, которые были рядом с ее ногами, заставили девушку затрепетать. Какие у него могучие руки и плечи! Как он уверен в себе – и это производило самое большое впечатление: женщине, которой удастся покорить этого человека, он бросит к ногам весь мир!

– Тебе придется поделиться с миссис Крейн своими платьями, – сказал он низким голосом. – То, что на ней, не выдержит до Доджа.

Первая фраза, которую Монти сказал ей за несколько дней, касалась если не коров, то другой женщины. Разочарование причинило девушке почти физическую боль. Однако Айрис постаралась скрыть свои чувства – она должна помочь Бетти.

– Но у нас разные размеры.

– Она сможет подшить платье, – сказал Монти. – Она очень способная женщина. Я дал ей свое одеяло, но ума не приложу, что можно приспособить вместо подушки.

Айрис не нашлась, что ответить. Она чувствовала расположение к Бетти Крейн. Девушка сама потеряла семью и хорошо понимала, что значит остаться совершенно одной на всем белом свете. И все же не могла избавиться от неприятного чувства зависти. Монти никогда не беспокоился о том, чтобы найти подушку для нее, Айрис.

Юноша поднялся.

– Жаль уходить, но я должен проведать другое стадо. Ты ведь сможешь присмотреть за ней часок или чуть больше? Я скоро вернусь.

И Монти уехал, не сказав больше ни слова. После ночи любви, после того, как он не разговаривал с ней почти неделю, он заботился только о коровах да о женщине, которую едва знает.

Глаза Айрис наполнились слезами. Никогда в жизни она не чувствовала себя такой несчастной, никому не нужной. Этот человек ожидал, что Айрис, которая и о себе не заботилась, присмотрит за этой чужой женщиной, будет добра к ней, даже поделится своей одеждой!

Но девушка понимала, что не Бетти и не одежда вызвали такое жгучее чувство обиды. Нет, как всегда, причина была в Монти. Только в Монти. Да, он беспокоится из-за платья Бетти Крейн, которое превратилось в лохмотья, но не замечает, что чувство собственного достоинства Айрис Ричмонд разлетелось в пух и прах. Он хлопотал о постели для Бетти, но не видел, что Айрис несчастна. Он собирался рисковать жизнью, чтобы похоронить мужа этой незнакомки, но не придавал значения тому, что любовь его близкого человека гибнет от недостатка внимания.

Да что он вообще видел, этот Монти?!

Подошла Бетти и села рядом с Айрис.

– Не хочу быть навязчивой, но не могли бы вы… – начала она.

– У меня немного одежды, – перебила ее Айрис, надеясь, что дым от костра сможет послужить убедительным объяснением слез в ее глазах. – Но вы можете выбрать все, что вам подойдет.

57
{"b":"11098","o":1}