ЛитМир - Электронная Библиотека

Но Айрис не могла винить мужчин за такое внимание к женщине. Бетти уже знала имена всех ковбоев и нашла подход к каждому из них, знала, что им сказать, и улыбалась доброжелательно и заботливо. И так, как будто ничего особенного не делала.

– Я должна отплатить им добром за те хлопоты, которые доставляю, – объяснила Бетти Айрис. – У меня нет денег. Но я знаю, что мужчины любят сладости – почему бы не сделать им приятное?!

Объяснение Бетти еще больше удручило девушку. Она ведь не догадалась поблагодарить никого за причиненные беспокойства, даже Монти. А уж она доставила беспокойств гораздо больше, чем Бетти.

Да и как она могла отблагодарить и Монти, и его людей? Что она умела, кроме как строить глазки, вилять бедрами да поражать красотой?

Девушка никогда еще не чувствовала себя такой несчастной и жалкой. Как она могла ждать, что Монти или кто другой полюбит ее? Она всегда думала о своих достоинствах с точки зрения богатства, положения в свете, красоты… Пока она обладала всем этим, люди как будто любили ее. И, возможно, продолжали бы любить, не потеряй она первых два достоинства. Но это была ложная любовь.

Она надеялась, что ее неотразимая внешность спасет ее. Но выяснилось, что внешность может заставить испытывать влечение, но не любовь.

И вот появилась Бетти Крейн. Обычная, в чем-то заурядная Бетти Крейн, у которой не было ничего, и мужчины лезут вон из кожи, чтобы угодить ей. Потому что она обладает массой женских достоинств, которых нет у великолепной Айрис.

Что ж, жизнь преподнесла тяжелый и горький урок. Произошло то, о чем она начала подозревать уже несколько лет тому назад. Ей не хотелось превращаться в тот тип женщины, она инстинктивно отвергала это, в который изо всех сил старалась превратить ее Хелен. Она не хотела ставить своей целью в жизни заманивание мужчин, не хотела их ослеплять красотой, заставлять безумствовать, ослеплять и обольщать, выманивая драгоценности, подарки, наряды и прочую ерунду. Она не хотела, чтобы люди ценили ее только из-за красивой внешности.

Айрис хотела быть похожей на Бетти, чтобы ее ценили за ее внутренние качества. Но что в ней можно любить? Она не умеет ласково обращаться с мужчинами, говорить им добрые слова, не умеет готовить, подавать на стол, убирать, мыть посуду. Девушку с детства учили смотреть на мужчин как на противников, которых надо победить и пленить, потребовать от них заботы и защиты. Все, что Айрис делала в жизни, она делала только для себя.

Девушка тяжело вздохнула. Она умудрилась дожить до 19 лет и научиться лишь малой доли того, что делает женщину настоящей женщиной. Видимо, сейчас наступило время, чтобы научиться всему остальному. И лучшего наставника, чем Бетти, трудно сыскать.

– Терпеть не могу бывать рядом с Рандольфом, но рад видеть тебя.

Айрис подняла глаза и увидела улыбающегося Карлоса. Он стоял рядом с ней.

– Я устал до чертиков. Джо говорит то же самое.

– Представляю, как ты обрадовался, встретив его.

– Ага. Мы с Солти прекрасно ладим, у него золотой характер, он отличный парень. Но так приятно снова вернуться к друзьям!

Друзья! Айрис вдруг осознала, что у нее их никогда не было, не было ни одного человека, которого она могла назвать своим настоящим другом. Единственный, на кого она могла рассчитывать, это Монти, но и его она попросту заставила себе помогать.

– Когда она появилась? – спросил Карлос, указав на Бетти. – Она забавно выглядит в этом наряде.

– Это мое переделанное платье. Ее мужа убили индейцы и забрали все их имущество.

– Бедняжка, – посочувствовал Карлос. – Похоже, она здесь уже освоилась. И куда она теперь направляется?

– Кажется, в Додж. Она приготовила такие вкусные пончики, что пальчики оближешь. Ребятам жаль будет с ней расставаться.

Айрис подумала: будет ли кто жалеть, расставаясь с ней? Она сомневалась, что кто-нибудь даже заметит ее исчезновение. Она так была поглощена собственными проблемами, что не обращала никакого внимания на жизнь окружающих ее людей, отгородилась от них непроницаемой стеной отчуждения. Правда, Рандольфы разговаривали с ней, за исключением Хена, но остальным до нее и дела не было.

В последнее время Айрис не раз наблюдала, как светлели лица ковбоев и как радостно начинали светиться их глаза, как только рядом появлялась Бетти. И чем больше наблюдала, тем больше мрачнела и теряла последнюю надежду.

Внезапно Айрис осенило. Она вскочила.

– Пойдем, нам нужно кое о чем переговорить. Как только они удалились настолько, что их не могли уже слышать, девушка повернулась к брату.

– Ты подумал над моим предложением?

– Х-м?

– Насчет того, чтобы стать моим управляющим?

– Да. Я согласен.

– Хорошо. Я собираюсь отделить тебе половину ранчо.

ГЛАВА XX

– Ты соображаешь, что говоришь?

– Конечно. Я намерена отдать тебе половину ранчо. Ты имеешь на него такие же права, как и я.

– Но ты ничего не знаешь обо мне. Я могу оказаться никудышним управляющим. Откуда ты знаешь, что я не попытаюсь обокрасть тебя и не приберу к рукам все ранчо?!

Айрис рассмеялась.

– Ты не можешь быть худшим владельцем, чем я. Кроме того, если я выйду замуж, я, возможно, передам тебе все ранчо.

Конечно, Айрис не собиралась этого делать, но сейчас не могла удержаться от соблазна помечтать о том, что когда-либо сможет освободиться от тяжелого бремени беспокойства за стадо.

– Я бы хотел осесть, – сказал Карлос. – Быть свободным, как вольная пташка, далеко не так хорошо, как думают многие.

– Лично я не нахожу ничего интересного в этом, – подхватила девушка, – ведь никогда не знаешь, где будешь спать. Никогда не знаешь, что будешь есть. Не говоря уже о крыше над головой.

– Не очень-то сладкая жизнь у бродяг, верно?

– Совсем несладкая. Если я когда-нибудь избавлюсь от этого проклятого стада, я куплю себе большой дом, найму повара и экономку, накуплю себе нарядов. – Она окинула взглядом свой сильно поношеный и запыленный костюм. – Я не хочу больше носить эти ужасные тряпки.

– Ты можешь позволить себе это. Ты богата.

– Ошибаешься. Отец был почти разорен. Все, что у меня осталось, здесь. Как ты думаешь, почему я отправилась в Вайоминг? Именно поэтому я рассчитываю на твою помощь. Кроме того, половина всего по праву принадлежит тебе.

– Но по завещанию ты всем владеешь.

– Неважно. Ты такой же ребенок отца, как и я.

– Ты и так невероятно щедра, если предлагаешь мне стать управляющим. Мне не нужно большего.

– Нужно.

– Ты уже говорила кому-нибудь о своем решении?

– Нет. А почему ты спрашиваешь?

– Обдумай все еще раз хорошенько. Ты можешь быстро выйти замуж, и твой супруг не согласится с тем, что ты отдаешь свое наследство полуграмотному мексиканскому бродяге.

– Не смей себя так никогда больше называть, – сердито возразила девушка. – Ты Карлос Ричмонд. Твоя мать была первой женой моего отца. Она умерла, когда тебе было пять лет.

– Но ты же знаешь, что это неправда.

– Меня это не волнует. Так я собираюсь говорить людям. А сейчас нам пора возвращаться. Если бы только я могла поменять седло на постель! Временами я начинаю жалеть, что не последовала совету Монти.

– Какому совету?

– Сесть на поезд и встретить вас в Чейни.

– Почему же ты не последовала этому совету?

– Потому что спятила и никак не хотела упускать из виду этих глупых коров – все мое богатство.

Айрис посмотрела на стадо. Перед ней было море голов. Тысячи темных теней начинали сливаться в одну. Большинство животных медленно передвигалось по пастбищу. Некоторые, уже наевшись, весело резвились, особенно телята, освободившиеся от материнской опеки. То тут, то там виднелись лежащие, уставшие в пути коровы, тоже уже наполнившие желудки сочной, спелой травой.

В дозоре обычно находились три человека, но сейчас Айрис заметила лишь одного. Это был уже знакомый девушке певец заунывных песен. Мрачный речитатив, вероятно, не тревожил животных, но зато действовал на нервы хозяйке. К счастью, певец удалялся. «Может, удастся заснуть прежде, чем он вернется?» – подумала Айрис.

59
{"b":"11098","o":1}