ЛитМир - Электронная Библиотека

Монти то и дело говорил себе, что еще не пришло время встречи с Айрис.

Он дал себе клятву, что наладит дела на собственном ранчо прежде, чем предложит Айрис стать его женой. Но пока, кроме земли и стада, у него ничего не было. Он уже начал строить сарай, но жил в палатке, так как дом представлял собой груду бревен. Нe было даже загона. Днем он пас лошадей на пастбище, а на ночь стреноживал их. Он чувствовал себя одиноким поселенцем посреди огромной открытой равнины.

Несколько раз Монти уже готов был оседлать Найтмара и отправиться в Секл-Севен, но каждый раз останавливал себя. Он поклялся основать ранчо и наладить дела и не мог отступить от своего обещания. Монти всячески стремился избавиться от соблазна посетить Айрис. К тому же Солти прекрасно справлялся с обязанностями на Секл-Севен, и в присутствии Монти не было необходимости.

Монти заключил с Джорджем соглашение на год, и он обязан был все это время неукоснительно выполнять договор. Поэтому для работы на своем ранчо оставалось лишь малое время, да и то его надо было урывать от сна, еды. Однако Монти был доволен, что занят с утра до ночи, так как на размышления об Айрис иногда просто не хватало сил.

Но ему мучительно хотелось увидеть девушку. Однако пока он не мог предложить ей выйти замуж – некуда было привести жену. Не было дома.

Монти никак не мог решить, какой дом строить. Все зависело от Айрис. Несколько месяцев он пытался убедить ее в том, что такой женщине, как она, нет места рядом с ним. И теперь понимал, что для того, чтобы убедить ее в искренности своих сегодняшних желаний, одного фургона с мебелью, пожалуй, будет маловато.

Монти был мужественным человеком, но мысль о том, что объясняться с Айрис придется под испытывающими взглядами Карлоса и Бетти, заставляла его трепетать. Нельзя было забывать и о вездесущем Джо, который был тенью Карлоса.

Но и ждать Монти не мог. Как только Айрис узнает о фургоне, она поймет, что Монти в Вайоминге. И если он не появится сам вскоре, девушка не поверит в его любовь.

Время тянулось мучительно медленно.

Когда Монти ненароком встретил Ферн, он выдал себя с головой. Пришлось выложить все как на духу, начиная с того момента, как он приехал в Додж и не нашел Айрис.

Вынужденный делиться мыслями и сомнениями, Монти был несказанно обрадован, что этим человеком оказалась Ферн. Ни с кем другим юноша не смог бы быть так откровенен. Он никому не мог сказать, что до сих пор хранит письмо Айрис. Мало того, он перечитывал его каждый день, что только усиливало душевные муки.

Чем бы Монти не пытался заняться, его мысли постепенно обращались к Айрис. Откровенный разговор с Ферн сломил последнее сопротивление.

Пути обратно не было.

Монти должен был увидеть Айрис. Чтобы не сойти с ума.

Молодой человек твердо решил положить конец неопределенности. Он подхватил седло, и быстрыми шагами направился к Найтмару. Он собирался встретиться с Айрис. И ничто: ни буря, ни мгла, ни Карлос, ни Бетти – больше не могли помешать ему. Он твердо решил выяснить, мог ли он рассчитывать на любовь девушки.

В тот момент, когда Монти готовился нанести визит любимой, Айрис поднялась на вершину холма примерно в ста ярдах от молодого человека. Почувствовав неуверенность, она замедлила ход лошади.

– Если вы думаете, что я собираюсь ждать, пока вы соберетесь с мужеством, чтобы заговорить с ним, то заблуждаетесь. У меня уже зуб на зуб не попадает от холода, – сказал Мэдисон и подхлестнул лошадь Айрис.

Животное так резко рвануло вперед, что девушка с трудом сохранила равновесие. Стук копыт заставил Монти поднять глаза. Долю секунды он с недоверием смотрел на всадницу. Затем пришел в себя от изумления и побежал ей навстречу.

Айрис от радости вонзила шпоры в бока лошади. У нее не осталось больше сомнений. Они встретились среди фейерверка из мелькающих копыт и вздымающихся в воздух камней. Не говоря ни слова, Айрис высвободилась из стремян и упала в руки Монти.

– Готов поспорить, что твоя мать ничему подобному тебя не учила, – лукаво произнес юноша.

– Зато она учила меня добиваться того, чего хочешь. А я хочу тебя.

– Даже несмотря на то, что я упрямый осел и говорю все невпопад?

– Да. Если Мэдисон смог измениться настолько, что такая женщина, как Ферн, счастлива с ним, то и ты сможешь.

– Но мы с Мэдисоном непохожи. У Мэдисона есть мозги и честолюбие. В один прекрасный день он станет богаче всех нас вместе взятых. У меня более скромные желания. Я хочу только управлять стадом, ездить верхом на хорошей лошади и любить прекрасную женщину.

– И есть дома пищу, которую можно распознать.

– И это тоже, – со смехом согласился Монти, крепко обнимая Айрис. – А теперь будь серьезной. Я должен знать, сможешь ли ты примириться с моими недостатками. Я люблю тебя, но я грубый, безрассудный и вспыльчивый. Я просто скопище пороков.

– И все-таки я не откажусь от тебя.

– Эй, вы двое, вы уже решили, что собираетесь делать? – спросил Мэдисон, приближаясь к ним и ведя лошадь Айрис. – Я продрог до нитки, мне не нравится такая погода.

– Мэдисон боится свежего воздуха, так как привык жить в теплом доме, – пошутил Монти, забирая из рук брата поводья.

– Я никогда не любил долго бывать на воздухе, даже когда жил в Техасе, где было жарко, как в преисподне. Я хочу побыстрее вернуться к Ферн. За ней надо присматривать. В вашем распоряжении час, чтобы выяснить отношения. Если через час вас не будет дома, я пошлю за вами Солти. Сам собираюсь провести весь день рядом с Ферн.

– Бизнес требует от него жестокости и твердости, но в семье он щедр на заботу. – Монти привязал лошадь Айрис к перекладине. – Я никогда не обращался с тобой так, как Мэдисон и Джордж обращаются с Ферн и Розой. Чем больше я думал о Розе, тем больше ее безупречность пугала меня. Не чувствую себя уверенным и с Ферн, потому что она ездит верхом и бросает лассо чуть ли не лучше меня.

Айрис разомкнула обнимавшие ее руки.

– Так значит ты любишь меня потому, что я все делаю хуже тебя?!

Монти снова заключил девушку в объятия и, притянув к себе, нежно поцеловал.

– Я люблю тебя такой, какая ты есть. И хотя сейчас я снова готов разозлиться на тебя и уверен, что не в последний раз, я не смогу жениться на женщине, которую не люблю. Даже если она само совершенство.

– Так ты действительно любишь меня?

– Я люблю тебя даже больше, чем мог вообразить.

– И тебя не смущают мои ужасные родители?

– Не смущают и никогда не смущали.

– Докажи.

Монти смотрел, не понимая.

– У нас в распоряжении целый час, – лукаво добавила девушка.

Повторного приглашения не потребовалось. Подхватив Айрис на руки, Монти понес ее в комнату. Но любовь была торопливой. Впереди их ждали целые годы, которые они могли посвятить неспешным и обстоятельным любовным играм. Но сейчас они могли предаться лишь бешено вспыхнувшей страсти.

– Ты уверен в своем желании жениться на мне? – спросила Айрис, прильнув к Монти всем телом. – Я по-прежнему не готова к роли жены владельца ранчо.

– Конечно, уверен. Но почему ты спрашиваешь?

– После того, что ты наговорил мне, отсылая в Додж, я не уверена в твоей любви.

– Да, я заслужил твое недоверие. Но тогда я был не в состоянии решить все проблемы. Мне предстояло многое изменить.

– Ты уже все изменил?

– Почти. Мне кажется, я всю жизнь буду очень чувствительным к замечаниям Джорджа. Он для меня в большей степени отец, чем настоящий папаша. Но я понял, что смогу жить без его одобрения. Это будет тяжело, но я смогу. Мэдисон, например, всегда так жил.

– А Хен?

– С Хеном все по-другому.

Сердце Айрис сжалось в недобром предчувствии.

– Именно Хен назвал меня глупцом, когда я отпустил тебя.

Айрис удивилась.

– Но Хен же ненавидит меня.

– Нет, ты не права. Он злился, так как думал, что я потворствую всем твоим капризам и позволяю руководить собой. Но ненависти к тебе у него нет. Еще он сказал, что если я глуп настолько, что хочу отказаться от тебя, то мне надо бы поискать другого брата-близнеца.

75
{"b":"11098","o":1}