ЛитМир - Электронная Библиотека

Ожидание оказалось весьма томительным. Она изнывала от скуки и безделья. В спешке покидая Райхилл, она совершенно не учла необходимость чем-то занимать себя на досуге. Кейт никогда не нравилось шитье, но она с радостью подрубила бы дюжину носовых платков, просто чтобы заполнить время.

Тоскливые минуты по-прежнему текли, складываясь в часы. Она обыскала комнату в поисках чего-то, чем можно заняться, но каюту тщательно прибрали, прежде чем они с Бреттом взошли на борт корабля.

Она снова уселась и попыталась подумать о своем будущем – будущем, в котором не было места Бретту, но при мысли об этом у нее становилось тяжело на душе, и она не могла сосредоточиться. Кейт попыталась решить, что она сделает или скажет в следующий раз, когда они останутся наедине, но воспоминания о прошлой ночи вывели ее из равновесия, лишив всякой способности думать. В любом случае это скорее всего ничего не изменит. Бретт привык ожидать, что все сложится так, как хочет он, и, судя по ее скудному опыту общения с ним, так оно и выходило, какие бы препятствия ни стояли на его пути. Она снова глубоко вздохнула и приготовилась ждать.

Спустя один из самых долгих и томительных часов в ее жизни она услышала стук в дверь и бросилась к ней, чтобы распахнуть ее. Но в последнюю минуту осторожность удержала ее от того, чтобы выбежать в коридор и встретить Бретта с распростертыми объятиями.

– Кто там? – позвала она, приложив ухо к двери.

– Это Чарлз, миссис Уэстбрук. – Кейт испустила вздох облегчения и отперла дверь. – Мистер Уэстбрук послал меня спросить, не желаете ли вы отобедать на палубе. Погода по-прежнему стоит ясная, и солнце пригревает.

Кейт согласилась бы отобедать на смотровой площадке, лишь бы выбраться из этой комнаты. Она была уверена, что сможет вынести любопытные взгляды, только заручившись поддержкой Бретта, но после утра, проведенного взаперти в четырех стенах, толпа глазеющих на нее людей казалась ей ничтожной платой за возможность выйти на свободу.

«Ты ведешь себя как дура, – пожурила она себя. – Ты замужняя женщина, путешествующая вместе с мужем, и ты не сделала ничего такого, чего не делают замужние женщины. В сущности, все полагают, что ты спишь с Бреттом. Если бы ты этого не делала, вот тогда бы они действительно уставились на тебя, как на диковинку, так что прекрати выдумывать бог знает что, поднимайся на палубу и постарайся вести себя как обычная, благоразумная замужняя дама».

Но хотя она и признавала разумность этого строгого напутствия, чувство, что она предпочла бы навеки скрыться от людских глаз, по-прежнему не давало Кейт покоя.

Глава 17

Маленький столик уже стоял рядом с ее шезлонгом. Бретт уже пообедал, но распорядился, чтобы Кейт немедленно обслужили. Казалось, он не испытывал никакой неловкости в ее присутствии, словно прошлой ночи никогда и не было, но она была слишком смущена и слишком отчетливо помнила их недавнюю близость, чтобы заставить себя встретиться с ним взглядом. Вместо этого Кейт уселась в шезлонг, откинулась назад и прикрыла рукой глаза, сделав вид, что солнце светит очень ярко и она не может их открыть.

Бретт заполнил время светской беседой, спросив, удобно ли она устроилась и может ли он что-нибудь сделать, чтобы ее путешествие стало еще приятнее. Кейт вспомнила об ужасных часах, когда она не знала, куда деваться от скуки, и позабыла о своем смущении.

– Да, ты можешь кое-что сделать, – сказала она, выпрямившись и посмотрев Бретту прямо в лицо. – Мне нужно чем-то занять свободное время. Я провела целый час, обшаривая каждую щелочку в каюте в поисках книги или игры – хоть чего-то, чем можно занять себя. Я чуть с ума не сошла. Там нет даже иголки, чтобы починить порвавшееся кружево.

– Тебе хочется чинить порвавшееся кружево? – растерянно спросил Бретт.

– Конечно, нет, но я же не могу целыми днями только и делать, что дремать на солнце. Кроме того, за меня это никто не сделает.

– Я об этом не подумал, – согласился Бретт. Ему никогда не было скучно в море.

– Я тоже, – призналась она. – Я ничего не взяла с собой из дому, и никто не положил в чемодан книги, которые я позаимствовала у Валентины. Я сойду с ума, если не найду, чем себя занять. Мне, наверное, придется скрести полы, чтобы сохранить здравый рассудок.

– Ты не будешь делать ничего подобного, – отрезал Бретт, которому это отнюдь не показалось смешным. – Я поговорю с капитаном. У него наверняка есть парочка книг, которые ты можешь взять почитать, но не рассчитывай на многое. В море все заняты, и им недосуг развлекаться. Я уверен, до Гибралтара мы сделаем несколько остановок. Тогда мы сможем что-нибудь подыскать.

У Кейт загорелись глаза.

– Мы можем посетить магазин? – нетерпеливо спросила она. – Мне нужна одежда: платья, шляпки – в общем, почти все, на что хватит воображения.

– Боюсь, ты не найдешь там того, что хочешь купить. Портовые города маленькие, и там вряд ли есть что-то интересное, но когда мы вернемся назад, я обещаю, что мы совершим грандиозный набег на парижские магазины одежды, после которого нас еще много лет будут вспоминать. – Пытаясь смягчить ее разочарование, он добавил: – И мы осчастливим своим присутствием только самые дорогие магазины.

Но Кейт не собиралась позволить ему так просто отделаться от нее.

– Вот уж не думала, что ты будешь иметь что-то против, – сказала она с озорной усмешкой. – Неужели ты допустишь, чтобы твоя жена показалась на людях в таких лохмотьях? Особенно после того, как ты одевал своих любовниц. – Она едва не засмеялась, увидев, как он изумленно-неодобрительно нахмурился. – Возможно, ты этого не заметил, но даже горничная постыдилась бы надеть платья, которые ношу я. Ты, должно быть, слышал, как о них отзывалась Валентина.

– Твои шкафы будут забиты такими платьями, что Валентина лопнет от зависти, – сказал Бретт, к которому вернулось прекрасное расположение духа. – И я преподнесу тебе особенный подарок за то, что тебе пришлось так долго ждать.

Кейт посмотрела на него огромными, полными удивления глазами.

– Подарок? Ты собираешься сделать мне подарок?

Внезапно слезы выступили у нее на глазах и покатились по щекам. Она попыталась смахнуть их, прежде чем их заметит Бретт, но не успела.

– Что случилось? – в недоумении спросил он.

– Ничего, – отвернувшись, ответила она.

Но он взял ее за подбородок и, приподняв ее лицо, заглянул ей в глаза.

– Скажи мне правду. Почему ты заплакала?

– Я не знаю, почему, – сказала она, немного злясь на него за то, что он требует от нее объяснений. – Это так глупо. – Она громко, демонстративно шмыгнула носом. – Я так давно не получала подарков, что, полагаю, это оказалось для меня слишком большой неожиданностью. В детстве я часто получала подарки, но мать всегда оставляла все самое лучшее себе. После ее смерти я вообще ничего не получала. Мартин никогда никому не дарил подарки.

Будучи единственным ребенком и воспитываясь в доме, где все вращалось вокруг него, Бретт не привык думать о желаниях и счастье других людей, но с тех пор он достаточно узнал женщин, чтобы уяснить, что обращаться подобным образом с юной девушкой бесчеловечно.

– Все должны получать много подарков. Когда мы вернемся в Лондон и объявим о нашем браке, ты наверняка получишь столько подарков, сколько даже вообразить не могла. Они будут прибывать неделями, пока не заполнят весь дом. Ты скорее всего так устанешь, сочиняя благодарственные письма, что больше никогда не захочешь видеть серебряную оберточную бумагу.

– Не может быть, чтобы все было так ужасно, – засмеялась она сквозь слезы.

– Хуже! Но ты всегда можешь заставить Чарлза делать грязную работу. Он превосходно составляет опись вещей.

– Знаешь, ты действительно ужасный человек.

– Может быть, но не настолько ужасный, чтобы заставлять тебя ждать, пока мы не вернемся в Лондон, чтобы получить свой подарок. Как только мы причалим, мы перевернем вверх дном весь город, но найдем что-нибудь, что придется тебе по душе. Даже в рыбацком поселке должен быть хотя бы один приличный магазин.

52
{"b":"11099","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Без компромиссов
Голодный мозг. Как перехитрить инстинкты, которые заставляют нас переедать
Кровь, кремний и чужие
Могила для бандеровца
Знаки ночи
Инженер. Золотые погоны
Ненависть. Хроники русофобии
Сила мифа
Скандал у озера