ЛитМир - Электронная Библиотека

Первый помощник капитана невольно взглянул на Бретта и поспешно отвернулся. Но отчаяние лишь на короткое мгновение отразилось на лице Бретта. Его тут же вытеснила лютая ненависть к ухмыляющемуся варвару по ту сторону разделявшего их водного пространства, и он сдавленным голосом поклялся, что скорее убьет его, чем позволит ему добраться до Кейт.

– Олухи! Да что с вами? – крикнул Рейсули, снова придя в ярость. – Хотите из-за своего христианского благородства оказаться в аду? Отдайте мне девчонку и ступайте с миром. Найдете себе другую. – Но минутная нерешительность прошла, и экипаж занял свои позиции, приготовившись к бою. – Будь по-вашему! – крикнул Рейсули. – Теперь даже Аллах вам не поможет!

Он повернулся к своим людям и лающим голосом прокричал пару команд на арабском. Убедившись, что все готово к атаке, он снова повернулся лицом к кораблю.

– Смотрите не калечьте их слишком сильно! Порченый товар плохо продается. А мертвецы и вовсе не продаются.

Казалось, Рейсули разговаривает со своими людьми, но на самом деле эти слова предназначались его предполагаемым жертвам в надежде деморализовать их перед началом сражения. Он хрипло рассмеялся и указал шпагой на Бретта.

– Поосторожнее с этим здоровяком. Даже без девчонки я смогу выручить за него у какого-нибудь владельца сахарной плантации столько денег, что все путешествие окупится с лихвой. Каждый синяк стоит пятьдесят флоринов.

Он запрокинул голову и покатился со смеху. Несколько человек из его банды присоединились к нему, в то время как он расхаживал по палубе, отпуская скабрезные шуточки, доставлявшие пиратам огромное удовольствие.

– Я не понимаю арабского, – заикаясь, вымолвил обескураженный помощник капитана.

– Он обещает наградить их, если они возьмут нас в плен невредимыми, – перевел Бретт, который очень хорошо вес понял. – Рейсули – коварный злодей, и он, не колеблясь, убьет человека, но это может изменить дело. Скажите матросам, чтобы они не стреляли без крайней нужды. Нет смысла погибать ни за что.

И снова первый помощник капитана принялся сновать между матросами, но не успел он завершить обход, как корабли сблизились, и воздух огласился леденящими кровь криками пиратов, прыгавших со своего корабля на судно противника.

Несколько пиратов, которым слишком не терпелось получить награду, прыгнули слишком рано и сами свалились в воду, но атака первой волны пиратов была отбита, и они плюхнулись в холодное море вслед за своими товарищами. К всеобщему удивлению, Рейсули только расхохотался и принялся издеваться над своими людьми, плававшими в воде.

– Неужто вы допустите, чтобы эти мягкотелые христиане выставили вас на посмешище? Как вы вернетесь домой к своим женам, когда ваша гордость останется в море?

Еще несколько пиратов были бесцеремонно сброшены в воду, но когда корабли сцепились, экипаж больше не мог удерживать их. Пираты толпой взяли корабль на абордаж, и в считанные минуты палубу накрыл ковер из дерущихся мужчин. Отважно размахивая своим старым оружием, которое они видели в первый раз, матросы отчаянно сражались, пытаясь отбросить противника, но пираты были уверены в своем превосходстве числом и оружием, поэтому упорно бились, чтобы захватить корабль.

Чарлз доблестно сражался, но он не привык к таким усилиям, и вскоре удар огромного волосатого кулака свалил его с ног. Первый помощник капитана незамедлительно последовал за ним. Капитан пришел в сознание, но, увидев, что происходит, решил лежать там, где лежал.

Посреди бурлящей, дерущейся человеческой массы Бретт сражался как одержимый. Рейсули понимал, что тот был редкостным трофеем, и не спускал с него глаз.

– Полегче с ним, Асра! Нам не нужны кровавые раны! – крикнул он мускулистому человеку, наступавщему на Бретта. Но Бретт отразил удар, перерезав пирату сухожилие, так что тот, шатаясь, отступил к поручню. Глаза Рейсули сверкнули восхищением, в то время как он эффектно приземлился на палубу.

– Какой из него вышел бы пират! – поддел Рейсули своих людей, заняв позицию на носу корабля, откуда он мог управлять битвой. – Он сражается, как сущий дьявол! Наверное, это его женщина. – Он увидел, как Бретт сразил еще одного его человека. – Эти христиане такие эгоисты, когда дело касается женщин. Они не любят делиться.

Вскоре Бретт остался единственным дерущимся мужчиной: остальные либо были без сознания, либо находились в плену.

– Слабаки! – с отвращением выпалил Рейсули, продолжая издеваться над своими людьми за то, что они не могут справиться с Бреттом. – Вы просто безусые мальчишки по сравнению с этим разъяренным буйволом! Набрасываетесь на него втроем, а он все равно косит вас одного за другим. Неужели никто из вас не может его укротить?

Издевки Рейсули приводили пиратов в ярость, но число желающих отведать шпаги Бретта убавлялось с каждой минутой. Бретт сражался без устали, повернувшись спиной к ряду палубных кают, и один за другим осаждавшие его мужчины покидали поле боя, пока наконец хорошее настроение Рейсули не сменилось злостью.

– Идиоты! – взвизгнул он. – Если я не остановлю его, он поубивает вас одного за другим.

Разразившись потоком богохульных ругательств, он вскарабкался на крышу кают и кошачьей походкой двинулся вдоль крыши, пока не оказался прямо над Бреттом. Выждав момент, когда Бретт двинулся вперед, наседая на порядком изувеченного противника, он бесшумно спрыгнул на палубу. Шестое чувство предупредило Бретта об опасности, но он не успел увернуться от удара эфеса шпаги Рейсули и рухнул на палубу.

– Этот человек стоит дюжины таких, как вы, – сказал Рейсули, махнув шпагой в сторону пиратов. – Будь он моим напарником, я бы держал под пятой все Средиземноморье. Жаль, Что он христианин.

Рейсули расхаживал по палубе захваченного корабля, будете король. Это был невзрачный человечек маленького роста и весьма скромной физической силы, но он обладал жестоким и коварным умом, которому был обязан неоспоримой властью над своими невежественными, оборванными соплеменниками. Он получал жестокое удовлетворение, унижая своих пленников, когда те были беспомощны и готовы молить о пощаде, и теперь злорадствовал, нарочито медленно осматривая мужчин. Осклабившись в предвкушении, он подошел к моряку с внушительными мускулами и сказал:

– Хм-м, если тебя кастрировать, из тебя выйдет отличный евнух.

Матрос чуть не упал в обморок, а пираты, которым пришлась по душе непристойная шутка вожака, одобрительно загоготали.

Потом Рейсули подошел к красивому юноше с покатым подбородком и чистой кожей. Он грубо сорвал с него одежду, так что бедняга густо покраснел, наклонился и громко прошептал ему на ухо:

– Я знаю одного знатного турка, который отвалит уйму денег, чтобы заполучить тебя в свою постель.

Рейсули хрипло захохотал, увидев, как матрос побледнел и задергался, тщетно пытаясь вырваться из рук пиратов.

Разбойник поддел мыском сапога неподвижное тело Бретта.

– Это редкостный трофей.

Он поднял голову Бретта за волосы, а затем выпустил ее, так что она с глухим стуком упала обратно на палубу.

– С таким телосложением ему не грозит смерть от жары или переутомления. Это настоящее сокровище для какого-нибудь плантатора или его жены.

И он снова покатился со смеху.

Тут его настроение резко изменилось: ему не терпелось довести начатое до конца.

– Обыщите все закоулки этого корабля! – крикнул он пиратам. – Я хочу, чтобы через минуту девчонка была здесь.

Он нетерпеливо расхаживал по палубе, в то время как его люди бросились врассыпную и принялись обыскивать корабль от носа до кормы.

Когда беспокойные ноги привели Рейсули к месту, где лежал капитан, мужчина поднял голову и тихо заговорил по-арабски:

– Тебя послал дей? Он отдал тебе мои деньги?

Рейсули застыл на месте: его внимание было сосредоточено на лежащем, но взгляд по-прежнему был устремлен вперед.

– Я ни на кого не работаю, – прошипел он.

– Я послал сообщение с Гибралтара, чтобы предупредить дея об этом мужчине.

63
{"b":"11099","o":1}