1
2
3
...
20
21
22
...
62

– У нас такое же право осуществить свою мечту, как у тебя, Каро. Ты так не думаешь?

– Да-да, ты права. Но мне нравится думать – то есть я должна в это верить, – что моя мечта осуществима. Тогда как ваша…

– Глупая трата времени, – закончила Энн, скептически взглянув на сестру. – У тебя было несколько часов, чтобы сделать наброски. Ты уже решила, в каком позе ты будешь писать лорда Закери?

В такой, какую он вряд ли примет на публике.

– Нет. Я все еще его изучаю.

Энн посмотрела на сестру долгим взглядом, и Кэролайн стоило больших усилий не покраснеть.

– Не беспокойся, Каро. Я записала на тебя три дня по два часа утром на этой неделе и еще два часа днем в пятницу. Но за это время ты должна подготовиться к тому, что он будет тебе позировать и ты начнешь писать портрет маслом. А у нас будет много времени, чтобы проводить его с лордом Закери.

Она не будет готова до тех пор, пока не избавится от мыслей о его голой груди.

– Да, конечно. Я не хотела быть эгоисткой.

– Я знаю. Ты просто одержима своей мечтой, – улыбнулась Энн. – Так что у тебя будет пять дней, чтобы закончить портрет, и все еще останется время, чтобы отослать его месье Танбергу. И смею заметить, что у тебя даже будет время поехать на бал в Троубридж и присутствовать на нашем балу в честь лорда Закери.

Кэролайн вздохнула. Какими бы ужасными ни были обстоятельства, Энн права. У каждой из сестер будет шанс осуществить свою мечту, хотя Кэролайн считала, что шансов у них нет. А у нее есть время, чтобы закончить портрет и отослать в Вену к сроку.

– Ты права, – с натянутой улыбкой ответила она. – Возможно, я даже буду танцевать вальс.

Закери придерживал Саграмора, внимательно наблюдая за Джулией Уитфелд, которая очень неуверенно держалась в седле. На самом деле оказалось, что Джулия никогда раньше не ездила верхом самостоятельно. Как правило, поводья держал грум либо ее вообще привязывали к седлу.

– У вас замечательно получается, – сказал Закери, подъехав совсем близко, чтобы успеть подхватить Джулию, если она начнет падать.

– Мне нравится ездить верхом, – заявила она и тут же, почти потеряв равновесие, так натянула поводья, что Дейзи попятилась. – Черт! Какая непослушная лошадь.

– Может, она нервничает из-за Саграмора. Давайте я поведу Дейзи, чтобы она немного успокоилась.

– Вы такой заботливый.

Закери взял поводья и повел лошадь по лесистой тропе. Позади на расстоянии нескольких ярдов ехал грум – достаточно близко для приличия и достаточно далеко, чтобы их услышать, так что Закери решил, что ему померещилось, будто грум засмеялся.

– Вы рассказывали мне о недостатке неженатых молодых мужчин в округе, – сказал он, наблюдая, как судорожно она держится обеими руками за луку седла.

– Это правда. И все такие скучные. Правда, не все. С некоторого времени.

Чудесно. Он научился этой стратегии во время беседы со Сьюзен.

– Мне остается только сожалеть, что я, как будущий солдат, не могу ухаживать ни за одной из вас.

– Но…

– Я никогда бы не пренебрег мнением вашего отца. Расскажите, кто ваш любимый ухажер. У такой хорошенькой девушки, как вы, должен быть поклонник.

Джулия хихикнула:

– Один, может быть, и есть. Но вы уверены, что пойдете служить в армию? Папе никогда не понравился бы солдат.

– Уверен. И к тому же я третий сын в семье. Как же зовут счастливчика?

– Не скажу. Сами догадайтесь.

– Я никого не знаю в Троубридже. Ну хотя бы намекните.

– Хм. У него свое дело в городе.

Он уже достаточно изучил повадки сестер Уитфслд, чтобы понять, что сначала они выбирают объект для обожания, а потом начинают все вместе его обхаживать. Поэтому он догадался, кто должен быть владельцем этого дела.

– Случайно, не Мартин Уильяме?

– Вы догадались? Он такой красивый, и отец оставил ему большое наследство.

– Только не говорите мне, что за вами не ухаживал кто-либо еще, мисс Джулия.

– Да, на балах меня всегда приглашает танцевать Питер Редфорд. Он довольно красив, но он сын викария. А я не хочу быть невесткой викария или женой будущего викария.

Но если девушек семь, какой-нибудь из них придется выйти замуж за будущего викария. И Питер Редфорд определенно нравился Джулии.

– А эти джентльмены догадываются, что они вам нравятся?

– Господи, откуда мне знать. Я всегда стараюсь не пропускать ни одного танца.

Закери скрыл улыбку.

– А с офицерами вам разрешается танцевать?

– Папа не может этому препятствовать. Это было бы невежливо, ведь так?

– Конечно. – И бедняге будет трудно удержать от танцев семь дочерей. Интересно, а Кэролайн танцует? Будет приятно пригласить ее и иметь возможность прикоснуться к ней.

Джулия покачнулась в седле, но успела предотвратить падение, схватившись за гриву Дейзи. Закери сделал вид, что ничего не заметил. Он не хотел, чтобы она изображала несчастный случай только для того, чтобы упасть в его объятия.

– Надеюсь, что вы танцуете, лорд Закери.

– Не сомневайтесь, мисс Джулия. Ничто не помешает мне танцевать с вами. И называйте меня Закери, пожалуйста.

– Спасибо, Закери. И поскольку бал у нас дома будет еще более великолепным, чем в Троубридже, у нас будет не менее четырех вальсов. На один вы пригласите меня, Закери, договорились?

– Договорились.

Он незаметно глянул на свои карманные часы. До конца отведенного Джулии времени оставалось десять минут. Потом по расписанию у него должен был быть пикник с Энн. Он понятия не имел, какие у сестер планы на оставшейся день, но, очевидно, его время будет поделено между Джоанной, Грейс и Вайолет. Хорошо бы одна из них выбрала рыбалку, но если они столь же искусны в ловле рыбы, как Джулия в верховой езде, удовольствие он вряд ли получит.

– Который сейчас час, Закери?

– Без десяти одиннадцать.

– Черт! Мне полагается больше времени, потому что мне пришлось ждать, пока Стедман оседлает Дейзи.

Закери чуть было не предложил Джулии, чтобы в следующий раз она заранее продумала, как с пользой провести отведенное ей время, но Джулия не обладала умом Кэролайн, и ее было неинтересно поддразнивать. С другой стороны, только Сьюзен созналась, что они его поделили, и сейчас он об этом не знал бы.

– У нас весь день впереди, не так ли? Ваш отец рассказал мне, что за пастбищем есть восхитительные тропы для верховой езды с небольшими преградами. – Он все же не удержался, чтобы немного не подразнить ее.

– С преградами? – пискнула Джулия. – Знаете, мне кажется, Энн готовит для вас какой-то сюрприз. Может, нам стоит вернуться домой?

Если учесть, что они проехати всего милю да и ту черепашьим шагом, возвращение будет не столь уж трудным.

– Как пожелаете.

Они повернули обратно. Ухмыляющийся Стсдман все также следовал за ними на некотором расстоянии.

Первое, что увидел Закери в проеме каменной стены, отделявшей дом, сад и конюшни от остального поместья, была корзинка для пикника. Потом – поля розовой шляпки и, наконец, круглое улыбающееся лицо Энн.

– А вот и она, – тихо пробормотала Джулия. – Могла бы дать мне еще пять минут в конюшне.

– Добрый день, мисс Энн, – улыбнулся Закери и в знак приветствия приложил руку к шляпе.

Закери пришел к выводу, что внимание со стороны такого количества привлекательных девушек было не таким уж и неприятным – особенно теперь, когда они не наваливались на него всем скопом. Если бы их намерения не были так безнадежно прозрачны и если бы они не были сестрами, которых он поневоле сталкивал лбами, он наслаждался бы ситуацией. Впрочем, не менее интересным было сделать этих девушек привлекательными для других джентльменов.

– Лорд Закери. – Энн присела в реверансе. – Надеюсь, вам понравятся прогулка и пикник на берегу пруда.

– Звучит замечательно. Разрешите мне проводить мисс Джулию до конюшни и…

– Нет-нет, – проворчала Джулия. – Стедман, возьми поводья.

Стедман подъехал, и Закери вручил груму поводья, а с ними отдал ему на попечение Дейзи и ее всадницу. Чтобы не дать Джулии передумать, он спрыгнул на землю и бросил поводья Саграмора все тому же Стедману. Потом поклонился Джулии:

21
{"b":"111","o":1}